«Многие библиотекари засиделись в прошлом, ничего не зная о новом в литературе...»

ТВОРЧЕСКАЯ и трудовая биография Николая ЧЕРГИНЦА насыщена знаковыми событиями. Он возглавляет Союз писателей Беларуси с 2005 года, автор более 40 художественных произведений, нескольких сценариев к художественным фильмам и спектаклям. Наиболее известные его произведения — «Вам задание», «Майор Ветров», «За секунду до выстрела». Между прочим, Николай Чергинец даже попал в Книгу рекордов Гиннесса! Но не считает это каким-то глобальным достижением. Он — человек разноплановых интересов. Например, одновременно увлекается и шахматами, и историей.

Сегодня исполняется 75 лет председателю Союза писателей Беларуси Николаю Чергинцу. «БН» задала юбиляру пять вопросов

ТВОРЧЕСКАЯ и трудовая биография Николая ЧЕРГИНЦА насыщена знаковыми событиями. Он возглавляет Союз писателей Беларуси с 2005 года, автор более 40 художественных произведений, нескольких сценариев к художественным фильмам и спектаклям. Наиболее известные его произведения — «Вам задание», «Майор Ветров», «За секунду до выстрела». Между прочим, Николай Чергинец даже попал в Книгу рекордов Гиннесса! Но не считает это каким-то глобальным достижением. Он — человек разноплановых интересов. Например, одновременно увлекается и шахматами, и историей.

— Николай Иванович, над чем сегодня работаете? Какие у Вас творческие замыслы? Можно ли на Вашем примере доказать, что и в 75 писатель имеет хороший творческий потенциал?

— Приятно то, что со мной рядом в Союзе писателей большинство — единомышленники, люди, нацеленные на творчество. Скромно, но хорошо делают свое дело. И моя задача как председателя — заметить талант, поддержать его. Хотя коробит, что среди нашего брата есть слишком самолюбивые и сверхоценивающие свой талант люди. Некоторые утверждают, что пишут лучше, чем нобелевские лауреаты…

Приятно и то, что наш Союз писателей укрепляется, идет большой приток молодежи. Стараемся их поддержать. Кстати, в ближайшее время выйдет сборник 180 молодых писателей, которые только начинают свой творческий путь. Также мы проводим большое количество конкурсов как на областном, районном уровнях, так и республиканском. И для начала издаем произведения победителей в книжках небольшого формата. Это их первые книги, чем они очень гордятся, и это — огромный стимул для молодых авторов, которые пополняют наш творческий союз.

К слову, в этом году по нашей инициативе библиотеки республики провели очень интересные исследования. Мы составили список из 48 авторов нашего союза и попросили библиотекарей ответить на такие вопросы: есть ли книги этого писателя в их библиотеке и какое их количество? Сколько раз читатели затребовали эти книги? И в результате выявили немало библиотек, где нет книг наших авторов, а также узнали, насколько читаемы их произведения. Отрадно, что книги этих 48 человек за два года запрашивали 2,5 миллиона раз! Это позволило составить своеобразный рейтинг. Думаем, было бы хорошо хотя бы раз в два года проводить такие исследования, включив в список всех наших писателей.

Ну а я сейчас вот над чем работаю. Заканчиваю книгу о тяжелом военном времени на тему, которая мало в нашей литературе освящалась. Это судьба граждан Беларуси, в первую очередь евреев, которых в гетто уничтожали десятками тысяч. Я нашел действительно ужасающие материалы… В пятнадцати километрах от Минска есть Семково, где до войны стоял прекрасный замок, построенный в XV веке. Там в свое время бывали и Якуб Колас, и Янка Купала, а во время войны располагался детский интернат. И немцы создали там центр по забору крови у детей. Завозили туда их в возрасте от 6 до 12 лет десятками и сотнями. Сжигали трупы в Тростенце, а многих просто хоронили на территории интерната, присыпав чуть-чуть землей.

Таких мест, где немцы брали кровь для своих госпиталей, в годы войны в Беларуси было пять. Но самый большой находился именно в Семково. Партизаны, получив информацию, что пришел приказ из Берлина в феврале 1944 года уничтожить всех детей, которые там находились, провели блестящую военную операцию и вывезли из Семково более 300 ребят на 68 подводах. Расселили их по деревням Логойщины. Эта трагическая история легла в основу моего произведения с рабочим названием «Кровь». Думаю закончить книгу в следующем месяце.

Какое мое главное достижение в 75 лет? Не всего достиг, что хотелось сделать. Например, чтобы наш Союз писателей был более уважаемым...

— За последние два-три десятка лет появились ли стоящие произведения в белорусской литературе? Или можно говорить о кризисе?

— У нас много издано блестящих произведений. Например, Николая Ильинского «Цвела, цвела черемуха…». Хорошие книги Андрея Скоринкина «Черный аист», Владимира Гниломедова «Россия», поэтессы из Витебска Тамары Красновой-Усаченко «Белая пляма ліста». Отметил бы и Валерия Гришковца, Леониду Подвойскую, Елену Минчукову.

Мы издаем серии академической — так называем в своем кругу «библиотеку Союза писателей Беларуси», — а также приключенческо-детективной, краеведческой литературы, которая пользуется большим успехом у читателя.

— Во все времена появлялись знаковые произведения на историческом переломе — будь то Гражданская, Великая Отечественная войны... Уже прошло 20 лет после развала Советского Союза, но на эту тему пока ничего не написано.

— Напомню слова Василя Быкова: «Любое событие осмысливается, а потом подается как крупное произведение». Пока у наших писателей есть только наброски, наметки, некоторые пишут большие статьи в журналах. Такое событие требует осмысливания, трудно его показать. Хотя вы правы, этой теме пора выходить «с пустых полок». Нацелим на это наших писателей. Сейчас у нас такая практика — поездки писателей по стране. Они там видят, где есть тема для размышления, могут сравнить то, как было в советское время, после развала СССР и что есть теперь. Эта тема — развал СССР — еще ждет…

— Николай Иванович, «неюбилейный» вопрос: много ли проблем в белорусской литературе?

— Проблем много. Например, отсутствует хорошая критика. Чаще у нас критика — это сведение личных счетов. Либо пишут по злобе. А вот нормальной критики, которая бы показывала писателю и его ошибки, и сильные стороны, чтобы ему помочь писать лучше, пока у нас, увы, нет. Мы присматриваемся и к молодым преподавателям, и к ученым, чтобы создать институт критики — такое сообщество независимых критиков, желающих помочь развитию родной литературы. Конечно, мы бы хотели подправить хоть как-то материальное положение писателей. Кстати, у нас очень хорошие контакты с Министерством информации, мы ему благодарны, что оно пытается всеми возможностями поддержать писателей.

Еще мы считаем, что пора пересмотреть состав нашего библиотечного корпуса. Многие библиотекари засиделись в прошлом и, ничего не зная о новом в литературе, пытаются пропагандировать произведения, которые явно не нужны нашим читателям. К примеру, мы против выпуска книг с похабщиной, разлагающих молодежь...

— И последний вопрос. Вы родились в Минске, живете здесь. А что для вас значит слово «деревня»? Бываете ли там?

— Конечно, бываю. У меня там живут многочисленные родственники. И в Острошицком Городке, и в Узборье Логойского района, где родилась моя мать и жил мой дед. У меня и дача в Прилепах, в Смолевичском районе. Бывал в глубинке и во время писательских поездок…

— Николай Иванович, спасибо за беседу! Поздравляем Вас с юбилеем! Здоровья, творческих успехов Вам и всему Союзу писателей!

Беседовала Вера ГНИЛОЗУБ, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?