Беларусь Сегодня

Минск
+20 oC
USD: 2.08
EUR: 2.31

Почему некоторые мужчины предпочитают жить за счет своих детей

Мама де-юре, папа де-факто

В Витебской области сегодня насчитывается свыше 2 тысяч неблагополучных семей со статусом СОП, где воспитывают более 3,6 тысячи детей. Примерно каждый пятый из родителей в таких семьях не работает. Ситуация, когда не только мамы, но и папы предпочитают жить за счет государственных пособий, выплачиваемых на сыновей и дочерей, увы, не редки. Малыши становятся для них кормильцами, и потерять такой «заработок» никому не хочется…

«Им это невыгодно»

Нежелание родителей работать зачастую возрастает пропорционально увеличению количества детей.

Заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних Витебского обл­исполкома Тамара Олехнович констатирует: к сожалению, нежелание родителей работать зачастую возрастает пропорционально увеличению количества детей. В одном из районов мама с папой обзавелись четырьмя малышами и в итоге трудиться разучились совсем. А зачем, если государство, заботясь о судьбе ребятишек, выплачивает на них в общей сложности около 1,3 тысячи рублей? Немалые деньги для села. Детей в итоге пришлось забрать, теперь родителям придется позаботиться не только о самих себе, но и о том, как компенсировать расходы по пребыванию детей в приюте. 

Звучит шокирующе, но… Статистика показывает: для некоторых мужчин все чаще удобным способом добычи средств к существованию становятся не только свои, но и чужие дети. Молодые и не очень мамы достаточно востребованы у таких вечных «женихов». Чем больше деток у тех на руках — тем лучше. Пособие будет больше. Например, недавно комиссии по делам несовершеннолетних пришлось разбираться с семьей из Докшицкого района. Мама, будучи в отпуске по уходу за ребенком, нашла для своих двоих деток нового «папу», неработающего. Как могут воздействовать социальные службы на чужого дядю, который официально никакого отношения к этой семье не имеет и ответственности не несет? В данном случае пригрозили забрать у горе-матери детей, только после этого ее друг согласился на кодирование. Теперь ему всем миром ищут работу. Тамара Витальевна приводит цифры: с начала года у нерадивых пап и мам забрали почти 400 детей. Малышей увезли из 225 семей. Из 360 родителей, в отношении которых приняли такие жесткие меры, — половина неработающих. Почти 50 процентов семей, на время, а быть может, и навсегда потерявших сыновей и дочерей, официально считаются неполными. Но редко где мамы скучают в одиночестве — с ними живут посторонние дяди или биологические отцы ребятишек, которые в силу определенных причин не желают устанавливать отцовство. Почему?

— А им это невыгодно, — разъясняет Тамара Олехнович. — Если папа не имеет официального статуса, то в случае отобрания детей мизерные суммы на их содержание в приюте будут высчитывать только у законной мамы. А биологический отец остается при деньгах, которых всегда хватит на выпивку на двоих. Нам же в такой ситуации сложно работать — отца по крови, но не по свидетельству о рождении, ни на совет профилактики не вызовешь, ни на комиссию. Де-юре он ребенку никто. 

Работай — не хочу
Роман БАРДЕЕВ.

 
Вместе с начальником инспекции по делам несовершеннолетних ОВД Витебского райисполкома Романом Бардеевым направляемся в одну из деревень, где живет семья с двумя детишками. Младшей девочке еще нет и полугода, а папа вот уже несколько месяцев не работает. На прежней службе не удержался — далеко якобы было ездить. Теперь, по словам местных педагогов, они все чаще видят его спящим на кровати. Особых усилий к тому, чтобы найти новую работу, молодой папаша не предпринимает. Да и зачем? Гражданская супруга получает пособие, собственные мама с папой (семья живет вместе с ними) — пенсию. На столе всегда есть обед, голым 25-летний отец семейства не ходит. В разговоре с журналистом скуп на слова, вместо ответов на вопросы все чаще разводит руками и оглядывается на мать. Та ему помогает — она в отличие от сына за словом в карман не лезет. Отцовство на внуков установлено. Что еще нужно? Невестке деньги на детей государство платит, ей хватает. Жениться? Сыну еще рано. На работу? В центре занятости были — сама водила: ничего толкового там не предлагают. А работу хочется для него найти сторожем или диспетчером.

Звоню в службу занятости района, там таких «ходоков» не помнят, но назначают время и обещают помочь: в банке данных около 200 вакансий в районе и свыше 2,3 тысячи — в городе. Плюс ко всему сейчас набирают слушателей на курсы переобучения сразу по нескольким специальностям. Эта информация есть и в интернете, и на специальных онлайн-стендах. Вопрос: есть ли тут в принципе желание работать?

С начала года у нерадивых пап и мам забрали почти 400 детей. Малышей увезли из 225 семей. 

Квартира с отделкой

Следующие адреса нашего рейда — одно из общежитий областного центра. Мои сопровождающие — участковый инспектор инспекции по делам несовершеннолетних ОВД администрации Первомайского района Витебска Маргарита Герасименко и социальные педагоги школ. Общежитие примечательно тем, что здесь живут две многодетные семьи с давно неработающими папами. Оба когда-то приехали в город из глубинки. Оба женились на женщинах, уже имевших детей. 

Итак, Вячеславу Ивановичу — 37 лет. Вместе с приемной дочерью-инвалидом у него сейчас четверо детей. Младшенькой — всего месяц. На деток семья получает около 800 рублей в месяц. Глава дома подрабатывает якобы где-то неофициально. 

Спрашиваю у многодетного папы: сколько стажа у него в трудовой книжке в целом?

— Года три будет, — задумываясь, неуверенно поднимает глаза к потолку. — А вообще-то, трудовой у меня нет. Я ее еще лет 12 назад вместе со всеми документами потерял. Пенсия? Да когда там та пенсия будет — о ней еще рано думать!

О пенсии рано, а вот о жилье — в самый раз. Через пару месяцев семейство собирается въехать в новостройку — горисполком бесплатно выделил трехкомнатную квартиру. Правда, справить новоселье можно было еще и пару лет назад, но тогда Вячеслав Иванович с супругой наотрез отказались покидать общагу. Почему? Квартиру-то, оказывается, им предложили без отделки! Представляете?! Сообща решили: лучше уж перекантоваться здесь, в общежитском блоке. Пока не предложат то, что по закону положено. А то, что здоровому мужчине в самом расцвете сил по закону не положено жить на детское пособие, увы, возмущенный отец благополучно забывает и теперь. Благо детский сад нужно оплачивать только наполовину, старшая девочка бесплатно питается в школе, проезд для многодетной семьи тоже бесплатный. Классный руководитель школьницы даже сама попыталась найти работу для проблемного папы. И нашла. По специальности. Но тот отказался.

Не торопится официально трудоустраиваться и Сергей Павлович. Жалуется: поставили в СОП всего из-за трех «залетов». Ну попался на глаза милиции пьяным, и что? В семье сейчас пятеро детей. Трое — его. Около полугода назад бросил работу «по просьбе жены» — той якобы было тяжело смотреть за всеми ребятишками. Семья в общей сложности ежемесячно получает от государства около тысячи рублей. Плюс, как я понимаю, еще и алименты на двоих. Впереди у Сергея Павловича — череда новоселий. Многодетному семейству выделили сразу две квартиры в новостройке.

Да, в жизни каждого из нас бывают проблемы. В том числе и с трудоустройством. Но одно дело, когда это касается только нас самих, взрослых людей. Совсем другое — наличие на иждивении маленьких детей. Тут уж по всем законам природы человек вынужден брать на себя максимальную заботу о тех, кому дал жизнь и кто не может пока постоять за себя самостоятельно. Перекладывать социальную ответственность на государство или на окружающих — противоестественно. А многодетность — не основание для праздного отношения к жизни. Скорее, наоборот. 

begunova@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
1
Загрузка...
Новости и статьи