Мечта под светом софитов

Виолетта Нестерович мечтала о сказке под лучами софитов. Сейчас она делает эту сказку явью каждый день

Мечта под светом софитов сбывается, если очень-очень захотеть 

Молодая белорусская актриса мечтала о сказке под лучами софитов. Сейчас она делает эту сказку явью каждый день. Не искусственным, а живым светом поделилась со мной актриса Виолетта Нестерович во время интервью. 

— За окном август, все отдыхают, а ты трудишься? 

— Да, вот на днях уезжаю в лагерь вожатой. А так – съемки в «Стае», пробы в российско-американском проекте. Нам, актерам, приходится крутиться, но я не жалуюсь: обожаю то, чем занимаюсь! 

— С чего для тебя начался путь в кино? 

— Осознанное желание стать актрисой появилось уже в возрасте лет пяти. Смотрела тогда сказку по телевизору и говорю маме: «Я тоже туда хочу! В сказку». Мама удивилась, ведь актеров в семье вообще не было, но решила, что можно попробовать. Меня отвели в детский образцовый народный театр, но там мне сказали, что слишком мала, я ведь даже читать толком не умела. Однако желание попасть в ту самую сказку стало сильнее. Уже через год сама научилась бегло читать. С этим багажом знаний вернулась в детский образцовый и на этот раз меня взяли. На сцене я оказалась очень замкнутым ребенком, но желание быть актрисой все время пересиливало: выходила на сцену и играла, несмотря на то что безумно боялась. Так, практически через себя, привыкла к зрителям, сцене, репетициям и годам к десяти меня раскрыли в полном смысле. Сыграла разбойницу в спектакле «Снежная королева», и уже после этого стали предлагать больше ролей, и я потихоньку стала ощущать себя актрисой. А после уже и денежки получать. 

— К слову, о разбойнице. Образ плохой девочки подстерегал тебя и дальше? 

— Возможно, в некоторой степени это было моим желанием. Хотелось сыграть в кино и к тому же сыграть стервочку. Однажды мне позвонили с киностудии и предложили приехать. Пожалуй, в этот день и произошла моя встреча с человеком, который, взяв за руку, привел меня в мир кино. Маргарита Касымова, именно она, вопреки неодобрительным словам своей коллеги, предложила пройти пробы. На роль в фильме «Бальное платье» претендовали 500 человек, но благодаря Маргарите Наимовне она досталась мне. Так я снова играла плохую девочку. 

— Дальше следовал фильм «Соблазн» и опять немного стервозная роль? 

— В «Соблазне» я играю медсестру. Героиня в целом совершенно положительная. Но вот как-то так вышло, что из хорошей девушки на экране получилась не совсем таковая. 

Фильм «Стая» также ознаменован для меня ролью эдакой девушки-бандита. Хотя попробоваться предложили и на роль Латы — положительной героини, и на роль Тани – той самой бандитки. Вторая роль после проб за мной и осталась. 

— Чем, помимо дебюта, стал для тебя фильм «Бальное платье»? 

— Знаешь, когда в свои 12 играла в этом фильме, я еще не ощущала, что это работа. Каждый съемочный день был настоящим праздником, мне показали, что такое актерский мир. Именно с этим фильмом я объездила множество фестивалей. Сейчас, просматривая его, уже вижу: вот тут ошибочка, здесь, а еще вон там. Теперь, оглядываясь назад, понимаю, что «Бальное платье» навсегда останется первым и лучшим, ведь тогда все это было так ново, так замечательно и необыкновенно. Сказочно, как и хотела. 

— Вспомни себя в 12 лет, когда ты только пришла в кино. Что представлялось иным, что удивило? 

— Знаешь, не думала, что нужно плакать. Считала, что слезки глицериновые накапали – вот ты и плачешь. Зато на третий день съемок ко мне подходит режиссер и говорит: «Ну что, Виолетта, плакать готова?» Я была ошарашена, но плакать заставили, буквально довели до слез, и я рыдала даже дольше положенного, пока не успокоилась. Но уже на следующий день собралась, вспомнила, что артистка, и заплакала сама. 

Удивлением стало и большое количество людей на площадке. Но это детские впечатления. Тогда еще не думала, что «на камеру нужно жить», глаза-то выдают, если не прочувствуешь что-нибудь, если устала или мысли о другом. 

— Как удавалось совмещать съемки и школу? 

— Поначалу легко. Но вот в девятом классе поняла, что такое, когда нет ни минутки. Я, наивная, думала, что меня от экзаменов освободят, но такого не случилось. Поэтому, когда все одноклассники тихо-мирно готовились к экзаменам, я была на площадке, а в перерывах шпаргалки на руке писала. Вот режиссеру потеха была за всем этим наблюдать! А я потом домой приходила вымотанная репетициями и съемками, а с утра – вперед на экзамен. 

— Тебе приходилось чувствовать зависть со стороны сверстников? 

— Не без этого, скажу честно. Я очень люблю сцену, и желание выступать у меня перманентное. Когда в детском лагере возникала идея каких-то постановок или чего-либо подобного, всегда просилась, и вожатые были только за. А вот ребята считали выскочкой. В 12 лет было «Бальное платье», а следом опять завистливые знакомые, которые чего только не сочиняли. Продолжилось все, когда поступила в театральный класс. К тому времени съемки были уже довольно частым явлением, а вместе с ними участились и завистливые упреки в звездной болезни. Однако радует, что люди, которые меня  хорошо знают, никогда ничего плохого не скажут. Это, пожалуй, важнее. 

— Для Виолетты как актрисы предпочтительнее театр или кино? 

— Я люблю театр, но играть предпочитаю в кино. Снимаясь в фильме, ты уже знаешь, кого будешь играть, знаешь сценарий. А в театре есть труппа, в которой роли распределяются. Отсюда – постоянные ссоры, зависть, обиды. А я этого так не люблю. 

— Не могу не спросить о твоих кумирах в кино… 

— Джим Керри. Однозначно. Этот человек просто поражает меня. Я не столько люблю его комедийные роли, хотя они также великолепны, как его серьезные работы. Мало кто видел этого актера на театральных подмостках, а ведь именно там он играет весьма сложные роли. Я также всегда отмечаю для себя его пластику. Для актера самым важным после сценического мастерства является умение двигаться, владеть своим телом. 

— В будущем для тебя предпочтительнее работа в Беларуси или за рубежом? 

— Я люблю свою страну и хорошо отношусь к белорусскому кино, с него и начинала. Но кинематограф у нас еще не стал высокобюджетным, да и фильмов выпускается гораздо меньше, чем в соседней России, к примеру. Потому сейчас принимаю участие в российских проектах, но вряд ли смогу отказать, если в очередной раз пригласят сняться в нашем кино. 

— Тяжело сниматься в кино всю жизнь. Ты не думала найти себя еще в чем-нибудь? 

— Знаешь, мой папа не устает повторять: «И все-таки в нашей семье должен быть хотя бы один медик!» А я всегда его останавливаю: «Ну не я уж точно!» Понимаю, что не буду сниматься до старости, но и просто сидеть в офисе и перебирать бумажки тоже не смогу. Мне нужно творчество, общение, иначе я завяну. В будущем подумываю приобрести навыки дизайнера, но пока все силы отдаю кино. Ведь это и хлеб, и страсть, и детская мечта… 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...