Сельская газета

«Мама, что делать? Меня заставляют стрелять!»

Что заставило украинскую семью покинуть родной дом в Доброполье

Тревогу за семью и близких Елена СЕРГИЙЧУК почувствовала с первых дней Майдана. Несмотря на то, что родной город Доброполье Донецкой области за сотни километров от Киева, — женское сердце не обманешь. Сын близких родственников в это время как раз пошел служить в армию. «Мама, что делать? Меня заставляют стрелять!» — в отчаянии просил совета восемнадцатилетний парень по телефону. Всей парикмахерской, а у Елены был свой маленький бизнес, смотрели репортажи по телевизору о массовых акциях, вместе плакали, когда боевики заживо сожгли протестующих в одесском Доме профсоюзов. И ничего не понимали — где «белые», где «красные», как могло случиться, что брат пошел на брата? 


В один из дней «Град» громыхнул  и в Доброполье. Елена утром открывала металлическую дверь парикмахерской, и неожиданно, словно из преисподней, полыхнули яркие вспышки огня. На ватных от страха ногах кинулась домой: казалось, снаряды упали именно на их дом. В тот раз пронесло, лишь положило деревья и с лица земли стерло овощную фабрику. 

Морально убивали слухи: не будет воды – взорвали мост возле водоканала, не привезут продукты – перекрыта дорога. Потом на улицах их города с шестьюдесятью тысячами жителей, несколькими шахтами и таким мирным и добрым названием появились танки, военные с автоматами, а в небе — вертолеты. Спали в одежде и собранными документами. 

– Шум вертолетных двигателей настолько пугал детей, что они, как по команде, выбегали на улицу, — вспоминает Елена. — Опасались, что дом попадет под обстрел и рухнет. Даже у нас, взрослых,  сердце в пятки уходило и дрожали руки. А какие страшилки рассказывали про Славянск…

Последней каплей стали просьбы в школе и детском саду надеть детям бирки с контактными данными родителей. Так, на всякий случай — не ровен час  упадет  снаряд. Надо убегать, решили с мужем. Михаил в один день уволился с обогатительной фабрики, где проработал долгое время, она продала парикмахерское кресло и зеркало, оставив сушуар и мойку у сестры, скооперировались со знакомыми, наняли «Газель» и отправились в неизвестность. С собой взяли то, что поместилось в машину, ведь у другой семьи был двухмесячный ребенок. Лена прихватила стиральную машину, печь СВЧ и кое-какую одежду. 

– ВНАЧАЛЕ попали на Могилевщину, там предложили работу зоотехника и ветврача, о чем мы не имели ни малейшего представления. Муж ехал и причитал: «Хоть бы не в деревню!», — сейчас шутит Елена, но тогда было не до смеха. —  Поселили нас на каком-то хуторе, я осталась с детьми, а Наташа, Миша и Вова поехали на попутках искать другую работу и пристанище. Так оказались в Дзержинском районе. В «Путчино» нужны были операторы машинного доения и предоставляли жилье. 

«Разве важно, где жить и работать?» — мудро рассудила молодая женщина:

— Главное, иметь кров и гарантированный кусок хлеба. Уже на следующий день за нами приехал Юрич – главный зоотехник хозяйства Александр Юрьевич Литасов, спасибо ему. Он и привез нас сюда. 

Поселили временно две семьи в одной квартире, а сельчане несли кто что мог. Однажды в виде материальной помощи от хозяйства выделили 10 килограммов фарша, чему поиздержавшиеся на переездах переселенцы очень обрадовались. Раньше в жизни бы не поверили, что можно радоваться такому. Вскоре получили  отдельные дома в деревне Юцки и работу на новом молочно-товарном комплексе. Доярскому искусству их учили такие же украинские переселенцы, которые раньше прибыли в агрокомбинат «Дзержинский». Как говорят в «Путчино», работают отлично. Елена поначалу боялась животных, но муж, который и вил-то в руках не держал, успокаивал: «Все будет хорошо!» Он сейчас и слесарь, и дояр. Деревню полюбил всей душой.

Нравится в Юцках и младшему поколению Сергийчуков. Одиннадцатилетняя Марьяна и восьмилетний Юлиан осваивают белорусский язык, участвуют в конкурсах, соревнованиях, общаются со сверстниками – живут полноценной жизнью. Но до сих пор вздрагивают от неожиданных громких звуков.

ЕЛЕНА признается: они скучают по Родине, но уезжать обратно не собираются. Да и зачем менять налаженный быт на смутные перспективы? Сестра все-таки осталась в Украине, но даже не уговаривает вернуться, пока это бессмысленно. Впрочем, надежды на скорое возвращение домой у семьи нет – ситуация там по-прежнему нестабильная:

— Тревожно в последнее время и за белорусов. У нас так же все начиналось. 

В прошлом году она ездила домой. Страх у местных жителей так и остался. Работы нет, давят коммунальные платежи и цены, а больше всего неуверенность в завтрашнем дне и тревога за будущее.

klimovich@sb.by

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости