Мотивация прогресса

РЕШЕНИЕ о строительстве в Беларуси первой атомной электростанции было принято пять лет назад. До этого шли дебаты «за» и «против» развития ядерной энергетики в нашей стране. Институт социологии НАН Беларуси еще в 2005 году провел первое исследование общественного мнения по этому вопросу, и результат был вполне предсказуемым… Почти половина (46 процентов) из числа опрошенных (это более двух тысяч человек) высказались против строительства АЭС. Изменилось ли мнение белорусов с тех пор? Об этом рассказали заведующий отделом социологии инноваций ГНУ «Институт социологии» НАН Беларуси Сергей ШАВЕЛЬ и научный сотрудник Елена МАРТИЩЕНКОВА.

Сегодня становится понятным, что прежняя диллема — либо АЭС, либо безопасность — оказалась ложной. Атомную энергетику стоит развивать, и об этом надо говорить грамотно

РЕШЕНИЕ о строительстве в Беларуси первой атомной электростанции было принято пять лет назад. До этого шли дебаты «за» и «против» развития ядерной энергетики в нашей стране. Институт социологии НАН Беларуси еще в 2005 году провел первое исследование общественного мнения по этому вопросу, и результат был вполне предсказуемым… Почти половина (46 процентов) из числа опрошенных (это более двух тысяч человек) высказались против строительства АЭС. Изменилось ли мнение белорусов с тех пор? Об этом рассказали заведующий отделом социологии инноваций ГНУ «Институт социологии» НАН Беларуси Сергей ШАВЕЛЬ и научный сотрудник Елена МАРТИЩЕНКОВА.

Сергей ШАВЕЛЬ: — Принятие решения о строительстве атомной электростанции в стране, больше всех пострадавшей от аварии на ЧАЭС, — акт высочайшей ответственности и глубоко обоснованной перспективной стратегии на многие десятилетия вперед. Важно, чтобы каждый из нас, независимо от профессии, статуса, политических пристрастий, места жительства и прочее правильно понял и взвесил мотивы данного решения.

Прежде всего, это учет энергоресурсов, особенно с прогнозом на будущее. Сегодня наши электростанции переведены на газ — между прочим, импортный. Местные источники — торф, дрова, отходы, гидроресурсы — ограничены как по объему, так и по возможности их утилизации для этих целей. Возобновляемая энергия солнца и ветра для наших климатических условий проблематична и затратна. Тем не менее в последние годы активно строятся мини-ТЭЦ, мини-ГЭС, биогазовые установки, ветрогенераторы, солнечные батареи. Но подсчитано, что и при максимальном задействовании местных и возобновляемых ресурсов они могут обеспечить не более 30 процентов потребности страны в электроэнергии.

Во-вторых, мы серьезно отстали из-за того, что не успели завершить один из самых амбициозных проектов, разрабатываемых АН БССР, — создание мобильной атомной электростанции.

Нам также не хватило нескольких лет до ввода в строй Минской АЭС, на базе которой создана и работает ТЭЦ-5. Кстати, Украина в те годы не свернула свою атомную программу, в частности, на Запорожской АЭС к 1989 году были введены еще 4 блока, а в 1995-м — шестой. Сегодня это самая крупная в Европе АЭС с установленной мощностью, равной 70 процентам всей белорусской энергосистемы.

В-третьих, все годы после распада СССР Беларусь вынуждена покупать у России, Украины, Литвы (до закрытия по требованию ЕС Игналинской станции) около 20 процентов необходимой нам электроэнергии. В результате отказ от развития атомной энергетики обострил проблемы энергообеспечения и не мог гарантировать безопасности в окружении стран, где работают АЭС.

И наконец, за последнюю четверть века произошли огромные организационные, правовые, технические изменения в атомной индустрии. Резко ужесточились требования МАГАТЭ, создана Всемирная ассоциация диспетчеров АЭС, ассимилирован мировой опыт, в том числе и «ошибок трудных». Все это позволяет утверждать, что современная атомная технология — наиболее безопасная из всех существующих сегодня в мире.

В первых наших опросах общественного мнения преобладала эмоциональная реакция, поэтому всего лишь 28 процентов опрошенных поддерживало идею строительства атомной электростанции. Нужно учесть, что на восприятие многих людей оказывал влияние «чернобыльский синдром», к тому же СМИ ориентировались на отражение действительных сложностей преодоления последствий аварии, невольно поддерживая «комплекс жертвы». А нужно же человека вывести на рациональный уровень, чтобы он начал рассуждать, взвешивать все то, о чем говорилось выше. Это и была главная проблема в начале исследования.

— И как вы с ней справились?

— Мы показали, опираясь на оценки населения, что требует изменений в информационно-разъяснительной работе, как повысить доверие к информации. И в этой программе участие приняли многие ученые НАН Беларуси, руководители и специалисты Минэнерго, Мининформации, работники идеологических служб, местные органы власти. Изменились и наши подходы к методике социологических опросов. Начнем с того, что в 2005 году никто из простых людей даже не задумывался о строительстве АЭС в Беларуси. И вот представьте: приходит интервьюер и в лоб задает вопрос: как вы относитесь к строительству атомной электростанции? Безусловно, большинство людей попросту растеряется. Другие же посчитают вопрос провокационным. Мы учли этот факт и включили в анкету дополнительные вопросы: «Удовлетворены ли вы работой энергетики в Беларуси? Как оцениваете энергобезопасность страны? Какие источники энергии наиболее перспективны в наших условиях?» Все это помогало респонденту войти в проблему и отнестись к ней аналитически.

Важно понять, что в любом случае без электричества нынче никуда. Все разговоры о том, что «лучше жить при лучине» — не более чем паникерская реакция. А собственная электростанция для страны — это энергонезависимость от других государств, уход от ценовой нестабильности, перспективы развития и роста благосостояния народа. Да и после строительства станции энерготарифы, если и не понизятся, то хотя бы не будут расти резко и непредсказуемо. Вот когда человек начинал рассуждать так, то получались другие выводы и результаты — к моменту подписания решения о строительстве АЭС в Беларуси эту идею поддерживало уже почти 55 процентов участвующих в опросе, а высказались «против» 23 процента белорусов.

Конечно, мы не имеем права переубеждать, тем более осуждать тех, кто не поддерживает строительство АЭС. Среди них есть люди, пережившие чернобыльскую трагедию — вынужденные переселенцы, ликвидаторы, испытавшие шок дезактивации и неопределенности уже от того, что не ясно было, какие продукты можно выращивать, как их готовить. Человек не может переступить через себя. Другое дело те, кто, как, например, фракции «зеленых» в парламентах некоторых стран, нагнетает обстановку ради борьбы за власть или иных корыстных целей. Правда, в Беларуси экологические организации антиядерной направленности немногочисленны.

Елена МАРТИЩЕНКОВА: — К плюсам атомной энергетики опрашиваемые относят: энергонезависимость, устойчивость электроснабжения, большую стабильность тарифов, создание новых рабочих мест и подготовку высококвалифицированных кадров, новые высокие технологии и даже возможный экспорт электроэнергии. Что касается минусов, то фактически во всех странах, в которых есть атомные электростанции, говорят о трех рисках с точки зрения простых людей — угрозе аварии, вероятности загрязнения окружающей среды, радиоактивных отходах. Последняя авария на «Фукусиме-1» в Японии вновь возбудила тревожные настроения общественности. На самом же деле, по поводу этой ситуации ходит много мифов. Японская комиссия в годовщину аварии опубликовала доклад, в котором названы две причины произошедшего — цунами и человеческий фактор, в частности — неправильный выбор площадки. Так что здесь сам атомный проект ни при чем. Да и в целом авария на АЭС «Фукусима-1» не привела даже к самым минимальным радиационным последствиям для населения, ни один человек из ее персонала не погиб. Что касается экологии, то я тут вполне доверяю оценкам экспертов в том плане, что атомные электростанции намного меньше загрязняют атмосферу, чем тепловые.

Сергей ШАВЕЛЬ: Мировой опыт показывает, что пламя может быть раздуто даже там, где не было какого-либо горючего материала. Чтобы избежать этого, важно соблюдать все нормативы строительства и дальнейшей эксплуатации АЭС, а для строителей, работников станции и населения нужно установить адекватные социальные гарантии и создать достойные условия жизни. И необходимо продолжать разъяснительную работу, поскольку сейчас много информации неправдивой, написанной для сенсации, а вот тех же мнений ученых и специалистов публикуется недостаточно. Безусловно, единого, общего мнения у жителей будущей атомной страны никогда не будет. Но могу заверить, что специалисты делают все необходимое, чтобы обезопасить АЭС, избежать урона для экологии. Так, может, не стоит бояться? Становится все более понятным, что прежняя дилемма — либо АЭС, либо безопасность, — оказалась ложной. Без развития атомной энергетики невозможна энергетическая, а с ней и все другие виды безопасности — социальная, экономическая, информационная.

Наталья БОРИСОВЕЦ, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?