Георгий Антонович Походзеев был танкистом от бога

На острие атаки

Георгий Походзеев.
Простая истина о том, что настоящим поэтом, художником, конструктором, врачом или хоккеистом надо родиться, бесспорна и в отношении людей с погонами на плечах: летчиков, артиллеристов, ракетчиков… Таким вот, что называется, танкистом от бога, и был Георгий Антонович Походзеев.

Дважды представлявшийся к званию Героя Советского Союза, но так и не получивший его, кавалер двух орденов Ленина, неоднократно горевший в танках, имевший четыре ранения и несколько контузий, командир 19‑й гвардейской Минской Краснознаменной танковой бригады гвардии полковник Походзеев особо прославился при освобождении Беларуси.

На рассвете 3 июля 1944 года во главе своих стальных гвардейцев Георгий Походзеев ворвался в столицу Советской Белоруссии город Минск. Сегодня, к сожалению, мало для кого что‑то говорит его фамилия, которая в годы войны гремела на всех фронтах.

Победным летом 1944‑го весь 3‑й Белорусский с восторгом читал в газетах стихи, посвященные разгрому гитлеровцев на автомагистрали Москва — Минск: «На шоссе взгляните только, говорит оно без слов, «Бенцы», «Опели» развеяв, набив «Тигров» и «Пантер», здесь промчался Походзеев, наш отважный командир!» Кому из минчан неизвестен танк‑памятник Т‑34–85 у Дома офицеров? Мемориальная надпись на постаменте гласит, что установлен он в честь танкистов 4‑й гв. танковой бригады, первыми вступивших 3 июля в Минск. А вот о том, как освобождали столицу БССР гвардейцы Походзеева, вы узнаете сегодня.

Лично бесстрашен

Уроженец старинного украинского города Летичев, что на Подольщине, Георгий Походзеев встретил Великую Отечественную опытным кадровым военным. За его плечами было военное училище, 14 лет службы в РККА, из них 10 — на офицерских должностях. С первого дня войны Георгий в действующей армии. По полной испытал горечь и поражений, и отступлений… Но недаром говорят, что за одного битого двух небитых дают. Крепкий духом, не унывающий в самых отчаянных ситуациях, он владел самым главным качеством командира — умением вести за собой. Вся его фронтовая биография буквально соткана из подвигов, от которых просто дух захватывает. 9 декабря 1941 года помощник начальника штаба 1‑й отдельной танковой бригады по разведке капитан Походзеев во главе группы красноармейцев стремительно врывается в занятое гитлеровцами село Мелихово и устраивает им преисподнюю. Танкисты взрывают два дзота, поджигают четыре дома и еще 27 забрасывают противотанковыми гранатами! Уничтожили около 70 солдат и офицеров, имея при этом всего одного раненого бойца.

22 декабря Георгий Антонович, увидев, что наша пехота не выдержала натиска немцев и побежала, сам садится за рычаги Т‑34 и идет в атаку. Смелый капитан раздавил гусеницами противотанковую и минометную батареи, уничтожил до роты гитлеровцев. Несмотря на то что его танк был подбит, а он сам ранен, продолжал вести огонь из орудия до тех пор, пока наша пехота не возвратилась на свои позиции. Вот так воевал Григорий Походзеев в отчаянно героическом сорок первом году. В его боевых характеристиках бросается в глаза емкая фраза — «лично бесстрашен». Уже в конце декабря (случай исключительно редкий для тех горьких дней) капитан Походзеев будет представлен командованием сразу к двум высоким наградам — орденам Ленина и Красного Знамени, которые в Кремле ему лично вручит Председатель Верховного Совета СССР Михаил Калинин.

Мужество, отвага, высокие командирские качества танкиста не остались незамеченными. Уже в августе 1942 года подполковник Походзеев возглавит 173‑ю танковую бригаду, а весной 1943‑го ему доверят одну из лучших в танковых войсках — 3‑ю гвардейскую бригаду. И где бы Георгий Антонович ни воевал, везде он на самых ответственных участках. Если в рейде по тылам врага или на марше, то в передовом отряде, если в атаке, то во главе боевого порядка, если в обороне, то на самом угрожаемом танкоопасном направлении.

