Минск
+16 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Манипулировать мнениями трудно

Геннадий Зюганов и внешне напоминает режим, который он так мечтает возродить.
Геннадий Зюганов и внешне напоминает режим, который он так мечтает возродить. Исходя из того, как хорошо КПРФ голосует под его руководством, я даже боюсь подумать, насколько лучше коммунисты могли бы действовать при более харизматическом боссе.

Возможно, та же мысль тревожит и Кремль. После того как он последние два года терпел партию Зюганова в качестве "ручной" оппозиции, Президент Владимир Путин, кажется, сейчас предоставил свободу рук своим политическим манипуляторам, чтобы те подрывали позиции коммунистов как только могут перед парламентскими выборами, которые грядут в декабре будущего года.

Кремль прав в своих опасениях. Он сформировал лояльную коалицию политических партий, гарантировав ей большинство в Думе, где коммунистам и их союзникам принадлежит треть мест. Однако манипулировать мнениями оказывается труднее. Недавние опросы показывают, что поддержка коммунистов по-прежнему весьма высока - примерно 35 процентов, а поддержка прокремлевских партий остается слабой - примерно 18 процентов. Гигантская личная популярность Путина не превращается с легкостью, если вообще превращается, в популярность политических партий, объединившихся под его патронатом.

Интересно то, что некоторые фундаментальные факторы сейчас благоприятствуют коммунистам. Россияне, живущие в городах, разъярены планами правительства отменить правительственные субсидии на отопление, освещение и муниципальные службы, что удвоит или утроит расходы на оплату жилья. Россияне, живущие в сельской местности, обеспокоены планами свободной продажи земель аграрного назначения, что, как они справедливо опасаются, в конечном итоге приведет к изгнанию колхозов и их работников с земли. Даже при неуклюжем руководстве Зюганова коммунисты могут использовать эти проблемы, чтобы захватить новые места в Думе на будущий год, а по пути победить на некоторых региональных выборах.

Этого, вероятно, оказалось достаточно, чтобы Кремль пошел на коммунистов. Смогут ли манипуляторы Путина найти тактику для подрыва их позиций - вопрос другой.

Главные успехи до сих пор Кремлю обеспечивало лояльное ему большинство в Думе, которое лишило коммунистов постов председателей в некоторых комитетах. Зюганов прореагировал на это, приказав другим высокопоставленным коммунистам уйти в отставку с занимаемых ими постов в парламенте. Это относилось и к спикеру Думы Геннадию Селезневу. Когда Селезнев и двое других отказались выполнить приказ, Зюганов обеспечил исключение их из партии, спровоцировав разговоры о расколе.

Сейчас Селезнев, основательный и умеренный - по коммунистическим стандартам - деятель, может создать новую левоцентристскую политическую партию. Если он так поступит, то Кремль его будет поддерживать до самого конца, надеясь отобрать избирателей и приятелей у Зюганова. Здесь, однако, боюсь, удача от Кремля отвернется. Он уже пытался, но неудачно, создать новую партию центра, которая бы привлекла избирателей. В отношении этого дела Кремль испытывал подлинный энтузиазм. Я не вижу, почему он должен выступить лучше в формировании новой левой партии, в которую и сам не верит.

Еще один кремлевский маневр был более неуклюжим и, вероятно, более опасным. Решив, что коммунисты в глубине души консервативны, даже реакционны, Кремль пытается отвоевать у них электорат, поддерживая партию, прямо апеллирующую к их консервативной сущности. В любом случае это единственная конструкция, которую я могу построить в связи с неожиданным появлением на авансцене "Народного депутата", до сей поры совершенно анонимной прокремлевской группы в Думе, которая стала рупором новой популистской программы.

Требования "Народного депутата" включают объявление вне закона мужской гомосексуальности и восстановление смертной казни. Они еще не связали воедино эти два пункта, но из того, как их лидер Геннадий Райков говорил о смертной казни, я боюсь, что слияние - лишь вопрос времени.

Проблема в речах такого рода, если даже оставить присущую им экспрессию, состоит в том, что это может привлечь к делу больше внимания, нежели это нужно Кремлю. Серьезный нажим в пользу восстановления смертной казни и объявления вне закона гомосексуализма нанесет большой ущерб имиджу России в Европе...

Еще одна проблема для Кремля в том, что Райков может в конечном итоге отобрать голоса не у коммунистов, а у Либерально-демократической партии. ЛДПР определенно почувствовала опасность. Ее парламентский лидер Алексей Митрофанов говорит, что если законопроект Райкова, запрещающий гомосексуализм, будет иметь хоть какой-то шанс стать законом, то ЛДПР внесет законопроект, запрещающий лесбиянство. Митрофанов добавил шума в традиционные вопли об уменьшающемся населении России и долге женщины рожать. Но главная его цель - выставить Райкова еще более смешным, в чем Митрофанов полностью преуспел.

Если гамбиты с Селезневым и Райковым не принесут успеха и не нанесут урона коммунистам, то я хотел бы догадаться, о чем дальше начнут задумываться кремлевские стратеги. Лучше бы им найти что-то получше. В противном случае они могут в конце концов получить наихудший результат из всех возможных: дестабилизируют Зюганова в качестве босса партии, сохранив одновременно коммунистический электорат в целости, что унаследует более способный лидер.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...