Минск
+5 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

На мушке

В последние годы снайпер становится, пожалуй, самой известной и популярной военной специальностью.
В последние годы снайпер становится, пожалуй, самой известной и популярной военной специальностью. О них снимают боевики и триллеры, пишут повести и романы.

Таинственные и безжалостные "белые колготки" - прибалтийские биатлонистки - стали непременным атрибутом легенд, рожденных во всех вооруженных конфликтах на просторах бывшего СССР. Снайпер является предметом особого уважения и порой даже восхищения "своих" и в то же время объектом лютой ненависти противника.

Неудивительно, что снайпер - всегда цель номер один. За ним ведется настоящая охота, его вылавливают разведгруппы, выслеживают специальные контрснайперские подразделения.

Впервые массовая снайперская война в современном понимании этого слова была развернута финской армией в ходе советско-финского конфликта. Прекрасно приспособленные к суровой зиме, финские стрелки появлялись всюду, обстреливая колонны, артиллерийские парки, лагеря и позиции противника. Вооруженные, кстати говоря, трехлинейными винтовками Мосина образца 1891 года (правда, финского производства), они сеяли настоящую панику в рядах красноармейцев. Всюду ощущалось присутствие "кукушек" - так прозвали советские солдаты финских стрелков. Дело в том, что финны часто оборудовали позиции в кронах деревьев и перекликались, подражая птичьим голосам.

Но Вторая мировая война была все же иной. Несмотря на ту неоспоримую роль, которую сыграли в Великую Отечественную снайперы, работа трехлинейки (или германской винтовки Маузера К-98) по сравнению с многотысячными полчищами танков и армадами бомбардировщиков, превращавшими в пыль целые города, выглядела не столь впечатляюще.

После войны от снайперов не отказались - они остались в штатах пехотных подразделений. Любопытно, что до конца 60-х в большинстве армий мира в качестве снайперского оружия довольствовались либо винтовками времен Второй мировой, оснащенными оптикой, либо улучшенными образцами штатного оружия пехотинцев. Лишь в Советском Союзе в 1963 году была принята на вооружение снайперская винтовка нового поколения - СВД, надежная, неприхотливая, с успехом несущая службу и по сей день.

Мало внимания уделялось и подготовке метких стрелков. Никакого углубленного обучения потенциальный снайпер не проходил.

Ситуацию в корне изменили два обстоятельства, кстати, довольно тесно связанные между собой: волна международного терроризма и локальные войны. Например, в Афганистане, где боевые действия происходили в горной местности, не доступной бронетехнике, советские войска резко ощутили потребность в подготовленных снайперах. Ветераны той войны рассказывали, что очень часто оказывались в таких ситуациях, когда по-настоящему эффективным оружием оказывались снайперская винтовка и пулемет. С аналогичными проблемами столкнулись французы в Алжире, американцы и англичане на Ближнем Востоке. Начался "ренессанс" снайпинга.

Снайпер должен уметь стрелять без промаха - это несомненно. Но меткость - далеко не единственное качество, которым ему надлежит обладать. Чтобы быть снайпером, необходимы особые качества: психологическая выносливость, стрессоустойчивость, терпение, наблюдательность, оперативное мышление, способность к моментальной оценке и анализу обстановки, инициативность, развитая фантазия, умение "залезть в голову" противника и даже, если хотите, некоторый артистизм. Согласитесь, что сочетание почти сверхчеловеческое. Поэтому при подготовке снайперов для спецподразделений обычно отсеивается 8 из 10 кандидатов.

В вооруженных силах США, к примеру, снайперы представляют своеобразную элиту. Они собраны в специальные подразделения - "снайперско-разведывательные" взводы. Принимают туда, как правило, уже после нескольких лет службы в обычных линейных частях. Набор в подразделения происходит на конкурсной основе, после того как кандидат проходит сложную систему тестов.