Походзеев первым, на совершенно не приспособленном для этого Т‑34, удивив даже его конструкторов, форсировал реку по дну под водой!

А во время одного из рейдов по немецким тылам в марте 1943 года захватил целехоньким и привел «под уздцы» в свое расположение новейший совсекретный тяжелый танк Т‑6Е «Тигр»! Ценнейший трофей тут же погрузили на платформу и отправили на подмосковный полигон для исследований. Надо ли объяснять, какое значение имело это событие накануне Курской битвы? Наши войска встретили этого монстра, имея специальную памятку‑инструкцию с разъяснением не только его слабых мест, но и того, как и чем его можно бить. Скольким бойцам это позволило сохранить жизнь! Были ускорены и работы наших конструкторов по проектированию и изготовлению «зверобоев» — самоходных артиллерийских установок крупного калибра и оснащению танка Т‑34 более мощной 85‑миллиметровой пушкой.

Походзеев был не только одним из лучших комбригов, но и настоящим танковым асом. Он лично ходил в танковые атаки и снайперским огнем разил немецкие танки и самоходки. Только с 20 по 28 августа 1943 года на Богодуховском направлении в Харьковской области 3‑я гв. танковая бригада под его командованием подбила и сожгла 32 немецких танка! Командование корпуса представило за это Походзеева к ордену Красного Знамени. Но командующий бронетанковыми и механизированными войсками отжалел ему только орден Отечественной войны первой степени. У большого фронтового начальства Походзеев, увы, в любимчиках не числился. Зато рядовые танкисты в энергичном, веселом, не расстающемся с баяном комбриге души не чаяли. В ноябре 1943‑го Григорий Антонович принял под свое начало 19‑ю гвардейскую танковую бригаду, которую перевооружили с «тридцатьчетверок» на «иномарки» — американские средние танки М4А2 «Шерман» и английские легкие Мк.9 «Валентайн». На них гвардейцы Походзеева пройдут более 1.000 километров по дорогам Украины, Молдавии и Румынии. А в июне 1944‑го в составе 3‑го гв. танкового корпуса 5‑й гв. танковой армии маршала Ротмистрова будут переброшены на 3‑й Белорусский фронт для участия в операции «Багратион».

На улицах столицы

Впервые о танкистах Походзеева и о том, как они одними из первых ворвались в Минск, я узнал, изучая журнал боевых действий 1‑й воздушной армии. За 3 июля 1944 года в нем сделана запись: «…в 6 часов 30 минут подвижные части 3‑го гв. танкового корпуса 5‑й гв. танковой армии с севера и северо‑востока ворвались в Минск и вместе с другими частями и соединениями к 10 часам овладели столицей БССР г. Минск». С летчиками не поспоришь, ибо, как поется в песне, «мне сверху видно все, ты так и знай!». Ошибиться они не имели права, так как это было чревато тяжелейшими последствиями. 1‑я воздушная ударами с воздуха поддерживала действия наземных войск 3‑го Белорусского фронта, имела постоянную радиосвязь с ними и авианаводчиков, чтобы ненароком не перепутать наши танки с немецкими и не ударить по своим. А по законам военного времени за это полагался трибунал, штрафбат, а то и расстрел. На острие атаки, в передовом отряде 3‑го гв. танкового корпуса, действовала бригада Георгия Походзеева, а за ней наступала 18‑я гв. танковая бригада этого же корпуса. В таком боевом порядке по Логойскому шоссе они и ворвались в Минск. Агитатор политотдела 19‑й гв. бригады, отважнейший человек, трижды раненный, награжденный многими боевыми наградами Алексей Лозовенко в составе десанта автоматчиков на броне «Шермана» вместе с Походзеевым ворвался в Минск одним из первых! В своих послевоенных воспоминаниях подполковник в отставке кандидат исторических наук Лозовенко уточнил даже время этого исторического события — 6 часов утра. Назвал и командира первого танка бригады, появившегося на улице Минска, — гв. младший лейтенант Александр Ягодкин.

