Музей с огоньком

Музей-мастерская Заира Азгура: территория, где возможно все

Загадка: в этом месте Ночь музеев действительно ночь, до рассвета, а не вечер, как у нас обычно водится. Сюда чаще приходят на концерты, показы, опен–эйры и встречи с творческими людьми, чем собственно на экскурсии. Добавим еще некоторую территориальную удаленность — и вот она, отгадка: речь пойдет о Мемориальном музее-мастерской Заира Азгура. В этом году отмечается 110-летие со дня рождения народного художника Беларуси и СССР, а в музейных стенах уже почти 10-летие кипит весьма своеобразная жизнь, несколько неожиданная для места, в котором тебя с порога встречают памятники Ленину и Марксу.


Интерес к советскому наследию всколыхнулся в обществе совсем недавно, так что, по идее, музей Азгура, открытый в 2000 году, был обречен на тихое прозябание. Однако внезапно стал точкой притяжения молодежи и творческой интеллигенции. Директор Оксана Богданова буквально летает по помещениям, а следом за ней по причудливым траекториям перемещаются четверо научных сотрудников. Трое из них — обратим внимание — недавно распределившиеся молодые специалисты — выпускники университета культуры (вот воистину кузница кадров!).


В музей Азгура слетаются кто на джаз, кто на рок, кто на проект «Диафильм live». Другие предпочитают фестиваль немого кино и живой музыки «Кинемо». Иные выбирают выставки современной скульптуры или студию лепки Azgur school, которую ведет скульптор Евгений Колчев.

Куратор школы Анна Синилова:

— Заниматься приходят желающие разных возрастов — и дети, и взрослые. Многие из них никогда не лепили и не знают, как вообще обращаться с глиной. А Евгений умудряется внушить такую уверенность в себе, что из–под их рук выходят настоящие скульптуры.


Сегодня музей–мастерская Заира Азгура — не только место памяти, но и пространство уместных и стильных парадоксов, убеждена научный сотрудник Наталья Божелко:

— Мы открыты экспериментам и новым формам творчества. Например, проект «Диафильм live» использует разные площадки, но наша привлекает своей атмосферностью.


Старший научный сотрудник Дмитрий Михеев в мастерскую Азгура попал 6 лет назад — пришел волонтером на Ночь музеев в 2011 году, да так и остался. «Стал соучастником», шутит молодой человек:

— С 2009 года шло наполнение академического музея современным контентом, который на первый взгляд к музейной работе имеет косвенное отношение, когда реализовывались все те идеи, которые и привлекают сегодня посетителей. Хотя это интересные формы деятельности, но они достаточно нетипичны для музеев и по сей день. Например, в 2014 году мы пошли на безумную авантюру: усилиями проекта Cinemascope, композиторов Ольги Подгайской и Виталия Дорошука была поставлена опера на льду. Мы вышли из музея в парк Горького, артисты катались на коньках и пели свои арии, там же на льду разместились оркестр и хор музыкальной капеллы «Сонорус», которым дирижировал Александр Хумала. Это было незабываемо. 2015 год был посвящен артхаусному кинематографу, мы впервые попробовали провести Ночь искусств — решили, что одной бессонной Ночи музеев нам мало, надо больше! В этом году планируем не спать, читая до утра мемуары Заира Азгура: скульпторы будут озвучивать воспоминания скульптора.



Директор Оксана Богданова на вопросы отвечает на бегу:

— Этот музей, как и все, должен был выполнять определенные плановые позиции. Но, возможно, магия места определила будущее. Это ведь творческая мастерская, динамичная, процессуальная площадка — и делать здесь что–то просто для плана, для галочки? Получает удовольствие музейщик — получает его и посетитель. Каждое поколение, каждый призыв, каждая мобилизация азгуровцев — это, как правило, персоны и личности. Все зависит от научных сотрудников, от их кругозора, уровня компетенции, интеллекта. Я работаю здесь уже восемнадцатый год и с приходом каждого нового человека с интересом жду, какая же краска появится в жизни музея.

Здесь каждый делает все, рассуждает музейная молодежь (солидно–затхлое «научный сотрудник» к ним не удается прилепить, как ни старайся). Несколько раз в неделю здесь что–то движется, звучит, позванивает, иногда поет, иногда грохочет. Мастерская скульптора становится творческой лабораторией для всех. Что–то подсказывает: Азгур, любивший собирать в своем доме людей искусства, от души порадовался бы, что эта традиция не исчезла.

Уже собираясь уходить, мы видим толпу школьников, которым научный сотрудник Мария Ляшкевич рассказывает про инструмент «азгурку», который скульптор придумал специально для себя. Дети вертят головами, разглядывая бюсты, живо интересуются современными мультимедийными «примочками», и можно не сомневаться: они придут еще. Возможно, через несколько лет, когда им захочется не просто выставки, а чего–нибудь эдакого, необычного, с огоньком.

ovsepyan@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Загрузка...