Мой крест, моя судьба и мои дети

Анатолий Усенко - о себе, питомцах и Эдуарде Малофееве

Анатолий УСЕНКО — о себе, Эдуарде Малофееве и своих звездных питомцах

В постсоветские годы только несколько команд страны сумели достичь весомых успехов на международной арене. А наград удостоились всего два баскетбольных коллектива – «молодежка» Александра Борисова в 1993 году и женская национальная сборная Анатолия Буяльского в 2007-м, завоевавшие «золото» и «бронзу» на чемпионатах Европы. Не случайно на недавнем совещании по вопросу господдержки физкультуры и спорта глава государства и НОКа Александр Лукашенко подверг резкой критике иждивенческий подход и нерациональное использование бюджетных денег в этой сфере. «Жировать за казенный счет недопустимо. Вкладываемые средства должны давать адекватную отдачу», — заявил он. Как тут не провести параллель и не поставить в пример всем игровикам Беларуси наших инваспортсменов и особенно сборную по мини-футболу среди слабовидящих, которая за 14 лет пять раз становилась чемпионом мира и три — Европы! А ведь проблем у нее куда больше, нежели у здоровых атлетов. В феномене этой уникальной команды корреспондент «Р» и попытался разобраться с помощью ее бессменного рулевого Анатолия УСЕНКО.

— Конечно, в основе всех наших побед, как ни парадоксально, высочайшее мастерство и профессионализм подопечных, — рассказывает Анатолий Иванович. — А противоестественны они потому, что у каждого из атлетов не только серьезнейшее заболевание зрения, но и немало внутренних и внешних преград, которые мы стараемся преодолевать сообща. Американский политический деятель Уильям Брайан как-то изрек: «Судьба — это не вопрос случая, это вопрос выбора. Ее не нужно ждать, за нее нужно бороться». И я всегда твержу ребятам, что за жизнь, за каждый подаренный день нужно сражаться, чтобы он доставлял тебе радость и ты делился ею со своими родными. Какое бы состояние здоровья у тебя ни было. А когда деловой подход дополняют отличный микроклимат в коллективе и морально-волевые качества каждого игрока — отсюда и россыпь значимых титулов. Наша сборная всегда давала солидную фору «сытым и ухоженным» соперникам из Англии, Италии, Испании, Франции, Бразилии и Аргентины. Видно, такой менталитет у белорусов: чем тяжелее, тем желаннее их цель. Как сказал капитан сборной Дмитрий Ковалев: «Чем больше проблем, тем мы злее в игре».

— На морально-волевых можно один, два раза удивить всю планету, но не с таким же завидным постоянством!

— Наш секрет также в объемах и методике тренировок. На занятиях поблажек не делаю никому, спрос очень жесткий, как на официальном поединке, словно ты последний раз вышел на площадку. А когда кто-либо жаловался на большие нагрузки, говорил: «Через год у нас спросят, почему нет максимального результата? И что ответим?!» Ведь даже «серебро» первенства планеты не гарантирует нам беспроблемную подготовку к очередному крупному старту. Увы, но таковы наши реалии. И это при том, что все мои футболисты еще и работают, имеют семьи. Заставил также их получить высшее образование. Больших материальных благ за свои достижения мы никогда не имели, потому что они нам не положены. А лучшей мотивацией стало то, что большой спорт позволил им увидеть и покорить весь мир.

— А чем конкретно отличается мини-футбол слабовидящих от аналогичной игры здоровых спортсменов?

— Различий в правилах совсем немного. Все наши полевые игроки имеют заболевания зрения. Их, к слову, пять. И перед каждым международным турниром недуг должен быть подтвержден независимой комиссией. У нас, правда, выступает зрячий голкипер, однако он не имеет права действовать за пределами штрафной и посылать мяч за центр площадки.

— Ваша философия игры удивительно схожа с «искренним футболом» Эдуарда Малофеева, к свершениям которого вы имели самое непосредственное отношение...

— Премного благодарен судьбе за то, что она в свое время пересекла наши пути-дорожки и мне посчастливилось потрудиться вместе с этим легендарным человеком, футболистом, тренером и педагогом. Хотя предпосылок к этому не было. С 6 лет воспитывался в детском доме. Долгое время выступал в первенстве республики в клубах Мозыря. Потом окончил институт физкультуры по специализации «тренер по футболу». Познакомился с известными в те годы игроками «Динамо» Реминым, Адамовым, Малофеевым и другими. С некоторыми из них, завершившими спортивную карьеру, поиграл в «Камвольщике». А когда работал в Минсельстрое инструктором, пригласил нескольких динамовцев на награждение отличившихся физкультурников. Жил тогда в подвале общежития вместе со старшей дочерью на 6 квадратных метрах рядом с канализационной трубой. Увидев эту антисанитарию, Малофеев предложил похлопотать за меня в клубе «Динамо», которым тогда руководил Горянский. Так я оказался сотрудником его медслужбы. А позже у руля «бело-голубых» стал и сам ЭВМ. Он помог получить квартиру, ходатайствовал о повышении моей квалификации в Высшей школе тренеров в Москве. Многому у него научился, впитывал все как губка. Вел конспекты, хотя молодежь наша и подначивала: «Иванович, зачем тебе это нужно?» Моими наставниками также были Качалин, Базилевич, Арзамасцев, Савостиков, но первооснову все же заложил Эдуард Васильевич.

— У вашей сборной уже 8 чемпионских трофеев, причем завоеванных не благодаря, а вопреки многим обстоятельствам. А отношение к ним в Беларуси по-прежнему обывательски-снисходительное…

— Главная причина этого, думаю, в разрозненности тренерского корпуса страны. В отсутствии у него духа корпоративности, взаимопомощи и уважения друг к другу. Как-то у меня гостил именитый в прошлом гимнаст, а ныне наставник Милигуло, который давно уже живет в США. Там он создал свою школу, в которой собрал ряд тренеров из постсоветских республик. И живут они дружной семьей, и результаты налицо. А у нас в футбольной среде преобладают стяжательство, зависть и недоверие к коллегам по цеху. В слабой популяризации инваспорта отчасти повинна и отечественная пресса, формирующая, как известно, общественное мнение. Журналисты предрасположены к рейтинговой или сенсационной тематике популярных дисциплин, и до инвалидов, людей с ограниченными возможностями у них попросту не доходят руки. Хотя, по-моему, именно они достойны самого чуткого к себе внимания. Да, Бог обделил или случай изувечил их здоровье. Но они же во весь голос заявляют, что тоже люди! Спорт и физкультура для них лучшая реабилитация. В честь их побед на мировых аренах исполняется гимн страны, поднимается флаг, вручаются аналогичные награды. А как они неистово сражаются, мы могли видеть по репортажам с летних и зимних Паралимпиад. Во многих видах инваспортсмены по своим результатам уже догоняют здоровых атлетов. А ведь резкие нагрузки даже в быту, не то что в спорте, чреваты для них серьезными осложнениями. Один наш слабовидящий игрок сделал предложение своей девушке. Когда она его приняла, он от радости поднял ее на руки и… стал тотально слепым. Хотел уйти из жизни, но близкие остановили…

— После неудачного… серебряного для белорусов финиша на чемпионате мира-2008 вы безапелляционно заявили, что уходите в отставку, однако потом вернулись...

— Тот год был для нас, как никогда, плодотворным. Удался хороший функциональный задел к турниру в Аргентине, ребята просто «звенели». Без осложнений дошли до решающего поединка, но уступили пальму первенства украинцам в серии пенальти. Кстати, именно с ними мы вновь сошлись в прошлом месяце на мировом чемпионате в турецкой Анталье и взяли убедительный реванш – 5:1. Причем это самый «скромный» счет, всех остальных оппонентов мы громили куда как больше, даже с двузначным результатом. А три года назад я просто страшно устал, морально и физически. Неимоверно тяжело быть одному во всех ипостасях, когда у тебя нет помощника, врача, массажиста, да и иных проблем выше крыши. Готовились где придется, по вечерам по залам средних школ. Спортинвентарь у нас времен царя Гороха. Собирались в дорогу, как нищие, ходили, выпрашивали содействия у кого только можно. Использовали и собственные скудные средства. Тогда я работал в отделе массового футбола АБФФ. Мне вроде бы подыскали замену. Но ребята ее не принимали и продолжали гурьбой приходить в федерацию. И только мама, Вера Стефановна, которой тогда шел 92-й год, остудила мои эмоции: «Сыночек, миленький, ты же сам был горемычным в детском доме. Тогда было тяжело, но сейчас другие годы. Бог обделил твоих воспитанников здоровьем, но ты помог им стать на ноги. Это твои дети, береги их, неси свой крест до конца». Прискорбно, что мама не дожила до нашего пентакампионства...

— Триумф в Турции пришелся на 100-летие белорусского футбола!

— Приятно, что мы тоже внесли в него свою лепту. Благодарны бывшему главе АБФФ Геннадию Невыгласу, оказавшему нам большое содействие. Равно как и руководству Белвнешэкономбанка, «Белтелекома», Минспорта и московской фирме «Умбро». А вот поддержка Паралимпийского комитета Беларуси могла быть не только на словах и не по остаточному принципу. Увы, наш вид спорта не входит в паралимпийскую программу. К слову, чемпионат мира-2010 должен был пройти в Минске, мы заслужили это право. Однако из-за нерасторопности хозяев его перенесли в Турцию. Если бы подготовкой турнира наш оргкомитет занялся не за полгода, а раньше, срыва бы не было.

— А что мини-футболу мешает получить паралимпийскую прописку?

— По географии развития, числу занимающихся, зрелищности и иным параметрам этот вид давно уже обошел многих старожилов Паралимпиад. Однако бездействие чиновников Международного Паралимпийского комитета, а прежде всего элементарная несобранность испанца Карлоса Кампоса, курирующего инваспортсменов в УЕФА, сдерживают признание мини-футбола. Обещали оформить его к Пекину-2008, потом к Лондону-2012, но и к нему уже вряд ли поспеют...

— Что все-таки движет вами и подопечными, когда кругом столько невзгод и трудностей, и откуда вы черпаете резервы?

— Наверное, это призвание и, действительно, мой крест. Иначе и быть не может, когда живешь своим делом 24 часа в сутки, даже во сне. Когда собственными руками торишь ему дорогу в хлябях и творишь его результаты. Я влюбился в футбол, и он ответил мне взаимностью. Чемпион СССР-82 Румбутис как-то подхохмил: «В России работает тренер Непомнящий, в Беларуси – «Невидящий». Но Усенко все видит, хоть и трудится со слабовидящими!» А если серьезно, резерв для моей сборной сейчас ее ахиллесова пята. В Бразилии выступают около 100 клубов слабовидящих, в Испании – 60, в Италии – более 30. У нас – 5, хотя раньше было 16. Но это уже тема отдельного разговора.

На снимке: Анатолий УСЕНКО.

Фото: Константин БЕЛОУС

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости