Мотивы «никчемной личности»

ВО ДВОРЦЕ правосудия продолжаются заседания Верховного суда над Владиславом КОВАЛЕВЫМ и Дмитрием КОНОВАЛОВЫМ, подозреваемым в организации теракта 11 апреля 2011 года в Минском метрополитене. В ходе слушаний обвинение, сами подозреваемые озвучили ряд новых громких фактов. Самые существенные из них: признание Ковалева в том, что его предполагаемый подельник показывал ему пульт от бомбы накануне взрыва, а также подтверждение версии о том, что масштабная акция, которую Коновалов якобы совершил на «Октябрьской», задумывалась им задолго — еще во время службы в армии и после нее.

Новые подробности по делу Коновалова и Ковалева подтверждают, что преступление готовилось заранее и с холодным расчетом.

ВО ДВОРЦЕ правосудия продолжаются заседания Верховного суда над Владиславом КОВАЛЕВЫМ и Дмитрием КОНОВАЛОВЫМ, подозреваемым в организации теракта 11 апреля 2011 года в Минском метрополитене. В ходе слушаний обвинение, сами подозреваемые озвучили ряд новых громких фактов. Самые существенные из них: признание Ковалева в том, что его предполагаемый подельник показывал ему пульт от бомбы накануне взрыва, а также подтверждение версии о том, что масштабная акция, которую Коновалов якобы совершил на «Октябрьской», задумывалась им задолго — еще во время службы в армии и после нее.

Рассказ Ковалева о демонстрации взрывного устройства содержится в протоколе допроса, данного на предварительном расследовании, который вчера на суде зачитала сторона обвинения. Ковалев не смог пояснить на том допросе, почему возможный подельник продемонстрировал это устройство: «Ну, не знаю. Вытащил и показал... Он (Коновалов) вытащил этот передатчик и сказал, что он для того, чтобы привести бомбу в действие». Когда именно это было, Ковалев точно не вспомнил, но пояснил, что пульт второй подсудимый показывал 10 или 11 апреля.

Также на предварительном расследовании Ковалев признался, что понимает, насколько опасно для общества преступление, которое осуществил Коновалов 11 апреля в Минске.

Дальше Владислав подтвердил, что видел, как Коновалов соединял («сращивал») провода в устройстве, готовя его к взрыву. Бомба должна была транспортироваться активированной — готовой к немедленному использованию.

— Пока процесс не закончился, о мотивах трудно говорить. Но исходя из данных материалов уголовного дела, из характеристики личности обвиняемых, из характеристики их поведения, а также из данных психолого-психиатрической экспертизы, в отношении Коновалова я бы сказал, что это человек, который не нашел своего места в жизни, является никчемной личностью и решил именно так проявить себя, — считает заместитель Генерального прокурора Беларуси Алексей Стук.

На видео допроса, что было продемонстрировано вчера в зале суда, Владислав Ковалев пояснил: Дмитрий, как он сам говорил, решился на теракт в метро, так как «рано или поздно сверят отпечатки пальцев с теми, которые в базе (отпечатки на бомбе, не разорвавшейся 4 июля 2008 года), и все равно посадят».

Когда верстался номер, стало известно, что Ковалев узнал о планах Коновалова взорвать метро еще до апреля 2011 года: «Наверное, после армии... Он сказал, что у него задумка взрыв в метро сделать. Но сначала не на станции, а в вагоне». Для этого Коновалов даже украл определенные предметы в воинской части, в которой служил».

Подготовлено по материалам БЕЛТА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?