Минск
+11 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Что помнят о «панской Польше» и присоединении Западной Беларуси к СССР бывшие колхозники «17 сентября» Несвижского района

«Мы лучшую жизнь строили»

Бывшие батраки деревни Великая Липа, освободившись в 1939 году от гнета местного помещика Обуховича, уже в 1940-м создали колхоз «17 сентября».

ВОЗМОЖНО, только в редких случаях в западнобелорусских городах и даже деревнях не найдется улицы имени 17 сентября. Большинство коллективных и советских хозяйств сейчас видоизменились коренным образом, от того времени остались разве что фотографии и воспоминания старожилов. Но некоторые сельхозпредприятия, трансформированные в те же СПК, ОАО или КСУП, оставили в своем названии частичку прошлого. Поэтому «след» 1939 года, когда Красная Армия освободила Западную Беларусь от польского гнета, привел меня в ОАО «17 сентября» Несвижского района. Единственное, в чем поначалу путалась, так это в деревнях-соседках — Высокая Липа и Великая Липа. А недалеко еще и Саска Липка. Можно было заблудиться в этих трех липах, как в трех соснах.

«Дажынкі-1984» открывает председатель колхоза Григорий СОСНОВСКИЙ.

БОЛЬШУЮ роль в освободительном движении в Несвижском районе сыграли подпольщики из Городеи, среди которых были в основном железнодорожники. Руководил патриотами шофер Александр Скачко, который в силу своих обязанностей мог передвигаться по Западной Беларуси и Польше, собирать нужную информацию. Но подпольщиков постигла страшная участь: кто-то из местных позарился на щедрое вознаграждение, обещанное поляками, и в ноябре 1931 года возле Барановичской тюрьмы повесили семь человек, в том числе и Скачко. Однако члены ячейки успели создать особую психологическую атмосферу среди крестьян и рабочих.

В 1929 году по усадьбам Радзивиллов прошла волна забастовок с требованием повысить зарплату и улучшить благосостояние. Приведу небольшую справку о средней почасовой зарплате в средней и крупной промышленности по годам: «В 1932-м в Польше платили 0,77 злотого, в Новогрудском воеводстве (к нему относился Несвижский район) — 0,32. В 1934 году — 0,64 и 0,26 злотого соответственно, в 1937-м — 0,67 и 0,31 злотого. При этом пара мужских ботинок стоила 24,5 злотого, катушка ниток — 0,64, килограмм сахара и соли — 1,26 и 0,36 злотого и литр керосина — 0,44».

В 1931 году в деревне Быховщина крестьяне схватились за топоры и вилы, выступая против насильственного выселения на хутора. Войта и представителей земуправы прогнали, землемера сбросили в реку. Правда, силами полицейских бунт подавили, многих крестьян арестовали и осудили. А 1 мая 1933 года сдали нервы и у жителей деревни Великая Липа: они подняли восстание против местного помещика Обуховича.

О ТОМ, как жили крестьяне «пад палякамі» помнят и сельские старожилы, и те, кому тяжелые воспоминания перешли по наследству от родителей. Когда-то первый председатель Великолипского сельсовета, а впоследствии четвертый председатель колхоза «17 сентября» Владимир Галушко рассказывал: «Собирались вечерами и пели белорусские песни, хотя и знали, что за это могут арестовать. Польские учителя штрафовали наших детей только за то, что на переменках они пытались разговаривать на родном языке…»

Хата 94-летней Софьи Никодимовны Веремейчик в Великой Липе стоит с 1930 года. Со двора хорошо видно место бывшей помещичьей усадьбы — дом, конюшня, арка, пивоварня… Женщина смеется, что ей скоро сто лет, а постройкам бывшего хозяина и того больше, но они еще ее переживут:

— Из 94 лет только шесть жила вдали от своей деревни, а так все на одном месте. До сих пор перед глазами прежнее село. Родительский дом был неподалеку. До воссоединения все вокруг принадлежало польским помещикам. Нашими землями владел Обухович, в Заушье — Гартинг. Мама работала на Обуховича, папа служил у него солтысом, собирал налоги. Поговаривали, что наш пан — один из радзивилловского рода. Деревенские дети ходили в церковно-приходскую школу, но учились только на польском. У помещика сыроварня была, да еще самогон бочками возили из его пивоварни. Евреям сдавал в аренду огромный сад. На своих наделах людям сложно было прокормиться, нанимались в батраки. Все у Обуховича работали, и я тоже. Помню, как в сентябре 1939 года по деревне новость полетела: «Наши пришли! Советы пришли!» Мы радовались: наконец-то гайдуки перестанут гонять. Пана Советы забрали, а все его добро осталось. По хлевам скотины много: коровы, свиньи, кони, птица… Наши сельчане сначала боялись трогать, так из Еськовичей пришли. Яблони трясли, взломали сыроварню, забрали все сыры, даже те, что в формах лежали. Расхватали посуду, мебель. Платки набрасывали коровам на голову и вели по улицам, поросят на руках несли. Потом к еськовцам и липовцы присоединились. Папа строго приказал нам ничего не брать. Детей из приходской школы перевели в классы, расположенные в усадьбе, только отбросили на класс назад, польский отменили, стали обучать на русском языке.

