Можно ли вырастить ребенка без импортных товаров...

В домашней аптечке для ребенка полным-полно импортных препаратов, одежда и обувь на 50 проц. белорусская, на 50 — импортная, коляска — польская, автокресло — турецкое, а в игрушках много товаров из Китая. Но старшее поколение с современной мамой об «импортных» детках может поспорить: мы подгузников не знали, в отечественное крох одевали, а от коликов в детских животиках спасались укропной водой, а не заграничными суспензиями. Президент Александр Лукашенко подчеркивает: импортозамещение — важная часть сбалансированного развития экономики. Тем не менее многие важные для комфортной жизни малышей и мам товары в Беларуси не производят, некоторые из них наши предприятия потихоньку осваивают, а в налаживании производства третьих нет экономического смысла. Удастся ли уйти от экспорта детских товаров вообще? Какие отечественные новинки для детей стали выпускать в стране и почему им не так легко найти место на полке магазинов? Эти и многие другие вопросы обсуждались в редакции «БН» в ходе «круглого стола». Среди гостей — начальник отдела управления потребительского рынка непродовольственных товаров Министерства торговли Беларуси Людмила ГРИШАНОВИЧ, консультант управления потребительского рынка продовольственных товаров Министерства торговли Беларуси Алина ГОРЕЛОВА, руководитель сектора развития швейной отрасли «Беллегпрома» Елена ДУБОВЕЦ, заместитель начальника управления координации развития кожевенно-обувной отрасли «Беллегпрома» Лилия ВЛАСОВА, заместитель начальника отдела организации торговли «Беллегпрома» Алексей РУЧАНОВ, начальник отдела маркетинга ОАО «ЭКТБ» Алла БАРАНОВА, 1-й заместитель директора ИП «БелЭмса» Евгений НЕСТЕРЕНКО, заведующая лабораторией клинической неонатологии ГУ «РНПЦ «Мать и дитя» Татьяна ГНЕДЬКО, начальник клинико-фармакологического отделения Республиканской клинико-фармакологической лаборатории РУП «Центр экспертиз испытаний здоровья» Ирина ЕФРЕМОВА, начальник отдела детского и специализированного питания ОАО «Беллакт» Наталья КАРАЧ, а также молодые мамы Екатерина ВАСЮК и Ольга СМИРНОВА.

СОВРЕМЕННАЯ белорусская мама и представить себе не может, как это — растить малыша без импортных товаров

В домашней аптечке для ребенка полным-полно импортных препаратов, одежда и обувь на 50 проц. белорусская, на 50 — импортная, коляска — польская, автокресло — турецкое, а в игрушках много товаров из Китая. Но старшее поколение с современной мамой об «импортных» детках может поспорить: мы подгузников не знали, в отечественное крох одевали, а от коликов в детских животиках спасались укропной водой, а не заграничными суспензиями. Президент Александр Лукашенко подчеркивает: импортозамещение — важная часть сбалансированного развития экономики. Тем не менее многие важные для комфортной жизни малышей и мам товары в Беларуси не производят, некоторые из них наши предприятия потихоньку осваивают, а в налаживании производства третьих нет экономического смысла. Удастся ли уйти от экспорта детских товаров вообще? Какие отечественные новинки для детей стали выпускать в стране и почему им не так легко найти место на полке магазинов? Эти и многие другие вопросы обсуждались в редакции «БН» в ходе «круглого стола». Среди гостей — начальник отдела управления потребительского рынка непродовольственных товаров Министерства торговли Беларуси Людмила ГРИШАНОВИЧ, консультант управления потребительского рынка продовольственных товаров Министерства торговли Беларуси Алина ГОРЕЛОВА, руководитель сектора развития швейной отрасли «Беллегпрома» Елена ДУБОВЕЦ, заместитель начальника управления координации развития кожевенно-обувной отрасли «Беллегпрома» Лилия ВЛАСОВА, заместитель начальника отдела организации торговли «Беллегпрома» Алексей РУЧАНОВ, начальник отдела маркетинга ОАО «ЭКТБ» Алла БАРАНОВА, 1-й заместитель директора ИП «БелЭмса» Евгений НЕСТЕРЕНКО, заведующая лабораторией клинической неонатологии ГУ «РНПЦ «Мать и дитя» Татьяна ГНЕДЬКО, начальник клинико-фармакологического отделения Республиканской клинико-фармакологической лаборатории РУП «Центр экспертиз испытаний здоровья» Ирина ЕФРЕМОВА, начальник отдела детского и специализированного питания ОАО «Беллакт» Наталья КАРАЧ, а также молодые мамы Екатерина ВАСЮК и Ольга СМИРНОВА.

В чем возить и чем играть?

Н. СЕРГУЦ: — Спрос на детские товары растет. Если в начале 2000-х в Беларуси ежегодно рождались 90 тысяч малышей, то в 2012 году на свет появилось почти 110 тысяч. Демография улучшается, но многих товаров для детей в стране не производят вообще или производят в недостаточном объеме. Неужели они не нашли бы своего покупателя или выгоднее их завозить в страну, чем производить?

Л. ГРИШАНОВИЧ: — В целом товарные ресурсы детского ассортимента формируются в основном за счет белорусского производства. Доля отечественных товаров в розничной торговле — 60—80 процентов от всего объема продаж: это чулочно-носочные изделия, детское белье, трикотаж, обувь, верхняя одежда. Но, к сожалению, ряд товаров для детей в стране действительно не выпускают: это музыкальные, радиоуправляемые и электрифицированные игрушки, бутылочки для кормления, соски, пустышки, погремушки, ходунки, стульчики для кормления, автокресла, манежи, мячи, бассейны, многие виды канцтоваров и другое. Министерство торговли предлагает промышленности наладить выпуск этих изделий. Поэтому по  тем  позициям, которые в республике не производятся, мы вынуждены предлагать импорт.

О. СМИРНОВА: — Мой ребенок обожает развивающие деревянные игрушки — пазлы, головоломки, вкладыши. Они до безобразия просты: вырезаны из дерева и окрашены, мы покупаем их в основном в России, и стоят они немало. Не могу понять, почему нельзя наладить их производство в нашей стране.

Е. ВАСЮК: — Мы с мужем стараемся покупать белорусские игрушки в детских магазинах «Буслік», «Баюшки». Но вот коляску купили импортную. Управлять ею могу пальцем одной руки, помощь нужна лишь при подъеме на ступеньки.

Н. СЕРГУЦ: — Два года назад на предприятии ОАО «ЭКТБ» в Минске наладили выпуск белорусских колясок. Сегодня одну из них привезли к нам в редакцию. Где ее можно купить и по какой цене?

А. БАРАНОВА: — Стоит наша коляска-трансформер 1 миллион 430 тысяч рублей, польские аналоги обойдутся в 250—300 долларов. Большую часть комплектующих покупаем в Польше, это алюминиевый каркас, детали из пластмассы, «джиповские» колеса. Люльку для малыша, москитную сетку, дождевик шьем сами. Внутри коляски барановичские ткани, наружная ткань с пропиткой — «маоготэксовская». Не синтетика, все натуральное, так что малышу будет легко в ней дышаться. Сегодня разработаны две модели таких колясок, и продаются они в 400 торговых объектах. Многие райпо берут на продажу в глубинку, Калинковичское — наш лидер продаж. Купить белорусскую коляску можно в ГУМе, ЦУМе, универмаге «Беларусь».

Правда, цветовая гамма колясок не совсем устраивает покупателей, так мне говорят товароведы. У «Моготэкса» палитра цветов ограничена. Мы писали много писем туда с просьбой разнообразить гамму — без результата. Раз уж на «круглом столе» есть представители «Беллегпрома», может, вы поможете сдвинуть этот вопрос с мертвой точки.

О. СМИРНОВА: — Меня как маму интересует, все ли в коляске разбирается? Хочется хотя бы раз в месяц ее стирать, наша хранится в багажнике, а там не всегда идеальный порядок.

А. БАРАНОВА: — Все разбирается до мелочей, и стирать можно в стиральной машине. Ткань с пропиткой, так что в непогоду разводов не появляется. Ручка регулируется под рост мамы.

А. ВАСЮК: — Если сравнивать с моей импортной коляской, то белорусская для меня тяжеловата и не совсем легка в управлении. А из вашей цветовой гаммы я выбрала бы светло-бежевый, вдруг следующий ребенок будет мальчик.

Л. ГРИШАНОВИЧ: — В стране ежегодно рождается более 100 тысяч детей, а производит «ЭКТБ» всего 250 колясок в год. Разве это решает проблему импортозамещения? Думаю, нет.

Н. СЕРГУЦ: — В феврале 2013 года в продаже появился еще один импортозамещающий товар — белорусские подгузники под торговой маркой SensoBaby. Выпускают их в д. Полыковичи-2  Могилевского района. Легко ли вам завоевывать белорусский рынок?

Е. НЕСТЕРЕНКО: — Рынок подгузников один из самых сложных: гиганты его держат крепко. «Памперс» в нашей стране занимает 37—40 процентов рынка, «хагис» — около 20, мы за год работы успели охватить около 6—7 процентов. На следующий год перед нами стоит задача в 10—15 процентов. В Беларуси в год расходуется 250 миллионов подгузников, наша производственная мощность — 112 миллионов. Если сравнивать Sensobaby по качеству с «памперсами», то наш подгузник — это «памперс эктив бейби» в зеленой упаковке. А по цене — на 40—50 процентов дешевле, один подгузник стоит 1400—1500 рублей. Почти все составляющие белорусского подгузника завозим из-за границы, вскоре спанбонд для нашего подгузника начнут производить на светлогорском «Химволокне». С учетом конъюнктуры рынка наши основные рынки будут в России, Казахстане и Кыргызстане.

Н. СЕРГУЦ: — Вы пытаетесь прийти в глубинку? Думаю, ваш подгузник будет пользоваться огромным спросом, учитывая, что соотношение цены и качества идеальное.

Е. НЕСТЕРЕНКО: — С Белкоопсоюзом договоренности существуют, но когда дело доходит до конкретного райпо, то попасть на полки магазинов не так уж легко. Удивительно, что импортозамещающий товар не имеет никаких привилегий, а на равных конкурирует с иностранными компаниями с огромнейшими рекламными бюджетами и сложившейся за десятки лет репутацией. Если затронуть НДС, то он на нашу продукцию 10 процентов. Нам говорят: ваш товар импортозамещающий, поэтому у вас НДС 10 процентов. Но он у нас и так 10 процентов. Где опять привилегия? Все-таки импортозамещающий товар должен иметь приоритет среди импортных.

А. БАРАНОВА: — Я тоже сталкиваюсь с тем, что белорусскую продукцию для деток не все магазины ждут с распростертыми руками. «У нас есть польские, немецкие коляски, зачем нам еще и белорусские?» — вот что часто слышишь не только в частной сети, но и в государственных магазинах.

Л. ГРИШАНОВИЧ: — Не соглашусь с тем, что белорусские товары выставляют в не очень хороших местах. Все они включены в ассортиментный перечень и должны постоянно быть в магазинах.

Е. НЕСТЕРЕНКО: — Белорусские подгузники включены в обязательный ассортиментный перечень магазинов, но это еще не гарантия того, что продукт будет в нормальном месте на полке и в достаточном количестве и ассортименте. Мы анализировали ситуацию по сетям: хорошая выкладка продукции обеспечивает хорошие продажи. Если продукт «спрятан», он не продается.

Л. ГРИШАНОВИЧ: — Прежде всего, нужно дать характеристику свойств вашей продукции и подчеркнуть ее преимущества. Вот тогда покупатель отдаст предпочтение именно  вашей продукции.

Е. НЕСТЕРЕНКО: — В собственной лаборатории мы анализируем все подгузники, присутствующие на белорусском рынке. 30 процентов из них не проходят по стандартам Таможенного союза, это дешевые турецкие марки. Чтобы сэкономить, они закладывают мало дорогого суперабсорбента. Этого никто не замечает, но они продаются лучше, чем наши. Хотя на рекламу не тратятся, просто присутствуют на полке. Мы понимаем, что в бренд нужно вкладывать деньги, по расходам на рекламу мы на втором месте после «памперсов».

Во что одевать?

Н. СЕРГУЦ: — Хочу обратиться к Беллегпрому. Увеличились ли за прошедшие 10 лет объемы производимых товаров для детей?

Е. ДУБОВЕЦ: — Каждый год объем производства по отдельным позициям растет, по некоторым уменьшается, все зависит от востребованности товара. В 2013 году мы планируем выпустить около 13 миллионов штук швейно-трикотажных изделий, на каждого ребенка страны — по 7—8 изделий, и 7 миллионов пар чулочно-носочных изделий. Многим мамам известны белорусские бренды «Кукавака», «Топотушка», «Кредо», «Артус». Продукция сертифицирована, соответствует требованиям техрегламента Таможенного Союза. И если трикотаж полностью отечественный, то в швейной отрасли мы используем около 80 проц. импортных тканей. Одна из задач текстильной отрасли — разработка и выпуск современных тканей для детской одежды белорусского производства.

Л. ВЛАСОВА: Ежегодно организациями обувной отрасли выпускается свыше 1000 моделей детской обуви, обновляемость ассортимента достигает 70 процентов. В 2013 году планируем произвести около 2 млн. пар обуви для детей и большую ее часть поставить на внутренний рынок.

Н. СЕРГУЦ: — Каждый год накануне 1 сентября активно обсуждают тему школьной формы. Создается впечатление, что кроме школы наши дети никуда больше не ходят. Как обстоят дела с любимой повседневной одеждой для детей — джинсовой?

Е. ДУБОВЕЦ: — Джинсовую одежду в стране не выпускают. И если организовать ее производство, она будет чересчур дорогой и не сможет конкурировать с импортными аналогами. Хотя сейчас поступили предложения от турецкой компании о производстве джинсовой ткани. Будет своя джинсовая ткань — будет и одежда. В какой форме наладим сотрудничество, говорить пока рано.

Т. ГНЕДЬКО: — Я как мама 12-летней девочки столкнулась в белорусском текстиле с такой проблемой. Пыталась у «Купалінкі» найти пижаму для дочки с суженными у запястий рукавами и суженными у щиколоток брючками — безуспешно. На ручках и ножках — клеш. Выходит, красота в моделях пижам преобладает над функциональностью, а ночью в них ребенку холодно. Трусики «Купалінкі» растягиваются вокруг ножек. А ведь они должны выполнять гигиеническое назначение и защищать половые органы от пыли, грязи. Иногда хочется девочке купить мальчуковые трусики-шортики.

Е. ДУБОВЕЦ: — Мы расскажем «Купалінке» о ваших замечаниях.

Е. ДУБОВЕЦ: — Расцветки предлагаем разные. Но большинство покупателей считают — дети должны быть яркими.

Е. НЕСТЕРЕНКО: — Цвета играют огромнейшую роль во всем — в текстиле, в колясках, игрушках, даже в расцветке упаковок с подгузниками. Почему дешевая упаковка «памперсов» оранжевого цвета? Мама после роддома в большом стрессе, оранжевый цвет дарит ей радость, она ее покупает. В некоторых магазинах делают оранжевые уголки. Если ребенок потерялся, то он обязательно «прибьется» к нему. Зеленая упаковка «памперсов» с более дорогими подгузниками вызывает у мам чувство сухости, они меньше задумываются о деньгах, больше о комфорте малыша.

Н. СЕРГУЦ: — С декабря 2011 года детская одежда перешла в разряд социально значимых товаров, а значит, торговые надбавки ограничены, рентабельность упала. Хорошо, что у ОАО «Світанак» всего 40 процентов товаров — для детей, на остальных можно зарабатывать. Как выживают в таких условиях предприятия, которые целиком ориентированы на детскую одежду и внутренний рынок?

Л. ГРИШАНОВИЧ: — Промышленности действительно приходилось нелегко, сдерживалось развитие ассортимента, рентабельность была невысокой. Поэтому Правительством Республики Беларусь в октябре т.г. принято постановление № 934, которым предусмотрено сокращение перечня социально значимых товаров для детей. Остались только белье для новорожденных и детей ясельного возраста по 60-й размер, чулочно-носочные изделия по 16-й размер, обувь для детей ясельного возраста и малодетская, мыло, зубная паста, тетради, соски, пустышки, бутылочки для кормления детей и санитарно-гигиенические изделия: пеленки, подгузники, влажные салфетки. Раньше в этом списке была вся швейная, трикотажная, бельевая одежда, чулочно-носочные изделия для взрослых и детей.