Свою боевую задачу выполняла и киногруппа политуправления 3‑го Белорусского фронта, операторы которой 3 июля вели киносъемку боевых действий наших войск при освобождении Минска. Благодаря им мы сегодня видим и кинокадры, и сделанные с них фотографии: танки бригады Походзеева в самом центре Минска, у Дома Правительства! Но только на дальнем плане, неспециалист их даже и не разглядит. Эта съемка вошла в знаменитый документальный фильм «Освобождение Советской Белоруссии» режиссеров Владимира Корш‑Саблина и Николая Садковича. «Шерманы» Походзеева в этом фильме не просто стоят на главной площади столицы Белоруссии, его танкисты водружают победный красный флаг на постаменте памятника Ленину! Самого Ильича, как известно, немцы убрали еще в 1941 году. На одном из кинокадров виден командир в танковом шлеме, очень похожий на Походзеева, который руководит установкой флага офицером, имеющим очевидное портретное сходство с тем самым агитатором политотдела бригады Алексеем Лозовенко! Совпадают и имеющиеся у него к тому времени награды, которые хорошо видны на груди: орден Красной Звезды и медаль «За боевые заслуги».

   
Танкисты Походзеева устанавливают флаг у Дома Правительства.

Очень интересно рассказывала о том, как бригада Походзеева ворвалась в Минск, известная историк‑исследователь, в 2005 — 2013 годах ученый секретарь Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны Галина Бабусенко: «Севернее Тацинцев (2‑й гв. Тацинский танковый корпус генерала А.Бурдейного), параллельно с ними, двигались части 3‑го гв. танкового корпуса генерал‑майора Вовченко из 5‑й гв. танковой армии. У деревни Слобода (где сейчас Курган Славы) они свернули вправо и перерезали шоссе Москва — Минск. Южнее Острошицкого Городка разгромили колонну немецких войск. 19‑я гв. танковая бригада по Логойскому шоссе устремилась к Минску. Утром 3 июля ее части вели бои на северной и северо‑восточной окраинах города, а главные силы корпуса обходили город с северо‑запада. В авангарде 19‑й бригады в Минск ворвались две «Пантеры» (захвачены в районе Печи под Борисовом). За ними — семь М4А2 «Шерман». Немцы в темноте приняли их за своих. Без выстрелов танки дошли до Комаровки, где уничтожили две самоходки «Фердинанд». Затем по улицам Красной и Первомайской двинулись к железнодорожному вокзалу, но в районе парка Горького попали под артиллерийский огонь противника. Потеряв одну машину, вышли к железнодорожному вокзалу. Затем высадили десант из автоматчиков и саперов на улице Мясникова и направили два танка в помощь корпусным разведчикам, которые разминировали Дом Правительства». Попали эти «Шерманы» и на кинопленку. Кстати, Походзеев, проявив хитрость, поставил во главе колонны не только «Пантеры», но и захваченный у Острошицкого Городка «Тигр», за рычагами которого сидел гв. старший сержант Матвеев. Немцы и представить себе не могли, какого троянского коня они пропустили в Минск!

Танкисты Походзеева на постаменте у Дома Правительства.

Стратегия больших штабов

Несомненно, об исторических событиях, связанных с освобождением Минска, подробно рассказал бы в своих мемуарах «Стальная гвардия» командующий 5‑й гвардейской танковой армией маршал Ротмистров. Но не успел. Его сердце остановилось, когда он описывал действия своей армии в январе 1944‑го… По непонятным причинам на самом интересном моменте, когда его танкисты освобождают Борисов и начинают двигаться на Минск, обрываются мемуары командира 3‑го гв. танкового корпуса генерала Ивана Вовченко…

