На пике карьеры предстал перед судом преуспевающий предприниматель, бывший депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь второго созыва

Уроженец Горовых успешно покорял должностные «горы» Николай Скутов родился в деревне Горовые Витебской области в начале 1951 года. Деревенский парень получил высшее образование и многого достиг в своей жизни. Уроженец Горовых успешно покорил многие должностные «горы». Назову лишь некоторые. Будучи молодым и перспективным руководителем, Николай Григорьевич работал главным инженером Минского отделения Белорусской железной дороги. Затем возглавил отдел транспорта Минского горисполкома, стал управляющим делами Госэкономплана БССР. В постсоветские времена Скутов переключился на бизнес. Занимал должности генерального директора белорусского представительства закрытого акционерного товарищества «Торговый нефтяной дом» и президента совместного белорусско-российско-украинского общества «БелРосУкрнафта».
Уроженец Горовых успешно покорял должностные «горы» Николай Скутов родился в деревне Горовые Витебской области в начале 1951 года. Деревенский парень получил высшее образование и многого достиг в своей жизни. Уроженец Горовых успешно покорил многие должностные «горы». Назову лишь некоторые. Будучи молодым и перспективным руководителем, Николай Григорьевич работал главным инженером Минского отделения Белорусской железной дороги. Затем возглавил отдел транспорта Минского горисполкома, стал управляющим делами Госэкономплана БССР. В постсоветские времена Скутов переключился на бизнес. Занимал должности генерального директора белорусского представительства закрытого акционерного товарищества «Торговый нефтяной дом» и президента совместного белорусско-российско-украинского общества «БелРосУкрнафта». Николай Григорьевич и депутатом парламента стал, судя по всему, для того, чтобы легче, с большим эффектом решать многочисленные коммерческие вопросы. Законы «О государственной службе в Республике Беларусь», «О статусе депутата Палаты представителей, члена Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь» и «О мерах по борьбе с организованной преступностью и коррупцией» налагали запрет на то, чтобы находящийся на государственной службе Скутов (после избрания депутатом он стал заместителем председателя Постоянной комиссии по промышленности, топливно-энергетическому комплексу, транспорту, связи и предпринимательству Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь) занимался предпринимательской деятельностью. Но Николай Григорьевич через своих доверенных лиц - Николая Рябова, Елену Смыкову, а также сына Андрея использовал свои служебные полномочия для предоставления покровительства СЗАО «Евроэкосервис», одним из учредителей которого являлась жена Николая Григорьевича, которая имела 21 процент доли в уставном фонде общества. Зарабатывал индульгенцию? Арестовали Николая Скутова вскоре после того, как закончились его депутатские полномочия. Николай Григорьевич, правда, горел желанием продлить их еще на четыре года. Но Центризбирком Беларуси подтвердил решение Поставской окружной избирательной комиссии об отказе в регистрации его инициативной группы. Не стало депутатской неприкосновенности - пришлось отвечать недавнему законодателю за допущенные им нарушения закона. Конечно же, депутат Скутов постоянно сознавал, что действует противозаконно, а его парламентские слова расходятся с предпринимательскими делами. Думается, именно поэтому он старался заработать себе своеобразную индульгенцию на случай, если возникнет вопрос о привлечении его к ответственности за конкретные злоупотребления, игнорирование законодательства, установившего запрет для тех, кто, находясь на государственной службе, занимается предпринимательской деятельностью и оказывает покровительство каким-либо предпринимательским структурам. У заместителя председателя одной из комиссий Палаты представителей было достаточно полномочий, чтобы извлечь из этого немалую личную корысть. Когда Н.