На развилке истории

Какое будущее нас ждет

Какое будущее нас ждет

Многое из того, о чем лет пятьдесят назад только мечтали писатели-фантасты, уже стало реальностью. Семимильными шагами идут вперед электроника, медицина, биология, физика и другие отрасли науки. Однако спокойнее в мире не стало. Планету сотрясают локальные военные конфликты, оружие становится более изощренным, обострилась борьба за энергоресурсы, совершают свои вылазки террористы, нарушено экологическое равновесие, ученые то и дело пугают обывателей возможными природными катаклизмами или “сюрпризами” из космоса вроде падения астероида. Что же таит для нас наибольшую угрозу? К чему готовиться и какие тенденции будут доминировать в мировом общественном развитии? Об этом рассуждает декан факультета международных отношений БГУ, профессор Виктор ШАДУРСКИЙ.

О либерализме

— Виктор Геннадьевич, нынешний год не раз упоминался в прогнозах политологов, экономистов, климатологов как год непростой, чреватый социальными, политическими и природными катаклизмами. Вдобавок ко всему астрофизики обещают, что в этом году к Земле вплотную подойдет облако кислотной пыли, а это также не сулит нам ничего хорошего. Как вы относитесь к подобным предсказаниям?

— Как ни странно, но в данном случае я больше склонен прислушиваться к мнению астрофизиков, изучающих космические процессы на научной основе, нежели к прогнозам политологов. В астрофизике разбираются редкие специалисты, а вот на темы политики, истории, экономики любят рассуждать многие.  Дело в том, что сенсационные, алармистские прогнозы всегда более популярны в обществе, нежели серьезные и спокойные исследования. На мой взгляд, в глобальном масштабе ничего страшного в этом году не произойдет. Хотя определенные проблемы для отдельных стран, а возможно, и регионов не исключены. Например, вывод американских войск из Афганистана, сложности урегулирования сирийской проблемы, противостояние в Украине и так далее.

— И все же, в чем вы видите сегодня главную опасность для человечества?

— Мне кажется, основные  вызовы содержатся в кризисе  общественного сознания, дезориентации морали, которые отстают от достижений научно-технического прогресса. Американский философ Френсис Фукуяма в своей книге “Конец истории и последний человек” утверждал, что западная либерально-рыночная модель достигла своего совершенства и все народы будут к ней тянуться. Что на деле? Миром по-прежнему правят стремление к богатству и потребительству, жажда власти, агрессия. Появились новые “угрозы” — виртуальное общение все больше вытесняет реальное, становятся нормой жесткий индивидуализм, однополые браки, суррогатное материнство, уже возможно клонирование. Это вызывает серьезный протест у приверженцев традиционных ценностей и моральных норм. Возникает вопрос: где пределы  либерализма, изменений в морали? Как соотносятся между собой прогресс и личная свобода? Увы, наступившая постиндустриальная эпоха только добавила проблем. Если первая индустриальная революция “въехала” в мир на паровозе, двигателями второй стали нефть и электричество, то символами третьей выступили информационные технологии со всеми вытекающими последствиями. Одно дело, если, предположим, хакеры взломали банковские счета, и совсем другое, когда под угрозой оказываются шифры Пентагона. Компьютерные атаки на электросети или водопроводные станции могут иметь более серьезные последствия, нежели обычные нападения. Не случайно США, Германия, Израиль тратят миллиарды долларов на совершенствование защиты от киберугрозы. По сути, человечество оказалось на развилке пути: либо развитие технологий и науки уничтожит нашу планету, либо поможет справиться со всеми проблемами, которые люди сами себе создали. Понятно, что для этого нужно кооперировать усилия, но беда в том, что не все в этом заинтересованы, поскольку острая конкуренция и стремление к максимальной прибыли не всегда совместимы с честным партнерством. 

О новом миропорядке

— Не означает ли все это, что мы подошли к некоему цивилизационному кризису, разрешение которого, как говорят некоторые эксперты, возможно только через третью мировую войну?

— В классическом понимании война “стенка на стенку”, коалиция государств на коалицию, конечно, вряд ли возможна. Государства стали слишком зависимы друг от друга финансово и экономически, и войны уже давно перешли в СМИ и банки, на рынки и биржи. По большому счету, нынешний кризис порожден несколькими диспропорциями. Это противоречия между безудержным ростом производства-потребления и имеющимися ресурсами, возможностями экосистемы Земли, между бедными, развивающимися, и богатыми странами и, как следствие, между бездуховностью “свободного рынка”, основанного на власти денег, и нравственными традициями.

— Каковы же возможные варианты разрешения этих дисбалансов? 

— Для этого надо умерить алчность транснациональных и национальных воротил экономики. Нужно менять ситуацию, когда огромные финансы контролируются единицами  и не только не работают на благо общества, но и усугубляют ситуацию. Для успешного  дела важны определенные установки, цели, мотивация, свежие идеи и творческое мышление, и форма собственности тут роли не играет. Безусловно, для решения назревших проблем необходим новый миропорядок, но формироваться он будет не под влиянием глобального столкновения, а за счет перераспределения центров силы на мировой арене. Если в предыдущие столетия росла экономическая мощь стран Запада, то в последние десятилетия наблюдается обратный процесс: в мировом ВВП растет доля развивающихся стран, Китая и Индии. А это значит, что экономическим ядром мира может стать Восточная и Юго-Восточная Азия.

О геополитике

— Насколько повлияет на геополитический расклад сил ожидаемое появление на мировой арене нового игрока — Евразийского экономического союза Беларуси, России и Казахстана? 

— Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно посмотреть, что происходит сегодня в Украине. События последних дней отчетливо продемонстрировали, что это уже далеко не мирный протест оппозиции. В столкновениях с правоохранителями участвуют хорошо подготовленные люди, укомплектованные не хуже представителей спецподразделений. Похоже, что сегодня в Украине не без помощи внешних сил отрабатывается технология насильственного свержения власти. Подобные попытки раскачать ситуацию имели место и в других постсоветских странах. Это говорит о том, что борьба за территорию бывшего СССР продолжается. Россия по-прежнему оценивается США и их европейскими союзниками как главный геополитический противник, поэтому ставится задача любой ценой не допустить ее усиления, в том числе за счет возможного расширения евразийской интеграции. Но я убежден, что Украина в любом случае останется важнейшим партнером Беларуси. Более того, логика развития такова, что границы между ЕС и Евразийским союзом будут постепенно стираться. У нас мощная сырьевая и промышленная база, трудовые ресурсы и научный потенциал, у них — технологическая привлекательность и так далее. Поэтому формула “интеграции интеграций” вполне жизнеспособна, и в перспективе Евразийский экономический союз будет восприниматься в мире как формат единой Европы, часть единого европейского рынка.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости