Минск
+13 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28

Энтомолог из Барановичей сделал удивительные открытия

На ловца и плавунец бежит

Носорог, пожарник, олень, большезуб, голиаф, плавунец... Видов жуков на нашей планете более 500 тысяч. Сергей Рындевич, доцент кафедры естественнонаучных дисциплин Барановичского государственного университета, собрал в коллекцию 12 тысяч из них и описал 18 видов жуков, ранее не известных науке. Впереди — новые экспедиции и, возможно, новые открытия.

Фото автора

Бельгийский художник Ян Фабр, внук автора знаменитой книги “Жизнь насекомых” энтомолога Жана-Анри Фабра, делает картины и инсталляции из надкрылий жуков-златок. Его выставка “Рыцарь отчаяния — воин красоты” продержалась в Эрмитаже полгода, вызвав шквал критики. У меня дрожь шла по телу при виде мозаик, выложенных панцирями жуков. Живо представлял, как он их ловил. “Никаких жуков я не убивал”, — заявил тогда Фабр слишком впечатлительным. Мол, в некоторых странах златок едят, и материал ему собирали рестораны, — рассказал Сергей Рындевич.

Он говорит, что свою коллекцию собирает с научной целью: без этого невозможно заниматься систематикой, морфологией, анатомией насекомых. Интерес к столь необычной сфере у него появился с 4 лет. Толчок дала передача “В мире животных”. А в 11 он прочитал книжку энтомолога-любителя Льва Стекольникова “Что такое Аскалафус”:

— Но была зима, снег, и я так ждал весны! Потом поступил на биофак БГУ и на 5-м курсе в “Вестнике БГУ” опубликовал первый научный материал, собирать который начал в школьные годы. Сейчас у меня 222 публикации в изданиях разных стран. Горжусь, что моим руководителем и учителем был Игорь Константинович Лопатин, человек с мировым именем.

Сергей Константинович знакомит меня со своей коллекцией. Самый старый жук датируется 1886 годом — это листоед. Самый большой экземпляр — усач-большезуб из Амазонии. Его размер около 13 сантиметров. Самый маленький — водолюб-церцион — размером менее миллиметра. Белорусский ученый описал 18 видов неизвестных ранее жуков. Как случаются такие открытия? Вот, что сказал Сергей Рындевич:

— Тропические леса, острова, горные системы — из труднодоступных мест, где никогда или редко ступала нога энтомолога, обычно привозим новые виды, неизвестные для науки. Но если в руки попадает неизвестный жук, это не значит, что он новый. Надо связаться с коллегами из разных стран, изучить материалы, описать насекомое. Это не быстрый процесс. В прошлом году мы с российским коллегой описали два новых вида с Дальнего Востока России. Один из экземпляров этого вида был в моей коллекции с 1999 года! Также в прошлом году сделали сенсационное открытие в биологии — вместе с учеными из Великобритании и Китая описали жука из китайского Алтая по современным и ископаемым экземплярам. В биологии никто никогда не делал подобного. Это была биологическая сенсация.
— Насколько изучена Беларусь?

— Хорошо изучена. Случается, находим новые виды для фауны охраняемых природных территорий — для Беловежской пущи, Березинского заповедника, к примеру. Правда, в прошлом году коллеги описали два новых вида для науки.

— В связи с изменением климата можно ожидать нашествия новых насекомых?

— Действительно, к нам идут новые южные виды. Вот, к примеру, паук-оса в 2004 году зафиксирован в Барановичах, а в 2008-м уже в Березинском заповеднике. Богомол сегодня повсеместно в Беларуси обычный вид.

— Еще и мы с вами, путешественники, можем привезти что-нибудь экзотическое в чемодане.

— Можем. С древесиной, фруктами, овощами, промышленным сырьем. Вот, к примеру, азиатская божья коровка уже давно вышла за пределы своего ареала, она уничтожает вредителей — это хорошо, но вытесняет аборигенные виды. Рассказывал о ней студентам, а они через какое-то время приносят ее, нашли в машине, на зимовку спряталась, могла в этой машине к нам и приехать.

— Новые растения, новые насекомые. Чем это чревато для тех территорий, на которых они появляются?

— Изменяется структура биоценоза. Могут разрушаться либо создаваться новые пищевые цепи, из-за инвазивных видов под угрозу трансформации и гибели попадают целые экосистемы.

— Как вы относитесь к мнению, что во всем виноват человек?

— Не соглашусь. Существует цикличность в смене климата Земли. Да, антропогенное воздействие значительно, но единственное, что мы можем, — сократить выброс парниковых газов. Как эколог я, может быть, этого не должен говорить, но альтернативная энергетика не везде приемлема.

— У вас в преподавательской солидная коллекция жесткокрылых. Коллеги тоже увлекаются энтомологией?

— Мои коллеги — это мои ученики: Алексей Земоглядчук, Михаил Лукашеня, Денис Лундышев, Константин Земоглядчук. Часть из них идет по моим стопам, занимается энтомологией. Было когда-то научное общество при Барановичской станции юннатов, занимались мы зоологией, выступали на конференциях, были лучшими. Тогда думал, что, если подготовлю хотя бы одного специалиста, значит, не зря получаю зарплату. К счастью, получилось подготовить не одного.

kozlovich@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...