Скутову предъявили постановление о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, он на нем написал: «Клевета - 100 процентов». Во время предварительного следствия из следственного изолятора направил 35 жалоб в различные инстанции. В частности, информировал генерального прокурора Беларуси Петра Миклашевича, что «депутат Скутов никогда сексотом, взяточником, вором не был и не будет». При этом напоминал: «При прохождении в мае 2004 года в парламенте Закона «О прокуратуре Республики Беларусь» только депутатом Скутовым был инициирован наказ следователей о том, чтобы представителям следственного аппарата органов прокуратуры по аналогии с другими следственными структурами для выхода на пенсию достаточно было иметь двадцатилетний стаж». Вспоминал бывший депутат и другие якобы имевшиеся заслуги перед правоохранительными органами. Интересно, на что он при этом рассчитывал? Неужто на то, что следователи и прокуроры будут помнить о его реальных, а порой и надуманных заслугах перед правоохранительным ведомством и его конкретными представителями и не станут привлекать экс-парламентария к уголовной ответственности? Что, сделав некое доброе дело, он получит индульгенцию, неприкосновенность правоохранителей на всю последующую недепутатскую жизнь?.. Так он радел за народные интересы В жалобах Н.Скутов всячески подчеркивал и выпячивал свои депутатские заслуги. О том, как он на самом деле радел о народе, думается, красноречиво свидетельствует зарплата, которую получали рядовые сотрудники филиала СЗАО «Евроэкосервис» в г. Браславе, которым он фактически руководил: контролировал реализацию нефтепродуктов на АЗС, поступление денег на счет филиала, занимался вопросами приема и увольнения работников. Этот «народный защитник» ничуть не стыдился того, что зарплата уборщицы и работника кафе составляла 30 тысяч, а рыбаков (у филиала «Евроэкосервиса» были в аренде и озера) - лишь 8 тысяч рублей в месяц. Наверное, эта зарплата была самой низкой в стране. Так на деле депутат Скутов радел за народ! На словах же все у него получалось впечатляюще и красиво. Хоть к ордену представляй! В действительности же Скутов, по отзывам тех, кто его хорошо знал, оказался властным и скупым. Николай Григорьевич старался не продешевить, когда давал указания своему сыну Андрею, в то время генеральному директору «Евроэкосервиса», по заключению договоров аренды помещений с различными фирмами в административном здании в Минске и на производственной базе в поселке Обчак Минского района. Во многом показательна история взаимоотношений Н. Скутова с директором ООО «Сурдосервис» Ю.Токаревичем. При заключении с Юрием Вацлавовичем договора аренды на выгодных для «Евроэкосервиса» условиях Н.Скутов обещал партнеру посодействовать в получении столь необходимой тому лицензии. Но обещание не выполнил. Когда же Токаревич решил расторгнуть договор аренды, Скутов-старший, встревоженный потерей немалых денег, стал ему угрожать… Радел Николай Скутов в первую очередь о личных интересах, постоянно думал, как улучшить свое благосостояние. Если и был хорошим специалистом, так и в том, как обходить законы. Николай Рябов и Елена Смыкова дали следователю по важнейшим делам Белорусской транспортной прокуратуры Олегу Латыпову любопытные показания, в частности, о том, что в 2000 году именно Н.Скутов взял Рябова на работу на должность директора «Евро-экосервиса». В то время Николай Григорьевич работал директором СП «БелРосУкрнафта» и был избран депутатом парламента. «Евроэкосервис» занимался поставкой и реализацией нефтепродуктов, строил автозаправку в городе Браславе. Н. Скутов, обладая большими связями, порекомендовал своему ставленнику ряд представителей нефтяного бизнеса, с которыми Рябов вел переговоры и заключал контракты. Когда Рябов уволился, директором СЗАО «Евроэкосервис» стала Елена Стыкова, первое время работавшая на должности главного бухгалтера. По ее словам, поставками в Беларусь нефтегазопродуктов занимался только Н.Скутов. Именно он договаривался о поставке топлива, о цене и других условиях договора. Деньги для закупки продукции в качестве займа предоставляло иностранное предприятие «Сабина». После осуществления поставок они возвращались «Сабине» с процентами. В судебном заседании Рябов и Смыкова (впрочем, как и некоторые другие свидетели) уже заявили, что Н.Скутов в период исполнения своих депутатских обязанностей не принимал участия в руководстве СЗАО «Евроэкосервис». Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Беларусь под председательством А.Тетюхина признала эти показания недостоверными. Но нашлись и те, кто в суде не выгораживал бывшего депутата. Благодаря им и вырисовалась истинная картина. Н.Скутов регулярно появлялся в офисе «Евроэкосервиса», проводил совещания, принимал участие в коммерческой деятельности. По сути, его сын Андрей, другие номинальные руководители только подписывали документы, а важные, основополагающие решения принимал сам Николай Григорьевич. Он мог приехать в офис, устроить разнос, нагрубить и уехать дальше исполнять свои депутатские обязанности. На них времени и сил, кстати, почти не оставалось. Львиную долю рабочего времени уходило на «обкатывание» и реализацию многочисленных коммерческих проектов. Порой весьма и весьма оригинальных. Под вывеской конкурента заслали на аукцион своего казачка… Весной 2002 года руко- водством РУП «Аэропорт Минск-1» и Мингоримуществом было объявлено о проведении открытого аукциона по продаже части бывшей поликлиники для авиаторов. Н.Скутов очень хотел завладеть многочисленными помещениями в этом здании по улице Короткевича, 9а в Минске. Но в аукционе должно было, по правилам, участвовать не менее двух претендентов на покупку части здания. Поэтому Скутов попросил заместителя директора по коммерческим вопросам СЗАО «Евроэкосервис» Владимира Лопатко, которого в свое время и принял на работу, поучаствовать в аукционе. Участвовать в аукционе Лопатко предстояло под чужой вывеской - как представителю иностранной компании «Сабина», к которой Владимир Николаевич никакого отношения не имел. Скутов проинструктировал его, как себя вести на аукционе. В соответствии с этими рекомендациями Лопатко и действовал. СЗАО «Евроэкосервис» произвело оплату не только за свое участие в аукционе, но и конкурента (!). Раскошелилось за УП «Сабина» на пять миллионов рублей. Тогдашний директор «Сабины» В.Ахраменко, по его словам, даже ничего не знал о проведении аукциона, не подписывал документы и доверенность на имя В.Лопатко. Лжепредставитель предприятия-конкурента, следуя рекомендациям Н.Скутова, на аукционе ограничился ролью статиста. Цену в ходе торгов за предлагаемый объект не поднимал. В результате часть здания по улице Короткевича, 9а без проблем досталась СЗАО «Евроэкосервис». При отсутствии конкуренции за изначальную невысокую цену - 55 миллионов рублей - ему стали принадлежать нежилые помещения второго этажа и лестничные клетки на второй и третий этажи кровельно-чердачного помещения. Нарушение следовало за нарушением. В ходе проверки законности отчуждения части здания Белорусская транспортная прокуратура установила, что РУП «Аэропорт Минск-1» и Минскгор-имуществом при организации и проведении данного аукциона допущены серьезные нарушения законодательства. Она обратилась в Хозяйственный суд г. Минска с исковым заявлением, в котором просила признать результаты открытого аукциона по отчуждению части административного здания по улице Короткевича, а также договор его купли-продажи от 8 мая 2002 года недействительными. Хозяйственный суд удовлетворил иск прокурора, и проданная с вопиющими нарушениями часть здания снова возвращена РУП «Аэропорт Минск-1». При этом СЗАО «Евроэкосервис» не вернули те 55 миллионов, которые оно заплатило за эту недвижимость. В чем преуспел и где оплошал бывший депутат? Органами предварительного следствия Н. Скутов обвинялся в действиях, которые совершил в мае 2004 года, когда пригласил в свой новый офис СЗАО «Евроэкосервис», расположенный в Минске по улице Короткевича, 9а, директора ЗАО «Элкона» А.Бусела, занимающегося поставками нефтепродуктов в Республику Беларусь. В ходе беседы Скутов-старший якобы потребовал от собеседника за выполнение некоторых действий в интересах «Элконы» и свое покровительство выплачивать лично ему по четыре доллара за каждую поставляемую в нашу страну этим обществом тонну топлива. А за поставку в мае 2004 года в адрес Белорусской железной дороги 20000 тонн дизельного топлива его поставщик должен был отстегнуть покровителю 80000 долларов. Однако, проверив представленные стороной обвинения доказательства, судебная коллегия Верховного суда сомнения в обоснованности предъявленного обвинения истолковала в пользу обвиняемого и пришла к выводу, что виновность Н.Скутова в совершении этого преступления (покушение на получение взятки путем вымогательства в особо крупном размере) не доказана. Но в другом эпизоде обвинения удача отвернулась от бывшего депутата. Зимой 2002 года депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси Н.Скутов познакомился с Олегом Патрушевым. Когда узнал, что Олег Александрович из России и у него в тамошних правоохранительных органах имеется немало знакомых, сразу предложил ему работать юристом в своем «Евроэкосервисе». Патрушев не спешил соглашаться. Тогда Скутов предложил ему быть его, депутата парламента, помощником на полставки. Получив согласие нужного ему человека, Скутов позаботился, чтобы Патрушеву выдали служебное удостоверение помощника депутата. В том же 2002 году Н. Скутов поведал О.