Мера строгости

В МВД рассказали, почему не стоит менять антинаркотическое законодательство

Не раз слышал мнение о необходимости изменений в антинаркотических законах. Соглашусь, дискутировать на эту тему нужно. Главное при этом — не забывать о том, что происходило в Беларуси еще несколько лет назад. Тогда отрава буквально косой прошла по стране, унеся в могилу десятки молодых людей. В 2014 году наступил переломный момент. Президент подписал Декрет № 6 «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков». Госорганы, общественные объединения и религиозные организации выступили единым фронтом против наркопреступности. И постепенно ситуация начала улучшаться. Уже с 2015 года не было ни одного факта гибели детей и подростков от отравления психоактивными веществами. В МВД уверены: не прими государство жестких мер, молодежь могла бы захлебнуться в волне смертельного «зелья». Какие аргументы у тех, кто считает, что не стоит снижать меру ответственности за наркотические преступления? Послушаем...


Чего мы избежали

Борцы с наркопреступностью из МВД Беларуси недавно участвовали в программе полицейского взаимодействия, которая проходила в Польше. По просьбе корреспондента «СБ» они сравнили тамошнюю ситуацию с той, которая сложилась у нас.

ФОТО ВЛАДИМИРА ШЛАПАКА
Заместитель начальника главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Андрей Саладовников (на снимке) говорит, что особая беда соседей — лаборатории по производству запрещенных веществ:

— Польские коллеги рассказали, что у них на протяжении уже нескольких лет одна из серьезных проблем — создание и производство синтетических наркотиков в условиях лабораторий, которые уже приняли масштабы солидных производств. Там установлено профессиональное оборудование. В год сотрудники полиции выявляют около 15 — 20 таких объектов. Также ежегодно во время задержания наркодилеров, защищающих свое производство, гибнут полицейские.

Незаконные лаборатории чаще всего оборудуют в небольших городах или деревнях. Для этого используют свободные здания, поместья или фермерские дома, арендованные за небольшие для злоумышленников суммы. Внутри — множество приспособлений для производства запрещенных веществ. Колбы, пробирки и другие емкости соединены между собой трубками, словно обмотаны паутиной. Преступники дорожат своим бизнесом и защищают его. Используются различные методы маскировки, наблюдения и противодействия сотрудникам полиции, которые должны быть готовы к любым событиям и угрозам. Полицейские погибают: их просто разрывает на месте минами–ловушками. Выжившие до конца жизни получают инвалидность. В то же время законодательство не предусматривает серьезного наказания для организаторов лабораторий — всего до 3 лет лишения свободы. Аналогичная ситуация в Польше и по другим составам преступлений, связанных с наркотиками. Проблема усугубилась тем, что в соседней Чехии законы в этой сфере недавно изменились и стали похожи на белорусские. Тогда злоумышленники перекочевали оттуда в Польшу, чтобы избежать серьезной ответственности: в Чехии им «светило» уже до 18 лет...

Вопросы есть и к запрещенным законом веществам. Допустим, есть определенный синтетический наркотик, который производится из двух прекурсоров. Один из них запрещен, а другой — нет. В Польше нет понятия «базовой структуры», как у нас, где вещества могут признаваться аналогами опасных наркотиков и автоматически запрещаться.

Пока в Беларуси торговля любой наркотической «синтетикой» идет на спад, в Польше появляются новые формулы. Например, человек глотает амфетамин, а он под влиянием соляной кислоты в желудке, выступающей прекурсором, превращается в ЛСД и имеет совершенно другое воздействие. Что касается нарколабораторий, то у нас за производство наркотиков в подобных условиях с 2015 года предусмотрено наказание — до 20 лет лишения свободы. Суровое отношение к преступникам помогло буквально вычистить нарколаборатории с территории нашей страны. Кстати, в августе 2017 года в Подмосковье выявили такой объект, производство организовал гражданин Беларуси. Тогда изъяли 27 килограммов метадона и более 200 килограммов прекурсоров. Настоящая фабрика смерти!

