На своем опыте

На прошлой неделе законопроект о противодействии домашнему насилию раскритиковал Президент Александр Лукашенко: «Все это дурь, взятая прежде всего с Запада... Мы будем исходить исключительно из собственных интересов, наших белорусских, славянских традиций и нашего жизненного опыта». Представители различных конфессий также имеют здесь свое мнение и настаивают, чтобы их голос был услышан. В частности, митрополит Минский и Заславский Павел заявил, что нужно избежать перегибов, какие случаются в некоторых странах. Надо сказать, с самого начала, когда только появилась идея о создании такого закона, у нее были оппоненты. Они считали, что правовой базы для борьбы с семейным насилием у нас вполне достаточно, ее нужно лишь подкорректировать, ничего не меняя идейно. А главное — что чужой опыт далеко не всегда применим. Спорить с этим трудно. Особенно когда смотришь, во что вырождаются в мире институт семьи и базовые человеческие ценности. «Патриархальный уклад» — словосочетание, похоже, уже абсолютно ругательное.

Возьмем для примера взаимоотношения отцов и детей. Чаще всего тут вспоминают жесткую ювенальную политику скандинавских государств. В первую очередь Норвегии. Идеальной страны, чтобы встретить старость. И отличной, чтобы сколотить капитал, пока еще не обременен семьей, иронизируют иммигранты в первом поколении. Потому что где–то посередке между двумя этими замечательными жизненными периодами возникает постулат «права ребенка всего превыше». То есть он должен расти так, как захочет, родители же обязаны только донести, как устроен мир. О правах твердят и в школе, призывая информировать, если что не так. А не так может быть что угодно! Тем более с точки зрения ребенка мнительного, обидчивого или в подростковом возрасте. Либо по мнению соседа, ценящего тишину и комфорт. И родителям придется оправдываться. И хорошо, если удастся отбиться от ювенальной юстиции... Иными словами, семья — больше не личная территория. Не индивидуальный организм, в котором не разберешься с наскока. Нет, теперь это скорее уже механизм, который должен полностью поддаваться учету, контролю и стандартизации. Не кажется ли вам такая философия гораздо более пагубной, чем легкие перегибы в другую сторону? Ведь что в результате? Дети учатся манипулировать, соседи — высокомерно диктовать. Все это страшно далеко от понятия «семейное счастье». Неудивительно, что случаи изъятия под сомнительным предлогом детей из скандинавских семей периодически обсуждают то в Европейском суде по правам человека, то в Комитете ООН по правам ребенка...

Речь вовсе не о том, чтобы закрывать глаза на семейное насилие и опускать руки. А о том, чтобы на чужом опыте видеть другую сторону медали и искать для себя компромисс. Не зря же мнения и в интернете по поводу проекта закона о домашнем насилии в той части, что касается детей, так сильно расходятся. Вплоть до «сейчас такие пошли детки, что порой без пары каких подзатыльников просто не могут понять, «что такое хорошо и что такое плохо». Безусловно, это нам, родителям, прежде всего укор: почему не можем воспитать достойно? Почему допускаем истерики «купи–купи!», от которых содрогаются магазины? Но это дело опять–таки опыта. Своего, не чужого. Не из книжек и не от мамочек из ближайшей песочницы. Тут лучше всего помогает мудрость старшего поколения, бабушек и дедушек. Того самого, «морально устаревшего», патриархального. Которому просто дико слышать про права ребенка, возведенные в абсолют. Было бы иначе, наверное, мы, их дети, сами в этой жизни мало чего бы добились.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
1.1
Загрузка...
Новости