 На главном направлении удара танковой армии Ротмистрова в передовом отряде, как правило, действовала 19‑я гв. бригада Походзеева, лучшая бригада 3‑го гв. корпуса. Сломив сопротивление гитлеровцев у Селец и Смолян, выбив неприятеля из Толочина, гвардейцы вышли на Московское шоссе и, давя гусеницами колонны врага, двинулись на Словени и Бобр. Действуя в авангарде главных сил и уже утром 29 июня овладев деревнями Липники, Большие и Малые Негневичи, танки Походзеева подошли в районе Малых Ухолод к Березине. Отсутствие переправы заставило занять круговую оборону и принять бой. Основные силы бригады — 13 танков М4А2 «Шерман», 16 Мк.9 «Валентайн» и 1 Т‑34 — сосредоточились у деревни Мужанка. Прорвались к Борисову и две другие танковые бригады 3-го гв. танкового корпуса — 3‑я и 18‑я гвардейские на танках Т‑34. На противоположный берег по взорванному мосту успел проскочить только экипаж гв. лейтенанта Павла Рака из 3‑й бригады, который в одиночестве 16 часов сражался с врагом и героически погиб. 29 июня к Березине подошли и передовые части 11‑й гв. армии. Началось наведение переправ, по которым немецкая авиация наносила прицельные массированные удары. Когда они все же были готовы, то по ним сплошным потоком хлынули войска 11‑й гвардейской и 31‑й общевойсковых армий. Вместо того чтобы пропустить танкистов Ротмистрова, которые должны были уйти в отрыв и продолжить наступление на Минск, по мостам двигалась пехота и артиллерия. Пришлось лично вмешаться начальнику Генерального штаба маршалу Василевскому, который 1 июля выехал к Борисову и приказал пропустить танки вне очереди. Задержка при переправе стоила танкистам очень дорого. Бригада Походзеева, преодолев Березину у Больших Ухолод, вечером 1 июля наткнулась на хорошо подготовленную оборону немцев у деревни Струпень. Здесь успели окопаться полк пехоты и 20 «Пантер». Разгорелся кровопролитный бой. Потери были очень тяжелыми: 9 танков «Шерман» и 7 «Валентайнов»… Гитлеровцы отступили, оставив на поле боя 6 танков, одну самоходку и 8 орудий.

Победители! Танкисты бригады Походзеева с десантом на броне танков М4А2 «Шерман». Июль 1944 года.

Утром 2 июля 3‑й гв. корпус с передовым отрядом Походзеева во главе достиг Жодино. Южнее, из района Смолевичей, стремительно продвигались к столице БССР и танкисты 4‑й гв. танковой бригады 2‑го гв. Тацинского корпуса на танках Т‑34–85. При штабе этого корпуса находился командующий бронетанковыми и механизированными войсками 3‑го Белорусского фронта генерал‑лейтенант Родин. В 12 часов 2 июля Походзеев и остальные командиры армии Ротмистрова получили неожиданный приказ повернуть на север и двигаться по маршруту Жодино — Лютка — Мгле — Подонки (Знаменка) — Гаище, в районе хутора Ризино (западнее нынешнего комплекса «Силичи») выйти на Логойское шоссе и по нему продолжить движение на Острошицкий Городок. Кстати, от этого поселка до площади у Дома Правительства в Минске всего 25 километров. В этом обходном маневре, «ударе серпом», был значимый стратегический смысл: атаковать Минск с северо‑востока, частью сил обойти город с севера и выйти на его западные окраины, перерезав немцам пути отступления. Существенно, кстати, облегчив этим прорыв в Минск с востока по Московскому шоссе 2‑го гв. танкового корпуса генерала Бурдейного. И танкисты Ротмистрова свою задачу блестяще выполнили. Как сказано в итоговом донесении оперативного управления штаба 3‑го Белорусского фронта: «К исходу 2 июля войска армии Ротмистрова, выполняя задачу дня, с боями достигли: Острошицкий Городок, Пильница. Передовые отряды (а здесь наш Походзеев! — Прим. авт.) вели бои на подступах к г. Минску с севера. Выход частей 5‑й гв. ТА непосредственно на подступы к г. Минску с севера способствовал овладению городом частями 31‑й армии и 2‑м гв. танковым корпусом».

И все же Походзеев не был бы Походзеевым, если бы «чуть‑чуть» не отклонился от маршрута и, освободив от гитлеровцев железнодорожную станцию Смолевичи, повернул на север только у Слободы (у нынешнего Кургана Славы). Но, даже совершив солидный крюк к Острошицкому Городку, он все равно успел одним из первых ворваться в Минск, за что его бригада приказом Верховного Главнокомандующего была удостоена почетного наименования «Минская».

В Минске — навечно

Памятник Г.Походзееву на Военном кладбище в Минске.
Во второй половине дня 3 июля «иномарки» Походзеева уже двигались по Раковскому шоссе на запад. Его танки‑рекордсмены выработают весь ресурс (с весны 1944‑го они намотают на гусеницы более 2.300 км!), освобождая Воложин, Богданов, Ошмяны, Гольшаны, Вильнюс. Они первыми выйдут к Неману у Алитуса. В конце июля будут участвовать в тяжелых боях у Гайжуная, Руклы и Ионавы. 22 июля за бои в Белоруссии Походзеев был награжден орденом Ленина, хотя Ротмистров представлял его к званию Героя Советского Союза. Кстати, из 51 танковой и 7 механизированных бригад, участвовавших в операции «Багратион», звания Героя Советского Союза получили больше всех именно в бригаде Походзеева — четверо. Еще шестеро походзеевцев были представлены к этому высокому званию, причем один из них, Борис Михайлов, — к званию дважды Героя Советского Союза. Единственный за всю операцию «Багратион»!

23 июля за бои в Белоруссии орденом Красного Знамени была награждена и его бригада. Но уже в Литве 28 июля случилась трагедия. Наступая совместно с 3‑й гв. танковой бригадой из района Войшканы, Буканце, Наровникишки, танкисты Походзеева встретили западнее Войводишки 20 немецких танков «Пантера». Завязался жестокий огневой бой. 19‑я гв. Минская Краснознаменная бригада потеряла 11 «Шерманов». Еще 2, пытаясь обойти немцев с фланга, завязли в болоте. Во время артиллерийского обстрела у Наровникишки погибли гв. 
Мемориальная доска на улице имени Героя Советского Союза Бориса Михайлова.

полковник Георгий Походзеев, командир 18‑й гв. Минской Краснознаменной танковой бригады гв. полковник Константин Гриценко, его заместитель по политической части гв. подполковник Идель Шехмейстер, заместитель начальника штаба бригады по оперативной работе гв. майор Иван Иванов, командир 1‑го батальона бригады гв. майор Михаил Шевцов, врид начальника оперативного отдела штаба 3‑го гв. танкового корпуса гв. майор Алексей Базарный. Все они — участники боев за Минск. В знак особого уважения и признательности 6 офицеров были с почестями похоронены в столице Белоруссии, в сквере у площади Свободы. В 1945‑м все могилы из сквера (а их там было 16) решили перенести на Военное кладбище по улице Козлова. Кстати, западная сторона Военного кладбища находится на улице, которая носит имя того самого погибшего 3 июля в бою при освобождении Минска командира противотанковой батареи моторизованного батальона автоматчиков 19‑й гв. танковой бригады Героя Советского Союза Бориса Михайлова, представленного Походзеевым ко второй Золотой Звезде Героя. Увы, командование З‑го Белорусского фронта посчитало возможным наградить Михайлова только орденом Ленина. Это его второй орден Ленина, о котором сегодня нигде и не упоминается. В 1967 году на могиле Михайлова (она находится здесь же, на Военном кладбище) воздвигли гранитный обелиск. Буквально за ним стоит давно требующий реставрации весьма скромный, с выцветшим от времени фото памятник Георгию Походзееву…

В советские времена в Белоруссии размещалась самая мощная танковая группировка Вооруженных Сил СССР. Недаром БССР называли танковой республикой Советского Союза. Здесь многие поколения стальных парней равнялись на подвиги танкистов гвардии полковника Походзеева, о котором ходили легенды, как о Покрышкине в авиации и Маринеско в военно‑морском флоте. Память о таких воинах должна жить вечно.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...