Е. ДУБОВЕЦ: — На наших предприятиях рентабельность значительно не выросла. Рост цен на продукцию под постоянным контролем, чтобы она была конкурентоспособна.

Н. СЕРГУЦ: — Современные мамы покупают в интернет-магазинах практически все: от колясок, кроваток до пустышек, подгузников. В этих условиях идеальным было бы создать онлайн-каталог со всей белорусской продукцией. Выбираешь категорию «детские трусики» — и видишь все модели, размеры, цену и производителей в РБ. Как реагируют на вызовы современных покупателей предприятия «Беллегпрома»?

А. РУЧАНОВ: — Практически у всех предприятий «Беллегпрома» есть свои сайты, на них выложен ассортимент. Посмотреть можно, но заказать и купить — нет. Пока возможности открыть розничный интернет-магазин на каждом предприятии нет, потому что одежду люди привыкли покупать при личном контакте. Но я видел в одном интернет-магазине белорусского предпринимателя продукцию «8 Марта», «Юноны». Сейчас субъектам малого бизнеса придется обратить внимание на белорусскую продукцию в связи с обязательной сертификацией всей одежды, которая есть в торговле. Наша сертифицирована, это и для многих ИП будет выходом, а для нас дополнительной возможностью продаваться.

Е. НЕСТЕРЕНКО: — В стране с интернет-торговлей парадоксальная ситуация. Стоимость товаров в Интернете выходит более высокой за счет того, что клиент оплачивает доставку. Нет единой оперативной и недорогой системы доставки до дома — в этом вся беда.

А чем лечить?

Н. СЕРГУЦ: — Забежала в аптеку со списком детских препаратов, чтобы разузнать: можно ли купить отечественный аналог? Белорусского препарата от коликов нет, жаропонижающего ибупрофена нет, противовирусного афлубина или генферона — тоже. Выходит,  одними белорусскими препаратами детишек и не вылечишь-то.

И. ЕФРЕМОВА: — Белорусские производители стараются расширить линейку производимых лекарственных средств лекарственными формами для детей. Например, ООО «Фармтехнология» наладило выпуск лекарств для лечения острых респираторных инфекций у детей: капли в нос «Нафазолин», порошок для приема внутрь парацетамол, сироп от кашля «Амбровикс» (международное название — амброксол), антибиотик «Сумалек» (азитромицин), для лечения расстройств желудочно-кишечного тракта «Диоктит» (диосмектит). ОАО «Борисовский завод медпрепаратов» производит в форме сиропа «Лоратадин» (противоаллергическое средство). ОАО «Экзон» производит сиропы «Алтей» (и «Подорожник с витамином С») для лечения заболеваний верхних дыхательных путей у детей. На регистрации находится жаропонижающее лекарственное средство в виде свечей «Ибуфлекс» (ибупрофен).

Идеальное лекарство для детей, по данным ВОЗ, должно соответствовать возрасту, физиологическому состоянию, массе тела и выпускаться в удобной для приема ребенком форме. С учетом всех параметров нужно произвести достаточно широкую линейку лекарственных форм. Но многие из них выпускать неразумно.

Н. СЕРГУЦ: — Мамы, часто ли вы пользуетесь льготой для детей до 3 лет, когда врач может выписать препарат по бесплатному рецепту?

О. СМИРНОВА: — Пользуюсь льготными белорусскими препаратами от кашля, температуры, простуды. Может быть, в сложных заболеваниях они менее эффективны, и приходится прибегать к импортным. К счастью, болеем редко, несмотря на то, что пошли два месяца назад в детский сад.

Е. ВАСЮК: — В нашей аптечке 50 процентов — белорусские препараты, 50 процентов — импортные. Нам  год и два месяца, ОРВИ не переносили. Лишь однажды в поликлинике ибупрофен прописали. Возможно, зубы резались. Носик однажды заложило, супруг просил выписать льготный рецепт, в поликлинике ответили: белорусского лекарства нет. Муж пошел и купил в аптеке зарубежный спрей за 150 тысяч.

Чем кормить?

Т. ГНЕДЬКО: — Остаются ниши, не занятые белорусскими производителями, и вряд ли когда-либо будут заняты. Например, продукты питания для детей, больных фенилкетонурией. По подсчетам, проще в страну ввезти эти продукты, чем производить для такого ограниченного круга лиц.

Н. КАРАЧ: — Сейчас в волковысском ОАО «Беллакт» идет выработка опытной партии смеси на основе полного гидролиза сывороточного белка, который раньше в Беларуси не производили. Смесь рекомендуется детям с аллергией на белок коровьего молока в качестве базового питания.

Е. ВАСЮК: — Кстати, «беллактовские» каши наш малыш обожает, на импортную «Хейнз» его высыпает, на белорусскую — нет. А вот детская смесь «Беллакт» не пошла. Дочь родилась недоношенной и после «беллактовской» смеси были сильные, прямо через нос, срыгивания. Нам посоветовали «Фрисо» — от обычной высыпало, а вот гипоаллергенной до сих пор пользуемся. Упаковка стоит 150 тысяч, и ее приходилось покупать почти через день, семейный бюджет трещал.

Н. КАРАЧ: — Вы, скорее всего, попробовали нашу смесь для здоровых детей, а вам нужно было попробовать гипоаллергенную. В линейке «Беллакта» есть смеси для абсолютно здоровых детей, для детей из группы риска («Беллакт-ГА»), для больных детей. Уверена, если бы доктор изначально назначил смесь «Беллакт-ГА», проблем не было бы.

Мы ежегодно проводим мониторинг рынка детского питания в РБ и один из вопросов, который задаем мамам: «Кто рекомендует определенную смесь?» В прежние годы получали результат: 70 процентов составляли рекомендации доктора. Вчера предварительными результатами исследования были потрясены: на первом месте (50,1 процента) информация с форумов, интернет-порталов, и только 39,8 процента — от доктора. Эта ужасно. Форумы содержат совсем неграмотную информацию. В этом и причина детских проблем. Организм ребенка индивидуален, и именно доктор должен подобрать нужную смесь.

Т. ГНЕДЬКО: — По нашим данным, 80 процентов населения выбирают «Беллакт», и в первую очередь играет роль ценовой фактор. В питании производитель не имеет значения. Вашему ребенку не пошла «беллактовская» смесь, потому что малыш родился недоношенным, у него было определенное транзисторное состояние, проводилась антибактериальная терапия. Это лечебное состояние прошло, а вы стали «заложниками» дорогой смеси.

Н. КАРАЧ: — Мы проводили сравнительные характеристики наших продуктов и импортных, по составу они практически одинаковы. Наша белорусская смесь ничуть не хуже импортной. Просто нужно подбирать питание вместе с врачом.

О. СМИРНОВА: — Для нас «беллактовские» пюре (груша, яблоко) в качестве первого прикорма очень хорошо пошли. Жаль, у вас нет чернослива. Не всегда груша в магазине качественная, а в баночном пюре мы уверены.

Н. СЕРГУЦ: — Сколько белорусские детки съедают «беллактовской» продукции?

Н. КАРАЧ: — За 10 месяцев мы реализовали 3000 тонн смеси и 957 тонн каш. В конце этого года планируем ввести линейку жидкого детского питания — молока, кефира, йогурта и творога.

А с ноября в детсадах Гродно запустили исследование, направленное на улучшение питания детей от года до четырех лет. Вместо молока ввели в рацион сухую молочную смесь «Беллакт Оптимум 3+» для последующего использования в рационах питания в детских дошкольных коллективах. Раньше все смеси были предназначены детям до 12 месяцев, потом малыш переходил на обычное коровье детское молоко. И то, что производители предложили смесь «3» и «4», повышает уровень детского питания в стране. Европейское общество детских нутрициологов и диетологов рекомендует использовать специализированные смеси до трех лет, пока крохи не перейдут на общий стол.

Л. ГОРЕЛОВА: — В стране ситуация с детским питанием отечественного производства в целом стабильная. В торговле до 43 наименований белорусских сухих смесей и каш, до 34 — соков и нектаров, до 50 — овощных и фруктовых пюре, до 42 — белорусских консервов из мяса и рыбы, до 15 — жидких и пастообразных молочных продуктов.

«Круглый стол» провела Наталья СЕРГУЦ, «БН»

Фото Павла ЧУЙКО, «БН»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?