Беларусь Сегодня

Минск
+19 oC
USD: 2.08
EUR: 2.32

Из каких элементов складывается безопасность столичной подземки?

Маршрут подземный

Минск, метро. «Держитесь», — посоветовали, закрывая за мной дверь в кабину машиниста. Сам он, Денис Кажарнович, через зеркало на платформе сосредоточенно следил за высадкой-посадкой пассажиров. Из динамиков в вагонах напомнили, что двери закрываются. И вот, набирая скорость, наш поезд мчится по подземному тоннелю, перевозя из пункта А в пункт Б более тысячи человек. Быстро, удобно, надежно. Вряд ли кто‑то из них задумывается: какая работа скрывается за привычными нам комфортом и безопасностью? За ответами мы спустились под землю.


Секрет самоконтроля


Денис сменился при нас, принял поезд у коллеги. Заглянул в бортовой журнал — нет ли замечаний? Убедился, что в кабине все в порядке и цела пломба на огнетушителе, сверил время с графиком движения… Все это за секунды. Состав тронулся. Левая рука «водителя» выбирала нужное положение на контроллере, это что‑то вроде коробки передач в автомобиле. Правая — на кране машиниста, он нужен для экстренного торможения. За лобовым стеклом — приглушенный свет. Мы идем на скорости 57 км/час. Страхует человека автоматизированная система безопасности, она контролирует скорость и не дает двигаться дальше, если на пути, к примеру, другой состав.

Время от времени Кажарнович заговаривал сам с собой. «Так он себя контролирует, — скажет мне потом машинист‑инструктор Игорь Ралло, он организовывает движение поездов на линии. — Машинист же не просто едет и смотрит вдаль. Он для самоконтроля вслух проговаривает, к примеру, показания сигналов, смену частот, положение стрелок в маршруте движения».



Между станциями всего полторы‑две минуты ходу, поэтому разогнаться можно максимум до 80 км/ч. В загруженные часы интервал движения между поездами — 52 секунды…

Приближаемся к станции, пора сбрасывать скорость. В большом зеркале, рядом с которым останавливается первый вагон, вместо отражения перрона — мужская физиономия. Человек прическу поправляет, и что ему приближающаяся вместе с поездом опасность и то, что пассажир закроет машинисту обзор? Предупредительный гудок — и физиономия в зеркале исчезает. Отдельная история — запрыгивающие в закрывающиеся двери люди. При этом кто сумку, кто руку или ногу в дверь подставит, и начинается «спасательная операция». В итоге сбивается режим движения.

У машинистов рабочий день не более 7 часов. Но это не значит, что сели в кабину в начале смены и в конце вышли. Ведут они поезд от 40 минут до 2 часов с перерывами. Работник, сдавший коллеге электричку, уходит не сразу: он должен «прослушать» и осмотреть состав (все ли в порядке?), пока тот не скроется в тоннеле, и лишь потом уйти на перерыв.

Напряжение в 825 вольт и сбежавшая курица


Две ветки, 29 станций, общая протяженность путей с тупиками и депо около 106 км. Ежедневно в час пик под землей курсируют 72 состава. К сожалению, ни один машинист не застрахован от того, что на рельсах может оказаться человек. Отдельный случай — прыгающие за телефонами, шапками и сумочками люди. Хотя большинство пассажиров об этом все же сообщают работникам станции, и те поднимают упавшие вещи в интервалах между поездами либо уже в ночную смену. Информируют люди и о неадекватном поведении граждан, плохом самочувствии. Благодаря чему, кстати, недавно служба безопасности предотвратила падение девушки под поезд.

Машинист Денис Кажарнович через зеркало на платформе следит за высадкой и посадкой пассажиров.