Софья Никодимовна ВЕРЕМЕЙЧИК.

В феврале 1940 года 300 гектаров пана Обуховича из Великой Липы достались созданному колхозу «17 сентября». 35 семей бывших батраков объединились под руководством председателя Андрея Шаповала. Хозяйству повезло: в отличие от «восточников», где коров да свиней собирали «с миру по нитке», первыми постояльцами общественных сараев стала панская живность, которую крестьяне вынуждены были вернуть. Из погребов да амбаров не успели все семена расхватать. И те же хлева да конюшни не строили, за Обуховичем числилось большое наследство.

Отменная память Софьи Никодимовны воспроизводит точные даты 80-летней давности:

— Во время войны колхоз не действовал, восстановили в сентябре 44-го, когда немцев погнали. А председателя Юлиана Чижевского бандиты убили в августе 1945 года. Возглавлял тогда колхоз Александр Веремейчик. Мама работала полеводом, я — учетчиком. Так всю жизнь в хозяйстве и проработала.

ПОСЛЕ войны колхозы организовали и в соседних деревнях. «Маяк коммунизма», «Комсомолец», «Новая заря», «Молодая гвардия»… 15 марта 1951 года их объединили, сохранив название «17 сентября», центр — в Великой Липе. Хозяйством руководил Владимир Галушко. Последнее объединение еще с тремя колхозами произошло в январе 1959 года, а земли расширились до 5200 гектаров.

Анатолий Павлович Сосновский, родной брат бывшего председателя колхоза «17 сентября» Григория Сосновского, руководившего хозяйством с 1967 по 1992 год:

— В колхоз я пришел в 1945 году. Повезло, что немцы после себя руины не оставили. До сих пор здания помещичьи стоят, а тогда для артели это было большим подспорьем. Тот же скот нужно было где-то держать? Единоличники сначала в колхоз не хотели идти, а батракам некуда деваться. Со скрипом, но народ собирался. Не знаю, как тот Веремейчик выдержал. После него Галушко был председателем аж 16 лет. Поднимали хозяйство в основном за счет льна. С гектара брали по 7—8 центнеров льносемян, хорошие урожаи давало волокно. Когда-то мы были передовиками, не раз по показателям оставляли позади себя даже «Снов». Работали свиноферма, коровник, птичник, даже три пасеки держали. 41 год я отдал колхозу, был и водителем, и заведующим гаражом. Работали много, ответственно. Иначе не умели и не могли.

Анатолий Павлович СОСНОВСКИЙ.

При Григории Сосновском, а он руководил 25 лет, у колхоза было 6443 гектара земли, из них 5388 — сельхозугодья. Техники хватало, по тем временам богатая МТС насчитывала 84 трактора, 24 зерноуборочных комбайна, 50 автомобилей, плуги, сеялки… Сельские улицы заасфальтировали, построили банно-прачечный комплекс, 5 бань, 8 магазинов, почту, две сберкассы, столовую с кулинарией, кондитерским цехом, баром и банкетным залом. В три самые крупные деревни провели природный газ. Не забыли и о земляках, погибших в годы Великой Отечественной войны. В 1970 году 168 имен увековечили на памятнике в центре Высокой Липы, зажгли Вечный огонь.

Уборка льна в колхозе, 1950-е годы.

В соседней Высокой Липе родилась 82 года назад Данута Григорьевна Санчук, а в Великой Липе вышла замуж. Давно живет одна, но отшучивается, что на скуку абсолютно нет времени: «Вот зима настанет, буду днями, как паненка, сидеть на диване и смотреть телевизор». Ее воспоминания, связанные с довоенным временем, такие же тяжелые:

