«Маркетологи алкогольных компаний убедили народ, что спиртное – продукт питания. Опасная реклама...»

ЦЕНТР мониторинга наркологической ситуации работает в Беларуси чуть меньше двух лет. Одна из основных его задач — подсчитать, во сколько же обходится карману государства пьяный угар, и предложить, как уменьшить расходы на пагубную привычку. Если о конкретных мерах говорить пока рано (центр молодой), то определенные подсчеты и выводы уже можно сделать. О них и не только читателям «БН» рассказывает руководитель центра Сергей ОСИПЧИК.

Руководитель Центра мониторинга наркологической ситуации РНПЦ психического здоровья Сергей ОСИПЧИК — о потерях ВВП из-за пьянства, анонимной наркологической помощи и реальной величине белорусского стакана с градусом.

ЦЕНТР мониторинга наркологической ситуации работает в Беларуси чуть меньше двух лет. Одна из основных его задач — подсчитать, во сколько же обходится карману государства пьяный угар, и предложить, как уменьшить расходы на пагубную привычку. Если о конкретных мерах говорить пока рано (центр молодой), то определенные подсчеты и выводы уже можно сделать. О них и не только читателям «БН» рассказывает руководитель центра Сергей ОСИПЧИК.

— Сергей Иванович, алкогольная зависимость, наверное, самая опасная и масштабная среди других?

— Да. На втором месте — никотиновая, дальше — игровая и другие. В XIX веке алкоголь употребляли вовсе не в таких масштабах, а за прошлый век маркетологи алкогольных компаний убедили народ, что спиртное — это продукт питания. Обратите внимание: в магазинах 20—30 (!) процентов торговых площадей отведены под спиртные напитки. Покупательская смекалка такова: раз водка стоит рядом с крупами, хлебом и мясом, значит, это продукт питания и абсолютно безвреден. А теперь вдумайтесь: в Беларуси 20 процентов преступлений совершаются в состоянии алкогольного опьянения, порядка двух тысяч смертей в ДТП на дорогах страны — из-за водителей и пешеходов «под градусом». Для сравнения возьмем  Швецию, где, как и в Беларуси, проживает порядка девяти с половиной миллионов человек. Но у них не отмечается смертей в ДТП, связанных с алкогольным опьянением. Все потому, что шведы признали спиртное токсическим веществом, подсчитав, какие огромные затраты несет общество из-за пьянства, и установили государственную монополию на продажу спиртного. В шведских торговых центрах крепче пива с 3,5-процентным содержанием спирта ничего не найдете. Напитки покрепче продаются в отдельных местах с 9 до 19 часов. А в воскресенье в таких магазинах — выходной.

— У нас в стране подсчитывали, какие убытки несет общество из-за пьянства?

— По оценкам экспертов, Беларусь теряет 7,2 процента ВВП из-за чрезмерного употребления алкоголя. Для сравнения: по данным ВОЗ, страны европейского региона (а это самый пьющий регион в мире!) ежегодно недосчитываются от двух до четырех процентов от ВВП.

— Вы считаете, государству пора взять в свои руки монополию на продажу спиртного, как это сделали шведы?

 — Не могу сказать, как будет. Чтобы наши руководители приняли подобное решение, нужны основания. Мы к 2015 году сможем получить точные цифры ущерба и предложить конкретные рентабельные меры, которые помогут оптимизировать баланс расходов и доходов страны, связанных с алкогольным потреблением. А примем меры — снизим ущерб. Но уверен: никаких запретов на продажу, на употребление спиртного не будет.

— Национальный комитет по статистике приводит цифру: среднестатистический белорус выпивает более 12 литров чистого спирта в год. Впечатляет, а насколько она соответствует действительности?

— 12,34 литра спирта на душу населения — эти данные Национального комитета по статистике отражают объем продаж в стране алкоголя, а не количество потребляемого спиртного. Но во всем мире количество потребляемого алкоголя рассчитывается на людей от 15 лет и старше. У нас же — на всех, даже младенцев. Примерно 14—15 процентов белорусов — это дети до 15 лет. Вот и считайте: каждый взрослый среднестатистический белорус потребляет не 13,34, а 15,34 литра. Если к этой цифре добавить 25—27 процентов нелегального (а значит, неучтенного) алкоголя, то реальная цифра приблизится к 19 литрам спирта на взрослого белоруса. При этом нужно учесть, что 80 процентов всего алкоголя выпивает 20 процентов населения. Какую картину видим: около 1,5 миллиона населения употребляют очень большое количество алкоголя. Как следствие, у них развивается рак верхних отделов желудочно-кишечного тракта, рак желудка, двенадцатиперстной кишки, поджелудочной железы, пищевода, ротовой полости, желчевыводящих путей, печени. Даже рак молочной железы в определенной степени связан с употреблением алкоголя. ВОЗ описывает 60 заболеваний, связанных с употреблением алкоголя. Именно эти люди — много употребляющие — чаще попадают в реанимацию, где сутки обходятся государству в тысячу долларов. За чей счет «банкет»? Налогоплательщиков!

— Сергей Иванович, а много ли тех, кто понимает, насколько это опасно и  хочет «завязать»?

— Сегодня на учете у наркологов состоят 270 тысяч из двух миллионов сильно пьющих. Они уже на пути решения созависимости. Остальные не ощущают подобных проблем. Их сознание таково: что же плохого в том, что я пью?! Кстати, ВОЗ отмечает некоторые тенденции среди употребляющих алкоголь. В нашей стране количество пьющих мужчин и подростков уменьшается, а количество пьющих женщин — наоборот. Уникальный, на мой взгляд, случай: звонит специалисту-наркологу из РНПЦ психического здоровья женщина со словами: «Доктор, как бы к вам поскорее записаться на прием?» — «К чему такая спешка?» — спрашивает врач. — «А мне через два месяца рожать. Надо бы «завязать» к родам со спиртным».

— Спасибо, Сергей Иванович, за интересный разговор!

Наталья СЕРГУЦ, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?