Напряжение на путях — 825 вольт, напоминает главный ревизор по безопасности движения поездов Минского метрополитена Валерий Бартошевич:

— При падении человек может ухватиться за контактный рельс под платформой. Чего делать категорически нельзя. Если пассажир все же оказался на путях и поезд близко — ложись в желоб между рельсами, подобрав края одежды, и жди, пока не помогут выбраться. Если же состава не видно, то нужно быстро пройти вдоль стены в сторону зеркала, за черно‑белую рейку на путях (место остановки первого вагона) и звать на помощь. Контактный рельс обесточат и выведут пассажира на платформу.

У машиниста в нестандартной ситуации на принятие решения — секунды.

Каждая потом разбирается. Возможные инциденты сотрудники метро постоянно ­проигрывают на тренировках, учениях, уникальных тренажерах‑имитаторах. На его экране картинка выглядит до жути реалистичной: падение на рельсы и экстренное торможение… В реальности после такого машиниста снимают с рейса и с ним уже работает психолог. Кстати, у машинистов даже предрейсовый медосмотр особый, а пульс, давление и температуру тела измеряет автоматизированная система. При малейших отклонениях человека не допустят в рейс.



Для аварийных ситуаций, затоплений, землетрясений — свои механизмы. На станциях они предусмотрены еще при проектировании. Кроме того, на каждой есть медпункты, а «скорые» на вызовы в метро реагируют оперативно.

Известны случаи, как, к примеру, этот. В 2017‑м у турникетов при входе на станцию метро «Площадь Победы» у девушки загорелся рюкзак, как оказалось, из‑за вспыхнувшего в нем аккумулятора электронной сигареты. Если бы это произошло, скажем, в вагоне? Есть ли средства против паники? Есть. Начиная от психологически грамотно выстроенных текстов объявлений для пассажиров, автоматических систем пожаротушения и заканчивая самой эвакуацией с привлечением всех необходимых служб. Проходят работники метро также курсы, к примеру, по оказанию первой помощи в нестандартных ситуациях.

— Безопасность — комплекс составляющих. Все метро — зона повышенной опасности, начиная уже от входных дверей, где по невнимательности можно получить травму, — В.Бартошевич рассказал и о том, что на эскалаторах люди роняют пуговицы, булавки, значки, случается, застревают шнурки. — Когда мелкие предметы попадают в движущиеся элементы эскалатора, срабатывает защита и механизм останавливается. Техника у нас под присмотром круглосуточно.

Начальник ситуационного центра Виктор Валюкевич и инспектор Ольга Новицкая.

Оставленные вещи — тоже проблема. Пассажиры забывают в метро сумки, пакеты, зонтики, рюкзаки, ноутбуки. Обычно возле касс, скамеек или в поезде. В метрополитене даже создали справочную службу по забытым вещам. А в 2017 году у бабушки на станции «Площадь Победы» сбежала… курица. Ее тоже нашли, в тоннеле, и вернули хозяйке. Плохо, что пассажиры не всегда сообщают об оставленных вещах, не подозревая, какая масштабная работа начинается с их обнаружением. Вплоть до закрытия станции и остановки движения. Порой граждане, заметив забытую коробку, пакет, пытаются сами передать их дежурным. Трогать эти вещи нельзя. Вдруг внутри — взрывное устройство? К слову, в прошлом году более чем в 600 случаях служба безопасности метрополитена реагировала по фактам обнаружения бесхозных предметов.

Дирижеры движения и ночь в метро


На улицах наших городов сейчас стараются создать условия, которые бы изначально исключали возможность правонарушений. Есть такие инженерные решения и в метро, предусмотрены они, как правило, еще при строительстве. Взять, скажем, скамейки на платформах и в вагонах — под них ничего не спрячешь. Кстати, самой совершенной в плане безопасности и скорости, обещают, станет третья линия, где на платформах появятся защитные экраны, будут курсировать современные электропоезда. Вагоны в них соединены, что позволит переходить из одного в другой. В таких электропоездах также есть система автоведения, откидные телескопические трапы для эвакуации пассажиров в чрезвычайных ситуациях и т.д.

Поездной диспетчер Наталья Коваленко видит поезда в любой точке метро.