— Знаете, что мне интересно: столько лет мы были под панской Польшей, а поляками так и не стали. Католиков ведь у нас единицы, все православные. Ой, бедно мы жили! У родителей маленькая хатка с земляным полом и клеточками-окошками, которые не открывались. В семье пятеро детей, папа с мамой батрачили у Обуховича. И дома еще земля, коник, коровка и овечки с курами. Я самая младшая, но помню, что работали очень много. Весной пасли скот, зимой учились в школе. Сначала она была в панском доме, потом за 5 километров через речку, в Снове. Иногда смотрю, наши дети теперь стоят и ждут автобус, чтобы их отвезли. Какие условия у них, а мы ничего не ждали! В колхозе работала с 1955 года в полеводческой бригаде на льне. 8 лет была звеньевой, в звене 40 женщин. У меня даже медаль есть за хорошую работу, и муж, ныне покойный, получил такую же медаль за пахоту, он трактористом был. Сначала отрабатывали трудодни, платили зерном. Мы ждали отчетного собрания и что нового скажет председатель, чего пообещает. Это же праздник настоящий был! Соревновались с колхозом имени Калинина, нынешним агрокомбинатом «Снов». Все делали вручную, тяжело. Но у людей настрой был, мы же лучшую жизнь строили. Нагоревались при панах, при немцах, наголодались, жить хотелось. На работу с песней, с работы с песней. Еще с коллективом художественной самодеятельности успевали с концертами выступать. Вот вы скажите, я понять никак не могу: почему раньше мы так тяжко работали в колхозе и еще держали скот дома? А теперь на селе коровы и свиньи в тягость. Как жить в деревне, чтобы в хлеву никто не стоял? У меня, гляньте, огород большой, я сама лопатой всю картошку выкопала. Дети есть, но зачем кого-то ждать?

Данута Григорьевна САНЧУК.

ЛИСТАЯ старый альбом с выцветшими фотографиями и желтыми страницами, который мне показала главный специалист по идеологической работе ОАО «17 сентября» Ольга Малец, всматривалась в лица передовиков-колхозников и читала небольшие заметки.

1955 год: «За достижение высоких показателей в животноводстве приказом Министерства сельского хозяйства СССР колхоз премирован грузовым автомобилем». 1956 год: «С одного гектара льна собрано 12 центнеров. Звеньевая бригады № 1 Мария Пожиток была на выставке ВДНХ в Москве, где делилась опытом работы. Награждена двумя медалями и премирована швейной машинкой». 1962 год: «Члены сельхозартели «17 сентября» вырастили небывалый урожай картофеля. В среднем каждый гектар дает по 140 центнеров клубней. На отдельных участках — до 200 центнеров. Во второй полеводческой бригаде под руководством Якова Бруя с участка площадью 3 гектара накопали 600 центнеров картофеля. Отдельные клубни достигают веса в один килограмм…»

Свинарка Галина САВОСТЕЙ, 1950-е годы.

Может сейчас цифры для кого-то покажутся незначительными. Но стоит подумать, что львиную долю сложнейших операций люди выполняли вручную. А фотографии, где в ряд стоят комбайны или по полю ходят тракторы?.. Это подвиг, не зря медали и ордена давали. Пока я просматриваю записи, Ольга Владимировна дополняет:

— В разное время хозяйством руководили Анатолий Каменко, Владимир Прибор, Александр Дунец, Анатолий Булыга, Андрей Ратомский. С 2010 года и по сей день — Андрей Коктыш. В марте 1996-го колхоз реформировали в сельское коллективное предприятие «17 сентября», в 2003-м — в СПК, а с 2009 года — в ОАО «17 сентября».

Один из лучших животноводов Ипполит ШАПОВАЛ, 1960-е годы.

В Великой Липе до сих пор проживает 99-летний Иван Иванович Малец, бывший тракторист колхоза, и 91-летняя Александра Александровна Скриндиевская, бывшая учительница.

Покидая деревню, спросила у Софьи Никодимовны Веремейчик, какой гимнастикой нужно заниматься, чтобы дожить до 94 лет? Женщина рассмеялась: «Я вычитала в журнале, что утром надо 10 раз подняться на пальчики и потянуть вверх руки, потом покрутить в разные стороны головой. Это для работы сердца полезно, я все выполняю. Потом вечерочком пройду по улице, минуя несколько домов, аж до братихи и обратно. Как еще ноги носят, не знаю. Эх, а раньше, дитятко, все упражнения — поле, огород, ферма, хозяйство…»

Улица Ленина в деревне Великая Липа.

Общаясь с пожилыми людьми, кому выпало на долю создавать, восстанавливать и поднимать колхозы, выводя их на уровень хозяйств-миллионеров, пережить войну и на пепелищах отстроить Дома культуры, школы и фермы, постоянно думала: если бы то поколение сидело на печи, мы бы сейчас собирали милостыню. Они наш остов, костяк, крепкий фундамент-монолит, на котором и сейчас держится деревня.

chasovitina@sb.by

Фото автора и из архива ОАО «17 сентября»
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.44
Загрузка...