В Беларуси же за прошлый год было выявлено пять лабораторий. Что они из себя представляют? Конопля на подоконнике, нехитрое оборудование в подвале или обычной квартире. То есть кустарные способы изготовления. В МВД говорят, что польские коллеги по–доброму нам завидуют: белорусское законодательство позволило навести основательный порядок, не гибнут сотрудники милиции, несовершеннолетние, мизерный процент смертей от передозировок.

Где смотрят сквозь пальцы

Но не только в Польше относятся к наркотикам сравнительно лояльно. Во многих европейских странах похожая ситуация, рассказывает Андрей Вячеславович. В Берлине, например, есть парк, где торгуют разного рода «зельем». Продавцы (в основном иммигранты) предлагают небольшие дозы. Их регулярно забирают в полицейский участок, однако не могут привлечь к ответственности: у задержанных не такое большое количество запрещенных веществ, за которое предусмотрено хоть какое–то наказание. В итоге потребитель покупает сразу несколько порций у разных сбытчиков, и получается приличное количество. Мой собеседник приводит пример нескольких стран, где законы тоже бывают снисходительны к наркопреступникам: «В Нидерландах запрещенные вещества разделены на две группы. Хранение небольшого количества любых наркотиков для личного потребления не карается никак, кроме их конфискации. Небольшое количество тяжелых наркотиков (ЛСД, героина, кокаина и других) — одна таблетка, ампула или доза объемом не более 0,5 грамма. А легких (например, каннабиса) — 5 граммов. Максимальное наказание за хранение от 5 до 30 граммов конопли — один месяц лишения свободы или штраф 2.250 евро. В Австрии за распространение наркотиков в общественном месте лишают свободы на 2 года, за профессиональную торговлю, вовлечение несовершеннолетних в употребление или в распространение — 3 года». В Венгрии любой, кто попался на производстве, переработке, приобретении или хранении небольшого количества наркотических средств «для себя», может избежать уголовной ответственности. Но он должен признать свою вину и предоставить документ о лечении от наркотической зависимости в течение определенного времени. Или подтвердить свое участие в программах реабилитации или профилактики. За изготовление и переработку этого яда в Польше лишают свободы на срок всего до 3 лет. За продажу в крупном размере — штраф и лишение свободы сроком от 2 до 12 лет.

Закономерный итог


Так чьи законы помогают эффективнее справляться с наркоугрозой? Взглянем на цифры. По оценкам ООН, уже в 2015 году в Беларуси на 100.000 населения зафиксировано 0,3 случая передозировок со смертельным исходом. Вот статистика того же периода в других государствах: в небольшой Эстонии — свыше 10, в Великобритании — 6,6. В Литве — 5,9. В крупных США и России этот показатель равен более 16 и 4. Кстати, россияне интересуются белорусским опытом в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Наш закон позволил довольно быстро оздоровить ситуацию в стране. Сейчас под наблюдением наркологов состоят всего 13.000 наркозависимых человек. Беларусь потеряла привлекательность в качестве места распространения синтетических наркотиков. Стоит ли вновь поднимать шлагбаум для торговцев смертью? Вопрос, по–моему, риторический.

СПРАВКА «СБ»

Если человек добровольно сдал запрещенные вещества, активно способствовал пресечению наркопреступления, выявлению лиц, связанных с незаконным оборотом этих средств, и всячески помогал работе милиции, то он может быть освобожден от уголовной ответственности.

КСТАТИ

В Китае один из самых строгих законов, предусматривающих уголовную ответственность за незаконный оборот наркотиков. За наиболее тяжкие преступления могут наказать пожизненным лишением свободы или смертной казнью. Ежегодно к высшей мере наказания за наркобизнес приговаривают около 2.000 человек.

zhur@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...