Подобные структуры существуют в большинстве армий Западного блока. Исключением являются британская и австралийская армии, где снайперы проходят подготовку в специальных школах, после чего возвращаются в свои части, время от времени собираясь на сборы для переподготовки.

Подготовка снайпера во многом напоминает обучение разведчика и спецназовца. Ведь ему, помимо специфических снайперских навыков, необходимо в совершенстве знать приемы маскировки, скрытное перемещение на местности, действия в автономном режиме, уход от преследования и даже основы минного дела.

Другой специфической особенностью работы снайпера является то, что он действует в отрыве от своего подразделения - в одиночку или в паре с корректировщиком. Недаром в Афганистане на солдатском жаргоне снайперов называли "солистами". При подготовке снайперов в ряде западных армий инструкторы особое внимание обращают на устранение "командного инстинкта" у своих учеников и развитие индивидуальной инициативы.

Как считают специалисты, для подготовки снайпера начальной квалификации требуется один-два месяца интенсивных занятий. После чего он вполне сможет осуществлять снайперский террор в зоне своей ответственности, уничтожая неприятеля на расстоянии до 500 метров. Но для подготовки настоящего профи, а особенно контрснайпера, требуется значительно больший срок.

И здесь, пожалуй, главное - солдат должен принять участие в боевых действиях и узнать цену человеческой жизни - своей и чужой.

"Когда смотришь через прицел винтовки, сразу видишь глаза. Есть большая разница между стрельбой по контуру, стрельбой по тени и стрельбой по глазам. Первое, что выбивает из седла, - глаза. Многие не могут действовать в этот момент. Здесь необходимо мужество особого рода", - вспоминал ветеран Вьетнама капитан Джеймс Лэнд. Таким образом, пусть это звучит и жутковато, новичок должен убить хотя бы одного неприятеля, хотя бы раз увидеть глаза врага за секунду до его смерти, чтобы окончательно подтвердить свою профпригодность.

Многое в современной тактике снайперов было заимствовано у пластунов. Пластуны - это совершенно оригинальные подразделения, существовавшие у кубанских казаков. Этих воинов, воевавших обычно пешими, вполне можно сравнить с современным спецназом. Их задачами были глубинная разведка, захват "языков", диверсии и то, что теперь называют снайперским террором. Современная снайперская пара, например, заимствована из их арсенала. Пара была обычной боевой единицей этих пеших казаков. Да и маскировочный костюм снайпера - "лохматый", как называют его наши бойцы, или "гилли", согласно англо-американской терминологии, - также изобретение пластунов. Он представляет собой накидку или комбинезон, к которому пришиты сотни лоскутов ткани разной величины и цвета. Подобным же "лохматым" чехлом маскируется и винтовка.

В Советской Армии снайперам отводилось место в боевых порядках роты, и их задачей было уничтожение командиров противника, связистов, пулеметчиков, гранатометчиков и других важных в бою "объектов". Новые реалии заставили добавить новые схемы.

Во время боев на консервном заводе в Грозном знаменитый "рохлинский" корпус оказался в настоящей снайперской блокаде. Ежедневно от пуль чеченских стрелков гибло до 30 человек. Тогда на помощь рохлинцам была переброшена контрснайперская группа, в которую свели всех штатных снайперов спецназа ВДВ. День они посвятили наблюдению, а с ночи начали работать. Через двое суток снайперский террор боевиков прекратился и корпус смог двинуться дальше.

Снайпер - наиболее экономичная из всех существующих машин для уничтожения живой силы противника. Порой для поражения цели ему достаточно всего одного точного выстрела. Кроме того, появление "солиста" на каком-либо участке угнетающе действует на психику противника.

Нечто подобное происходило и в Грозном. Чеченские снайперы, действуя тройками, развернули настоящую охоту на федералов. Потери от их огня были очень велики. Но зачастую гораздо большие потери приносили неумелые попытки бороться со снайперами. Некоторые в отчаянии и панике вызывали огонь тяжелой артиллерии, под который попадали и свои, бросали на поимку снайперов целые роты, в результате чего подразделения почти полностью гибли на минных полях под прицельным огнем. Специалисты считают, что столь удручающие потери были вызваны прежде всего неподготовленностью войск.

