Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Бобруйчанин, жестоко расправившийся с двумя девушками, приговорен к смертной казни

На суде убийца плакал: «Прошу не лишать меня жизни»

Трагедия, произошедшая 20 июля 2018–го в доме по улице Лынькова в Бобруйске, потрясла всю страну. 36–летний неработающий Александр Осипович зверски расправился с девушками, одной из которых было 26, другой — 27 лет. Перед смертью те успели позвонить в милицию, но не смогли назвать точный адрес... Когда оперативники, прочесав район, отыскали нужную квартиру, их глазам предстало страшное зрелище: на теле одной из погибших эксперты насчитают 77 ран, другой — 16.


На суде гособвинитель — прокурор Могилевской областной прокуратуры Ольга Иванова — просила для изверга высшую меру наказания — расстрел. Дескать он, не единожды судимый, не встал на путь исправления, в момент расправы над Олесей и Кристиной осознавал, что творит. К тому же планировал расчленить тела. Александр это отрицал, давил на жалость — у него травмы головы, не раз терял сознание. Божился, что раскаивается, просил не лишать его жизни, «дать возможность работать и выплачивать иск пострадавшим». В итоге вчера суд Бобруйского района и города Бобруйска постановил: приговорить изувера к смертной казни. У него есть 10 дней на обжалование приговора.

Осипович Александр, частично признавший вину, так и не смог объяснить, что стало причиной столь чудовищной агрессии. Уверял, что в гости девушки напросились сами — одна из них подошла к нему в кафе, и, хотя он ее якобы «отшил», когда около 4 утра засобирался домой, она окликнула его снова: «Подвези нас с подружкой, нам ведь по пути». Так ли было на самом деле, сами девушки уже не расскажут. Но в такси они сели вместе. Вели себя, по словам водителя, адекватно. Тормознули его на заправке, купили пива, после чего он доставил их на Лынькова. Так Олеся и Кристина оказались в злополучной квартире, где постоянно никто не живет — она принадлежит матери Александра. А около 7 утра гостьи в ужасе уже звонили в милицию. От аудиозаписи разговора, озвученной в суде, мороз по коже. В трубке — рыдания: «Мы закрылись в ванной... все в крови... Дом... Не знаю... Лынькова... в начале улицы... или в середине... или в конце... Девятиэтажный... Определите по номеру... Боже, разнесет все, нас убьет... Мы вдвоем с девочкой». И уже другой женский голос: «Этот человек... Он нас встретил с топором...» Дальше истошные крики и — обрыв связи. Больше телефон не отвечал. Поднятые по тревоге оперативники прочесывали девятиэтажные дома на Лынькова, проверяли квартиры. Но, как позже выяснится, подруги, угодившие в логово Осиповича, неправильно назвали адрес, и эта фатальная ошибка стоила им жизни.

Протокол осмотра места происшествия и вовсе похож на сценарий фильма ужасов: «На молотке бурое вещество и волосы... В мусорке фрагменты волос, пропитанное бурым веществом полотенце, в ванной в ведре замочены шорты, запятнанные бурым веществом (в них Осипович был в день убийства. — Авт.)... И два изуродованных тела — одно над другим...»

В ходе следствия и на суде Александр ссылался на провалы в памяти. Дескать, был нетрезв — 19 июля выпил литра 4 пива, после чего, взяв у сожительницы 70 рублей, пошел в кафе, заказал еще: «Не помню 70 процентов произошедшего после». Вспоминать пришлось:

— Когда ночью приехал на Лынькова на такси, девушки увязались за мной, хотя я их не звал, отношений не хотел... Дома выпили пива, а когда утром я стал собираться на работу, обнаружил, что нет ключей. Пока искал, они хохотали. Ударил одну — чтоб перестала. Тогда они признались: ключи выкинули в окно. Пошел искать. Вернувшись, обнаружил — одна из девушек шарит по трюмо. Увидев меня, обе спрятались в ванной. Попытался открыть дверь, хотел их выгнать... Когда ворвался, Олеся напала на меня с молотком.


Отняв молоток, Осипович обрушил его на Олесю... Божится — «ударил раз 7». На деле — более 70. Потом расправился с Кристиной: «Она как–то проскочила на кухню, схватила нож, кричала, что завалит меня. Схватил ее, ударил ножом в шею, потом — в голову».

На суде мама Кристины расскажет: 19–го они общались по телефону, договорились назавтра встретиться — она планировала приехать к дочке из Глусского района. В Бобруйске Кристина снимала квартиру. Но, как выяснится в ходе следствия, забыла на работе ключи и, возможно, не решилась поздним вечером тревожить хозяев жилья, чтобы попросить дубликат. Родную сестру тоже беспокоить не захотела, ведь у той маленькие дети. Мать бобруйчанки Олеси вспомнит: «19–го вечером дочь по мобильному сказала, что встретила знакомую, они купили пиццу и скоро будут дома. Спросила, можно ли этой девочке у нас переночевать. Я разрешила, ждала их, а потом уснула. В очередной раз набрала дочь в 5 утра, обнаружив, что она так и не вернулась, но телефон был недоступен». У Олеси 19–го был первый рабочий день, Кристина получила зарплату, а кафе, где они встретились с Осиповичем, — рядом с магазином, где она трудилась. Роковое стечение обстоятельств.

На суде близкие девушек плакали. «Олеся весила килограммов 40 — маленькая, хрупкая, как ребенок, — сокрушалась ее подруга. — Да, характер был не подарок, но разве можно за это убивать?!»

Александр смог. Бросив девушек истекать кровью, лег спать. Проснувшись и обнаружив два трупа, по его словам, «хотел повеситься, но не нашел веревку». Потом раздел убитых — «чтобы кровь на пол не стекала», вынес их одежду на мусорку. Взял в магазине 1,5 литра пива, несколько упаковок больших черных пакетов... На вопрос судьи Могилевского областного суда Михаила Мельникова, чего ему в жизни не хватало: «У вас ведь есть женщина, мать квартиру оставила» — Осипович ответил кратко: «Мозгов».

Женщина, с которой он прожил около года, с Александром познакомилась в соцсетях. Что кавалер судимый, ее не смутило, верила — с ней он исправится, станет хорошим человеком: «Отклонений в поведении не замечала. Нежный, заботливый... Ссорились редко, только когда он выпивал. 19–го тоже пришел с работы выпивший, начался конфликт, он ушел, ночевать не вернулся».

«Добрый, внимательный, к женщинам агрессии не проявлял», — так же характеризовали Осиповича его сестра и мать. Между тем у «добряка Александра» — богатое уголовное прошлое. Судим за хулиганство, кражу, грабеж, злостное хулиганство, причинение тяжких телесных повреждений. В колониях провел 11 с половиной лет. Освободившись, устроился в частную фирму сборщиком окон, а в июле 2018–го был задержан уже по подозрению в убийстве двух лиц, совершенном с особой жестокостью. Теперь убийца понесет заслуженную кару. Но матерям погибших от этого не легче — дочерей, которые могли бы выйти замуж, родить им внуков, уже никто никогда не вернет.

kislyak@sb.by

Фото Александра АНТАШКЕВИЧА.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...