Мужчины узнавали здешних женщин по... фартушкам

ДОСТАТОЧНО зайти в любой дом деревни Бездеж, что в Дрогичинском районе, открыть там старый бабушкин сундук — и найдешь в нем маленький музей. С такого сундука и начал свою историю, пожалуй, один из самых необычных музеев Беларуси — народного творчества «Бездежский фартушок», который открыл двери для посетителей ровно 15 лет назад, в январе 1999 года. Здесь собран богатый материал ткачества и вышивки жителей деревни Бездеж и близлежащих деревень. Но самое ценное — это уникальная коллекция фартушков XIX — начала XX веков. В фондах музея насчитывается 246 фартушков, при этом нет двух одинаковых — их узор всегда создавался в единственном экземпляре.

В деревне Бездеж Дрогичинского района знают, чем наши бабушки выбеливали лен и как приготовить из него самую вкусную макуху

ДОСТАТОЧНО зайти в любой дом деревни Бездеж, что в Дрогичинском районе, открыть там старый бабушкин сундук — и найдешь в нем маленький музей. С такого сундука и начал свою историю, пожалуй, один из самых необычных музеев Беларуси — народного творчества «Бездежский фартушок», который открыл двери для посетителей ровно 15 лет назад, в январе 1999 года. Здесь собран богатый материал ткачества и вышивки жителей деревни Бездеж и близлежащих деревень. Но самое ценное — это уникальная коллекция фартушков XIX — начала XX веков. В фондах музея насчитывается 246 фартушков, при этом нет двух одинаковых — их узор всегда создавался в единственном экземпляре.

Оказывается, бездежские фартушки всегда заметно отличались от фартуков других регионов — они были очень тонкие и выбеленные. Через обручальное кольцо должно было пройти 300 льняных ниток — только из такой нити можно было ткать полотно для фартука. А чтобы равномерно отбелить полотно, его летом на долгое время выкладывали под палящее солнце. Или отбеливали золой от березовых дров, которую заливали кипятком, а потом полоскали в речке.

— Мы недавно проводили эксперимент: пробовали отбелить льняное полотно современными средствами. Осветлилось неравномерно, пятнами, а наши бабушки ведь добивались идеального результата, — рассказывает директор музея Мария Остапович. — И мужчины всегда говорили, что бездежских женщин можно узнать издалека именно по фартушку. Кстати, в прежние времена у каждой должно было быть их не менее 12. На большие религиозные праздники в одном и том же фартуке в церковь по два раза не ходили.

Бездежский фартушок — уже бренд. Его знают в Беларуси, дальнем и ближнем зарубежье. Посетители музея — не только жители Беларуси, но и России, Прибалтики, Великобритании, Голландии, Филиппин, Франции, Китая. А в 2009 году музей стал лауреатом специальной премии Президента «За духовное возрождение». «За уникальную коллекцию фартушков, возрождение народных традиций, обрядов и диалектов», — написано в дипломе, который висит в рамке при входе в музей.

Осенью 2012 года музей расширился — здесь открыли крестьянское подворье «Каля Плыса». Плысой на местном диалекте называется речка Плеса, что протекает неподалеку и впадает в Ясельду. Теперь посетители могут не только оценить коллекцию фартушков, но и совершить путешествие в прошлое, на 100—150 лет назад, окунуться в крестьянский быт того времени.

Сейчас на подворье — лошадь, козы, гуси, утки, кролики. Возможно, купят корову.  В один из трех прудов запустили рыбу: плотву, карпа и карасей. Во втором плавают гуси и утки. Третий — возле строящейся бани, в нем можно будет искупаться после парилки.

В настоящей деревенской хате оборудован гостиничный номер в сельском стиле со всеми удобствами. Это пока не агроусадьба, а, так сказать, проба пера, уверяет Мария Михайловна. В ее планах — оборудовать настоящий гостиничный комплекс на мест 20, а то и больше.

Зато продегустировать традиционные местные блюда можно уже сегодня. Все домашнее: огурцы из бочки, капуста квашеная, сало, драники, налистники, картошка тушеная с уткой, запеченный карп, гусь с яблоками, фаршированный гречкой и черносливом.

И, конечно, макуха — традиционное блюдо бездежского края. Такое же вкусное, как и необычное. Изготавливается оно из высушенного и перемолотого льняного семени. Макать в нее можно все, что угодно: хлеб, картошку, сало, овощи. Она придает обычным продуктам новый, совершенно необыкновенный вкус.

— Ее люди ели и во время поста, и в остальные дни — она очень сытная,  — рассказывает Мария Остапович. — Испокон веков в нашей местности люди выращивали лен. Так что льном и кормились, и одевались в него.

Посетители музея могут своими глазами увидеть, как раньше обрабатывали лен и как из него ткали. Работница музея, мастер Нина Янущик, ткет полотно по старинным технологиям, именно так, как это делали ее бабушки. Созданные ее руками салфетки и полотенца продаются в сувенирной лавке музея.

Кстати, в деревне стало возрождаться ткачество: женщины пенсионного возраста с удовольствием вечерами занимаются этим старинным искусством. Обычно из этого полотна они шьют наволочки и простыни, которые используют не только дома в селянских хатах, но и отдают родным и друзьям-горожанам.

Бездежский музей — прекрасный пример того, как на самобытности и местном колорите можно зарабатывать деньги. Помимо экскурсии, здесь можно заказать и музыкальное сопровождение фольклорного коллектива. С музеем сотрудничают практически все местные коллективы: бездежский фольклорный «Купалинка», «Криниченька» Микитского Дома фольклора, ансамбль народной музыки и песни «Сваякі» Бездежского Дома культуры и «Папінскія музыкі» Папинского Дома культуры, «Зараночка», «Веселые соседи».

В музее проходят и регистрации браков. Для того чтобы расписаться, молодые приезжают даже из других регионов. Недавно, к примеру, здесь праздновала свадьбу пара из Ивановского района. На бракосочетание облачаются в народные костюмы. Фольклорные коллективы проводят для молодых настоящие свадебные обряды. Фотосессия — за ткацким станком, прялкой, на тканых покрывалах. А в церковь на венчание можно поехать на бричке, украшенной так, как в старину, еловыми ветками. Ее музею подарил мастер из соседней деревни Василий Талатай. Зимой же коня запрягают в расписные сани.

— Замечательная тенденция наметилась — возвращение к своим корням, — говорит Мария Остапович. — Пожилые, когда все это видят, со слезами на глазах вспоминают свою молодость. Все чаще люди просят провести экскурсию не по-русски, и даже не по-белорусски, а на местном диалекте. Так что самобытность наша сохраняется.

Юлия БОЛЬШАКОВА, «СГ»

Фото автора

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости