Надо быть осторожнее: узнали, кто в топе самых травмоопасных профессий и почему

На работе нужно гореть, а не сгорать

Когда речь заходит о полученных на работе травмах, на волю случая, как правило, их списать не удается. Ситуации типа шел — поскользнулся — очнулся — гипс, то есть в произошедшем нет ни вины самого человека, ни его работодателя, достаточно редки. В стране сформировался стабильный топ специальностей, представители которых чаще других получают увечья, инвалидность и самое страшное — лишаются жизни. Кто, как и почему становится жертвой производственного травматизма и реально ли его минимизировать, корреспонденту «Р» рассказал первый заместитель директора Департамента государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты Александр Семич.

Что общего у плотника и повара?

Список отраслей — лидеров по несчастным случаям и травматизму возглавляет строительство. На втором месте — лесоводство и лесозаготовки, на третьем — растениеводство, животноводство и охота. Высокий уровень травматизма также в системе ЖКХ, промышленности и на транспорте. Что касается сфер деятельности, где травматизма меньше всего, — это наука, информационное обеспечение, связь, культура.

На любой работе надо соблюдать меры безопасности.

А если рассматривать ситуацию с точки зрения конкретных профессий, то в числе самых травмоопасных специальностей — водители и трактористы. Причем речь идет не о дорожно-транспортных происшествиях, как может показаться на первый взгляд. Сломанные и оторванные конечности, черепно-мозговые травмы и случаи гибели — результат работы с механизмами, подготовкой транспортного средства.

Чаще теряют здоровье и жизнь на работе животноводы, подсобные рабочие, доярки, электромонтеры, плотники и уборщики, каменщики, сторожа, повара и вальщики леса.

— Во-первых, у них преимущественно ручной труд. Во-вторых, представители этих специальностей зачастую работают обособленно, изолированно, —
объясняет попадание в печальный перечень Александр Семич. — Это затрудняет контроль за выполнением правил безопасности. Ведь на заводском конвейере, например, несколько человек, их действия видит начальник смены или мастер: работают ли они в средствах индивидуальной защиты, следуют ли безопасным технологическим алгоритмам,  можно вовремя заметить и исправить нарушение. А ушедший «в поля» — сам себе начальник и контролер.

22-летний повар столичного ресторана приготовил облепиховый морс. Нужно было дождаться, пока он остынет до комнатной температуры, чтобы потом окончательно остудить напиток в холодильной камере. О том, что горячим его перемещать нельзя, специалист, который трудился всего три месяца, не знал, а поскольку коллеги в это время были заняты готовкой, молодой повар самостоятельно перелил морс в 36-литровую пластиковую бочку (вместо металлической) и, не закрыв ее крышкой, попытался передвинуть в соседнее помещение. В дверном проеме бочка застряла, стенки ее прогнулись, парень попытался подтолкнуть емкость — и та опрокинулась. Повар упал в обжигающую жидкость. Неопытность стоила работнику серьезных ожогов. Впрочем, и опытные коллеги подкачали: не обучили его технике безопасности, не составили технологической карты.

Нулевой травматизм и человеческий фактор

Сейчас в стране популяризируется так называемая концепция нулевого травматизма, когда несчастные случаи и травмы сводятся к минимуму. Существуют ли предприятия, где концепцию удается воплотить в жизнь, хоть по своему статусу их относят к опасным? По данным Белгосстраха, на более чем 3500 таких производствах с численностью работников больше 100 на протяжении двух последних лет не было подобных инцидентов. Можно ли достичь нулевого травматизма в течение пятилетки или десятилетия?


Для этого прежде всего надо уменьшить влияние человеческого фактора. Почти 80 процентов травм и несчастных случаев происходят по вине нанимателя, самого работника или того и другого. А там, где неосторожность, невнимательность или халатность правят бал, завидная стабильность может прерваться в любой момент.

Более 40 процентов жертв, погибших на рабочем месте, — со стажем от 5 до 20 лет, а еще около 20 процентов — свыше 20 лет. То есть это люди, которые прошли десятки инструктажей и проверок по охране труда, которых, казалось бы, ночью разбуди — расскажут, как надо работать, чтобы не навредить своему здоровью. Но в реальной ситуации правилами пренебрегают: то хочется побыстрее, то неудобно… Уверенность, что со мной, мол, бывалым, все прокатит, увы, берет верх над бдительностью.

Глубина легкомысленности

В делах по расследованию несчастных случаев и травматизма из года в год фигурируют типичные ошибки. Специалист приводит пример распространенной погрешности при работе в глубоких траншеях, которую допускают строители, работники жилищно-коммунального хозяйства и дорожно-мостовой службы:

— В зависимости от вида грунта, работающей рядом техники и других факторов траншею разрешается рыть строго вертикально только до определенной глубины. Дальше возникает угроза обрушения почвы, поэтому углубляться следует уже с уклоном. Если по каким-то причинам такой вариант не устраивает, необходимо укрепить стенки траншеи, например щитами. Это дополнительная работа, которая требует времени, поэтому ее игнорируют. Спускается человек на пять метров вниз, думает, немножко поработаю лопатой, зачищу как надо и назад. А когда лопату в ход — его накрывает с головой. Случалось, когда сразу несколько работников оказывались погребенными заживо.


Из-за этих самых неукрепленных откосов траншеи недавно завершилась трагически прокладка сети канализации в одном из районов Могилевской области. Составляя проект строительно-монтажных работ, никто не рассчитал угол откосов с учетом нагрузки от экскаватора и грузовиков, не проинструктировал рабочих, а те плюс ко всему приступили к работе еще и пьяными. В одном месте грунт стал быстро осыпаться и образовалась выемка. Внимания на нее не обратили — убрали песок, и все. В итоге на одного из рабочих рухнула часть дороги вместе с асфальтным покрытием. Бросились все откапывать — но было поздно: человек получил травмы, несовместимые с жизнью.

Рубль карает и стимулирует

Очевидно, что личную ответственность за выполнение правил безопасного труда нужно усиливать. Практику лишения материальных выплат за нарушения сегодня применяют широко. На многих производствах используется система талонов: если допустил нарушение — у работника изымают один талон, что влечет за собой внеплановый инструктаж и лишение части премии. Если «согрешил» повторно — забирают второй, а вместе с ним проводят внеплановую проверку знаний и еще серьезнее наказывают рублем. В конце концов, человека, оставшегося без талонов, могут уволить. Правда, последнее время специалисты говорят о том, что эффективнее не только наказывать нерадивых, но и поощрять добросовестных, развивать хорошее в человеке. И на некоторых производствах система стимулирования успешно реализуется.

Например, на одном из крупных предприятий Гродно в конце года дают премии за соблюдение правил безопасного труда. Если в цеху за этот период не было просчетов, то все его работники получают премию. Если случился хотя бы один — не получают. При таком подходе включается коллективная ответственность и даже сам по себе возникает общественный контроль. Коллега не надел средство индивидуальной защиты — его товарищ тут же напомнит: ведь он не хочет из-за кого-то остаться без премии. К слову, на этом предприятии последние два года не было случаев травматизма, хотя до внедрения практики случалось и непоправимое.

ЦИФРА

По оперативным данным, за январь — август 2020 года в Беларуси 433 человека получили тяжелые производственные травмы. Это на 59 меньше, чем за аналогичный период прошлого года. А вот по снижению смертельных случаев статистика пока так не радует: 95 человек погибли, что только на одного меньше, чем годом раньше.

kozlovskaya@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ , Алексей ВЯЗМИТИНОВ