Сердце безопасности метрополитена — ситуационный центр. Именно здесь наблюдают за обстановкой в метро с помощью тысяч видеокамер, «слепых» зон в столичной подземке нет.

Здесь же первыми узнают и о сработавших на нарушителей техсредствах. Они, например, сообщают о попытке проникновения в тоннель, тоже фиксируя инцидент на видео. Как это было в прошлом году, когда в тоннель зачем‑то побежал брестчанин. Задержали его в течение нескольких минут и передали милиции.

Мы в диспетчерском пункте, здесь организуют работу метро. «Мы просматриваем всю линию, видим, где находятся составы и исправны ли они, на каком участке путь свободен, — поездной диспетчер Наталья Коваленко показывает схему движения. — График движения и его фактическое выполнение отслеживает программа и информирует диспетчера».

О малейшем сбое в подаче электроэнергии автоматизированная система сразу сообщит энергодиспетчеру. А вот и электромеханическая служба. Егор Шульц рассказал, что она отвечает за водоотливные установки, эскалаторы, лифты, тоннельную вентиляцию и дополнительную подачу воздуха.

Так прослушивают рельсы: нет ли дефектов...

…Как только за последним пассажиром закрылась входная дверь, в метрополитене начинается совсем другая жизнь. На работу ночью здесь выходит вдвое больше людей, чем днем.

Кассиры возвращают в кассы проданные за день жетоны. Их нужно пересчитать, чтобы знать суточный объем пассажиропотока. Учет жетонов — строго по электронным счетчикам. Поезда уходят на ночевку. Те, которым утром в рейс, остаются в тупиках в тоннеле и на конечных станциях. Идущие на техобслуживание или ремонт следуют в депо… «Напряжение с контактного рельса снято, можно производить работы», — объявили на станциях, и работники спустились в тоннель. Путейцы, электромеханики, энергетики… Всего 9 служб. Все основные работы по подготовке метро к новому дню происходят ночью.

Вот бригада в наушниках прослушивает рельсы: ультразвуком ищут скрытые дефекты, которые могут стать угрозой безопасности. Говорят, тут нужен стопроцентный слух. Неподалеку трудятся маркшейдеры — по сути, подземные геодезисты. Они смотрят, чтобы в тоннеле не было проседаний, смещений… Тут меняют лампочки, там настраивают видеокамеры. А вот и смена подземных уборщиков. Здешняя (кстати, генеральная) уборка — это вам не чисто символически пыль с полочки смахнуть да мокрой тряпкой пройтись по полу. Тут тщательно моют стены, полы, панели, зеркала, весь тоннель и даже контактный рельс с помощью спецустановок со спецраствором. И так каждую ночь.

Любопытная цифра: только в прошлом году по обеим линиям Минского метро прошли 404 тыс. 586 поездов. Из них по незначительным техническим причинам отменялись всего 25. В 2018‑м не допущено ни одного нарушения безопасности движения.

...а так рельсы шлифуют.

ИСЧЕЗНУВШАЯ СТАНЦИЯ

Между станциями «Октябрьская» и «Площадь Ленина» была запроектирована еще одна — «Комсомольская», но строить ее не стали. Если понадобится, станцию подготовят и откроют во время работы метро, без остановки движения.

ТАЙНЫ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

При строительстве тоннелей Минского метро находили золотые монеты, оружие. К примеру, на станции «Институт культуры» откопали большой склад боеприпасов. А прокладывая станцию «Немига», обнаружили древний город.



ЧТО НАХОДЯТ У ПАССАЖИРОВ?

В 2018 году при входе в метро у пассажиров изъяли: более 4.390 предметов, запрещенных к перевозке, среди них 5 видов оружия, 7 боеприпасов, 58 ножей и 7 кастетов, более тысячи пиротехнических изделий, 336 баллонов с газом.

gladkaya@sb.by

Фото Андрея ДРОБА и Александра КУШНЕРА.

Фото: Александр КУШНЕР
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУШНЕР
5
Загрузка...
Новости и статьи