Именно поэтому вскоре началось снабжение российских войск бесшумными винтовками, появились оптические прицелы на автоматах, по контракту пришло немало опытных бойцов, бывших "афганцев". В одну из частей снайперами набрали коренных сибиряков, традиционно занимавшихся промысловой охотой и с легкостью попадавших белке в глаз.

Существуют прямо-таки эпические примеры действий снайперов. В 1967 году снайпер морской пехоты США Карлос Хэчкок вдвоем с напарником в течение трех суток блокировал роту северовьетнамской армии. За это время они уничтожили около 40 человек, а оставшиеся были полностью деморализованы.

Армейского снайпера можно сравнить с хищником. Он сам выбирает себе жертву, сам подбирает к ней подход и в то время, которое находит нужным, спускает курок. Полицейскому снайперу или его коллеге из подразделения антитеррора обычно приходится действовать в совершенно иной обстановке. Он работает в уже сложившейся ситуации и поэтому редко может выбирать позицию, место, цель и время выстрела. Его задача - спасти жизни людей.

Полицейский стрелок, в отличие от армейца, не может целиться в корпус. Полицейский стреляет в голову, чтобы мгновенно нейтрализовать террориста. В случае же промаха последствия могут быть фатальными.

Одной из сложнейших задач, которая была решена с помощью снайперов и вошла в анналы истории борьбы с терроризмом, стало освобождение французских школьников. Они были захвачены в Джибути боевиками из Фронта освобождения Сомали в феврале 1976 года. 28 детей, их преподаватель и водитель удерживались террористами в автобусе всего в нескольких метрах от границы Сомали и Джибути (французской колонии).

Ситуация усугублялась тем, что сомалийские власти открыто поддерживали боевиков. Поэтому нельзя было исключить того, что в критический момент на помощь террористам могут прийти не только сомалийские пограничники, но даже артиллерия. Террористы требовали вывода французских войск из Джибути, и попытки парламентеров вернуть их к реальности успеха не имели.

Между тем самочувствие детей, находящихся без воды в раскаленном на солнце автобусе, стало внушать серьезные опасения. Было принято решение о штурме автобуса. Террористов было четверо, они были вооружены автоматами, и по крайней мере двое из них постоянно держали заложников под прицелом.

В распоряжении командира группы захвата национальной жандармерии лейтенанта Кристиана Пруто было 6 снайперов. Четверо из них держали под прицелом автобус, двое - пост сомалийцев. После приказа Пруто открыть огонь четверо террористов были мгновенно убиты, даже не успев поднять оружие. Все они были поражены выстрелами в голову. Боевик, находящийся около автобуса, получил четыре пули, сидящий на заднем сиденье и держащий на мушке детей - три. Находящийся рядом с водителем и расхаживающий по проходу бандиты получили по два попадания. Если учесть, что жандармы были вооружены винтовками с ручной перезарядкой, можно себе представить, какова была выучка этих ребят.

В это время сомалийские пограничники начали обстреливать французов из автоматического оружия. Снайперы моментально переключились на нового противника и очень быстро заставили его замолчать (позже выяснилось, что потери сомалийцев от огня снайперов составили 28 человек). Под прикрытием их огня жандармы и легионеры начали эвакуацию заложников.

И тут произошло непредвиденное: появился еще один, пятый террорист, который открыл огонь по школьникам. Снайпер Ив Росс среагировал моментально - через мгновение боевик был уже на земле с простреленным черепом. Но все же он успел убить одного и ранить пятерых заложников. Тем не менее есть все основания утверждать, что, учитывая невероятно сложные условия, операция была проведена блестяще. И первую скрипку в ней сыграли именно снайперы.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...