На бумаге и на деле

Как мы покупаем товары, не соответствующие маркировке

Число нарушений в торговле снижается, но замечания к импорту остаются
В последнее время то и дело от продавцов можно услышать: дескать, они и без контролеров знают, как работать. В то же время представители надзорных органов иного мнения. Во главу угла они ставят защиту покупателей. И приводят примеры, когда она эффективна и своевременна. Так, часто в погоне за витаминами мы берем в магазинах гранатовый сок. Солидная и дорогая стеклянная бутылка, яркий цвет, вяжущий вкус — казалось бы, самое то в межсезонье. Однако лабораторные исследования, проведенные в разных уголках страны, показывают: покупаем мы вовсе не сок. Хорошо, если нектар, а то и вовсе лимонад — по немалым ценам. Порой приплачиваем за вредные красители, влияющие на активность и внимание детей. Вердикт Госстандарта однозначен: настоящий гранатовый сок в стране не продается. Все, что есть, — количественная или качественная подделка либо фальсификат.


Натуральный гранатовый сок, по мнению бизнесменов, будет стоить минимум 8 рублей за литр, обрисовывает ситуацию начальник отдела государственного надзора и контроля Госстандарта Игорь Буссель. И задается риторическим вопросом: кто его покупать-то будет за такие деньги? В этом месте нечестные производители могут развести руками, мол, какой спрос, такое и предложение. Но представитель Госстандарта призывает к чесности: «Если написали, что соковая часть составляет 50 процентов, держите слово, а не снижайте ее до 25 процентов, как мы фиксируем». 

К слову, недоверчивые покупатели могут заглянуть в реестры юридических и физических лиц, импортирующих опасную продукцию, и опасной продукции, запрещенной к ввозу и (или) обращению на территории республики, чтобы узнать, были ли у специалистов нарекания к тому или иному наименованию сока, его производителю или поставщику. Сейчас там значится более 450 привозных товаров и около 270 субъектов, допустивших нарушения. 

Пополняются списки раз в квартал после проверок Госстандарта, Минздрава, Министерства антимонопольного регулирования и торговли. Впрочем, начальник управления контроля потребительского рынка — торговой инспекции МАРТ Валерьян Беспалый обращает внимание: его специалисты в последнее время сделали акцент на мониторингах. В проверки они перерастают, когда к рекомендациям не прислушиваются. Как результат — тяжесть нарушений медленно, но верно уменьшается. Например, реже находится пресловутая просрочка, сократились и общие суммы небезопасных товаров. 

В то же время число замечаний со стороны контролеров к индивидуальным предпринимателям, к которым в соответствии с положениями Указа № 48 «О мерах по обеспечению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов» в последнее время приковано много внимания, не сокращается. «Работа на рынках показывает: мы иногда становимся единственным источником сведений для ИП, от нас они узнают, что и как надо делать», — удивляется Валерьян Беспалый. 

Тем не менее незнание законов не освобождает от ответственности. Только специалисты Госстандарта с начала года предписали изъять из обращения 158 наименований товаров, запретили ввоз в страну 203 позиций опасной продукции, начиная с проводов и светильников и заканчивая одеждой для детей и взрослых и продуктами, прекратили действие сертификатов и деклараций о соответствии на 140 наименований товаров, перечисляет Игорь Буссель. Он надеется, что после того, как бизнесу пошли навстречу и с 23 августа уменьшили штрафы за нарушения Указа № 48, количество работы вдруг не прибавится. 

В Госстандарте дают совет и жителям приграничных с Россией регионов Витебщины, Могилевщины и Гомельщины: внимательно изучать маркировку и состав соседских продуктов на полках. Дело в том, что товары не всегда являются теми, за которые их выдают производители. Например, в сливочном масле нет молочного жира, но россияне настаивают, что это не спред. Впрочем, некоторые неточности обнаруживаются только в лаборатории. Так, в томатной пасте вместо заявленных 50 процентов сухих веществ нередко их оказывается всего 15, остальное — вода. Не смертельно, но, согласитесь, неприятно. Однако кто-то же выдает такие заведомо ложные сертификаты, которые ставят под сомнение работу одних госорганов и вызывают жалобы на бдительность других. Очевидно, назрела новая проблема — ответственности соседских органов сертификации за свою работу. 

druk@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...