Патрушеву, что директор ЗАО «Запсибнефтегаз» А.Рожаев должен ему 35000 долларов США за непоставку газового конденсата в нашу страну. Из слов Николая Григорьевича следовало, что Рожаев получил согласно договору предоплату, но свои обязательства не выполнил и не спешил отдавать деньги. Задача помощника депутата заключалась в том, чтобы поспособствовать в возвращении долга. Для этого Скутов передал ему все необходимые документы и выписал доверенность на имя Патрушева как представителя СЗАО «Евроэкосервис». С этими документами Олег Патрушев выехал в Тюмень. У него состоялась беседа с Алексеем Рожаевым. Тот показал визитеру из Минска другие документы, из которых следовало, что Скутов также не выполнил свои обязательства. Тем не менее двое россиян договорились, что по договору от 28 марта 2001 года, заключенному с СЗАО «Евроэкосервис», Рожаев погасит свою задолженность перед Скутовым без всяких процентов. Помощник депутата позвонил своему шефу прямо из Тюмени, и тот подтвердил, как утверждал Патрушев, что согласен получить причитающиеся деньги наличными и не требовать проценты за пользование ими. В июне 2002 года Рожаев приехал в Минск и привез 20000 долларов. Встретившись с Патрушевым, он передал валюту ему, а от того «зеленые» перекочевали к Скутову. Расписки от депутата его помощник не взял, потому что считал его порядочным человеком, которому нет причин не доверять. Так позже Патрушев объяснял все произошедшее следователю. Дело в том, что через некоторое время Рожаев вновь приехал в Минск и привез еще 15000 долларов. Передавая очередную сумму для депутата через посредника, более искушенный в бизнесе руководитель «Запсибнефтегаза» все же попросил взять у Скутова расписку о получении двух долларовых сумм. Однако, когда россияне вдвоем пытались передать Скутову в ресторане «Белая Вежа» в присутствии депутата Палаты представителей В. Морозова остаток долга, тот отказался взять деньги и подписать акт сверки. Николай Григорьевич стал требовать выплаты штрафных санкций. При этом вел речь о сумме, в несколько раз превышающую ту, которая ему предлагалась. Вопрос о возврате остатка долга так и не был решен. На судебном заседании Н. Скутов признал, что после неисполнения контракта ЗАО «Запсибнефтегаз» иногда звонил А.Рожаеву и просил вернуть деньги. Однако заявил суду, что 20000 долларов от Патрушева и Рожаева он не принимал. Тем не менее, проанализировав показания свидетелей, представленные обвинением документы, судебная коллегия сочла виновность Скутова по данному эпизоду доказанной совокупностью собранных по делу доказательств. Ему пришлось и за это нести уголовную ответственность. Назначая наказание, судебная коллегия исходила из того, что Н.Скутов совершил преступление против интересов службы, его действиями нанесен ущерб авторитету власти. Причиненный ущерб он не возместил, в содеянном не раскаялся, впервые привлекается к уголовной ответственности, страдает рядом заболеваний. Бывший депутат признан виновным в завладении имуществом путем обмана и злоупотребления доверием в особо крупном размере, а также в том, что, будучи должностным лицом, находящимся на государственной службе, участвовал в управлении организацией, осуществляющей предпринимательскую деятельность, через доверенных лиц вопреки запрету, установленному законом. В итоге Н.Скутов лишен свободы сроком на семь лет с конфискацией всего имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии усиленного режима. На основании статьи 10 Закона «Об амнистии в связи с 60-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» он освобожден от наказания частично сроком на один год. Резюме из всей этой неприглядной истории напрашивается такое. Человек, не очень-то отягощенный совестью и чувством долга перед избирателями, который, находясь на госслужбе, превыше государственных интересов ставит свои корыстные цели, не гнушаясь при этом нарушать закон, рано или поздно потерпит фиаско. После пика карьеры произойдет падение в пропасть бесславия и людского забвения. Не помогут былые заслуги и крепкие связи. Не спасут влиятельные покровители, самые, казалось бы, надежные индульгенции. Не исключено, как в данном случае, что депутатское или иное чиновничье кресло придется сменить на тюремные нары. А это неприятно, больно, унизительно…
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости