Мое – не наше

Как изменить подходы к сельскому хозяйству, чтобы АПК работал эффективнее: зарубежный опыт

Что общего между собирателем дольских земель Мрозом, польским агроменеджером Павлицким, голландским инвестором Паулем, украинским ветврачом Радченко и Консультационным советом белорусского Минсельхозпрода? 

 
Специалисты белорусского АПК знакомятся с технологией хранения кормов на голландской ферме
польского агрохолдинга.

«Местнической порукой» назвали мы в газете некоторые тенденции в агроменеджменте белорусского АПК, публикуя отчет с итоговой коллегии Минсельхозпрода. Когда, образно говоря, отраслевые верхи хотят, а региональные низы не желают. Чего хотят и чего не желают? Перемен в подходах к сельскому хозяйству. Чтобы, в конце концов, не вал, а экономика правила бал. И сдается мне, что воз и будет оставаться ныне там — до тех пор, пока, как говорится, все вокруг колхозное и все вокруг не мое. На этом фоне приятно поразила дискуссия на Консультативном совете при министре сельского хозяйства и продовольствия. Тема вроде как скучная: «Совершенствование механизмов функционирования АПК». Но ученые НАН ее заметно оживили, предложив пакет из пяти направлений, одно из которых — акционирование сельхозорганизаций... 

К подробностям дискуссии мы еще вернемся на страницах газеты, а сегодня отметим лишь это, несомненно, конструктивное, на мой взгляд, движение. Движение навстречу большей мотивации работника. Чтобы он делал дело не дяди ради, а прежде всего для себя и своей земли.


Яцек ПАВЛИЦКИ и Дмитрий РАДЧЕНКО проводят семинар
по животноводству.

С интересом изучал эти тенденции в Польше и Германии, на полях и фермах тамошних крестьян и собственников. Что не всегда, кстати, было одно и то же. Понятное дело, собственников гораздо меньше, чем работников. Но что мне до этих пропорций, если надаивают там при этом по 10—11 тысяч килограммов молока от коровы в год, а количество лактаций, иначе говоря — продуктивный коровий век, пытаются довести до десяти сезонов. Стало быть, работают в Польше «механизмы функционирования АПК»! Хотя, безусловно, и они нуждаются в совершенствовании…

Мне уже доводилось несколько раз писать о своеобразном агрохолдинге MROZ S.A. польского «председателя»-собственника Войцеха Мроза. Чем показателен его опыт работы и почему все новые и новые делегации наших аграриев Белорусский крестьянский совет привозит к нему на краткосрочную стажировку? Все просто. Пан Мроз  как раз синтезировал в одну две составляющие, перспектива чего то и дело встает перед отечественным агропромом. То есть частная собственность и крупный агрохолдинг. Выходец из социалистической Польши и обобществленных кооперативов, он и в условиях Евросоюза наиболее удачно сохранил преимущества одной и другой систем.

И в тот последний раз знакомства с голландской фермой коров управляющий пана Мроза — Яцек Павлицки (отвечающий за животноводство) — ретроспективно и образно нарисовал нам, большой делегации белорусских аграриев, суть трансформации. В чем она, если коротко?

В 1991 году госхозы ликвидировали одним решением из Брюсселя. Это было направлено против таких наемных трудяг, как Яцек, который работал к тому времени в госхозе «Манечки». Откуда-то приходили какие-то люди и становились собственниками земель и активов. А у тех, кто все это создавал, не было ни денег, ни власти. Так продолжалось до 2000 года. И вот именно тогда на земельном рынке обозначился такой уверенный игрок, как Войцех Мроз. Сам он из местных, предприимчивых, начинавший вместе с отцом с малого — скотобойни. Дело пошло, стало тесно в прежних наделах, и Мроз выкупил все доли трудового коллектива, став стратегическим инвестором и спасательным кругом для дольских крестьян, включая и самого Павлицкого. Скупив земли бывших соцкооперативов и госхозов, Мроз вкладывает деньги в главную перспективу — молочное животноводство, свиноводство и переработку. За четырнадцать последующих лет его холдинг стал успешным и многофункциональным на польском и всем европейском рынках…

Замечу: Мроз не просто выкупил земли и стал беспощадно, как пишут иногда в газетах, наживаться на них и труде наемных крестьян, нет. Он обустраивал эти территории, воссоздавал заново заброшенные прежде агроусадьбы, внедрял в сельхозпроизводство все самое передовое в мире, заботился о социуме и быте своих земляков. Вплоть до того, что отправлял их с семьями на отдых к морю в собственный санаторий. Надо ли говорить о том, что и менеджеры, и крестьяне агрохолдинга и сегодня не желают себе иного инвестора и собственника, кроме Мроза.

А теперь после краткого экскурса еще ближе к делу. В тот последний приезд в многоотраслевое хозяйство Мроза нас, помимо всего прочего поучительного, особо интересовала так называемая голландская ферма. Это в Ярославце — в сорока километрах от роскошной, когда-то восстановленной командой Мроза усадьбы «Вилла-натура» в Дольске. Почему ферма голландская?


Агроусадьба «Вилла-натура-2» уже почти полностью восстановлена.

И в самом деле, странно. Потому как технология удаления и дробления навоза через песок американская, и вся техника под эту технологию оттуда же. Доильные установки на 70 мест израильские. Методика заготовки и хранения кормов позаимствована еще в одной стране. Что здесь голландского! А «всего» две позиции: менеджмент и само стадо. Управляющий фермой — Пауль из Голландии, здесь же рядом с фермой его офис-бюро: шеф бывает в нем наездами, от этого эффективность управления ничуть не страдает.

Обратили внимание: в технологии вовлечено полмира, но результат того стоит. Важен прежде всего результат, а ни какая-нибудь, извините, лжепатриотическая молочная идеология, типа, все лучшее — только наше польское… Высокие надои и такие же зарплаты, суперсовременная модернизация, идеальный комфорт для работников и животных — вот это все действительно всерьез и надолго на польской земле, этим можно гордиться. Эти все интернациональные ресурсы — человеческие и технологичекие — стянул на родную землю пан Мроз, который снова и снова при этом не устает ездить по свету, включая Австралию, в поисках еще более передового в молочном животноводстве. Нам, конечно, более чем интересно, куда же он хочет двигаться дальше, имея уже по 11 тысяч килограммов надоя от коровы, а на роботизированных фермах доходит и до 12 тысяч…

Пани Беата Малецка, начальник голландской фермы, много рассказывала нашим животноводам о деталях технологического процесса. Знакомила и с отдельными рекордистками-коровами, дающими в сутки по семьдесят килограммов молока. Очень долго мы все вникали в то, как здесь хранят корма: в длиннющих наземных буртах, укрытых пленкой, которая, в свою очередь, прижата тысячами старых покрышек. Все процессы кормления механизированы, кормораздатчики там, по-моему, тоже американские.

Когда я попросил белорусских участников европейского семинара там же, у кормовых буртов, поделиться главными впечатлениями от увиденного, услышал такие оценки: да, есть достаточно поучительного в технологиях организации молочного животноводства и у нас, но у них — лучше! Что лучше? Несомненно — техоснащенность всех процессов, во-первых. Здесь сами, а не по указке сверху, определяют и внедряют все самое передовое в мире. Это во-вторых. И, наконец, роль ветврача. У нас она порой где-то на задворках, наш ветврач отвечает за все один, если отвечает. А у них ветврачи по вызову оказывают весь комплекс услуг, они исключительно профессионально и ответственно делают свое дело.

Кстати, на другой ферме агрохолдинга Мроза — в Шолдрах — мы познакомились с главной фигурой коровьего здравоохранения. Молодой ветврач Дмитрий Радченко провел импровизированный семинар со своими белорусскими коллегами прямо на ферме и многих наших поразил знаниями и практическим опытом по любому, самому специфичекому вопросу. Дмитрий сам из Киева (что, кстати, еще больше расширяет интернациональный круг мрозовского мозгового штаба), учился в Европе и работу в холдинге рассматривает как дальнейший трамплин к профвысотам.

Получилось ли все, что задумывал пан Мроз и его команда в молочном животноводстве? Скорее, да, чем нет. По-крайней мере, многое. Специалисты могут представить, какие перспективы, включая финансовые, открываются у ходинга только от 2,5-тысячного коровьего стада. Молоко они не перерабатывают, а продают. Польским молочным комбинатам. Немецким. Свой транспорт, свои цистерны. Цены? Было и почти по два злотых за килограмм, а после российских санкций они упали до 1,3 злотых. Словом, и они, как и все, зависят от мировых рынков и котировок. Есть и еще, как вы понимаете, ряд факторов, включая погодный, в той или иной пропорциях влияющих на наполняемость молочных цистерн. 

Но вот от чего не зависят мрозовские молочники, как и все аграрии, так это от конъюнктуры чиновничьей. Почти не зависят, так как Войцех Мроз мне лично жаловался на назойливость и бюрократизм иных брюссельских и варшавских белых воротничков, против которых у него, кстати, как у бывалого председателя, есть достаточно приемов. Не без формализма и в Евросоюзе! Но даже он не может испортить впечатление от свободного предприимчивого труда на земле. Как и его очевидные результаты. Достигнутые в плодотворном сочетании стратегии собственника и материальной мотивации наемного крестьянства.

В ТЕМУ

Белорусский крестьянский совет приглашает к участию в учебе-семинаре «Европейские стандарты в животноводстве». На этот раз запланировано посещение Международной выставки сельского хозяйства земли Бранденбург в Германии. Кроме того, в программе семинара – посещение эффективно работающих компаний, учреждений, союзов Германии и Польши, включая и акционерное общество MROZ. Приглашаются председатели райисполкомов и их заместители, специалисты райсельхозпродов, руководители, зоотехники и ветеринары сельскохозяйственных, ветеринарных и племенных предприятий и организаций.

Заявки необходимо представить в Белорусский крестьянский совет до 17 апреля. Сроки поездки с 10 по 17 мая.

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости