Минск
+13 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Максим Недосеков: сейчас я выжат, но через год у меня будет олимпийская медаль

Пятница на чемпионате мира по легкой атлетике была особенным днем. Это стало ясно еще во время квалификации в прыжках в высоту у мужчин. Не заполнявшийся даже во время топовых финалов стадион вдруг расцвел белыми одеждами местных болельщиков, пришедших посмотреть на своего любимца – Мутаза Эccу Баршима. Тот не подвел, и в пятницу, в финале, на трибунах случился настоящий ураган, в эпицентре которого оказался и белорус Максим Недосеков.


Приключения, с которыми Максим шел к этому финалу, уже сами по себе могли стать серьезным испытанием. Задержка рейса из-за погасшего в аэропорту света, пропущенная стыковка, долгое ожидание, потоп в гостинице в первую же ночь – аккурат накануне квалификации. После нее глаза Макса выглядели совершенно пустыми, а перспективы туманными. Преображение, случившееся в финале, уже само по себе много говорит об этом человеке и заставляет иначе относиться к итоговому протоколу.

- Я вхожу в Топ-5 спортсменов мира. Наверное, это что-то значит! Доволен своим выступлением. После квалификации было очень сложно настроиться. Во-первых, физически: столько стартов сделал! Но в первую очередь пришлось где-то искать эмоции. Я их буквально вытянул из себя, сумел настроиться. Но сейчас это все, конец. Я совершенно опустошен и выжат.


По иронии судьбы именно эмоции в этот вечер стали тем мерилом, согласно которому спортсмены разместились в итоговом протоколе. Они буквально бурлили в наэлектризованном предвкушением главного события чемпионата (иначе к финалу прыжков в высоту в Катаре не относятся) воздухе. Еще за полчаса до начала соревнований попасть на трибуну рядом с сектором для прыжков на «Халифа» стало невозможно. Ни запарковавшись прямо у ведущей в ложу лестницы в ряду «Бентли» и «Лексусов», ни даже по билетам, которые вдруг оказались «лишними». Никак. Плотно утрамбовавшиеся на трибуны зрители в белых одеждах, которые здесь носят лишь коренные катарийцы, достали кепки с фирменными «баршимовскими» крыльями, привели детей и даже (еще несколько лет это было сложно даже представить!) жен, стояли в часовых пробках ради одного человека. Мутаза Баршима. Обожанию и поддержке, которые есть в Катаре у этого парня, могут позавидовать даже футболисты. Каждая его попытка, даже на начальной высоте, вызывает взрыв на трибунах. Аплодировать здешняя, оказавшая способная на по-настоящему спортивные эмоции, торсида, была готова, кажется, даже если бы Баршим начал прыгать на месте. То, что в такой атмосфере катариец сможет победить, выглядело решенным делом. То, что выглядевший пару дней назад выжатым Недосеков сумеет бросить ему вызов, едва не лишив Катар праздника, – спортивным чудом.

- Я понимал, что нужно восстанавливать эмоции. И спину. Ходил к японскому доктору, который постоянно работает в команде врачей на этапах Бриллиантовой лиги. Аркадий Палыч (Кириллов, врач национальной сборной – прим.авт.) помогал всем, чем мог. Меня просто вытащили с самого дна – я ведь ничего не мог сделать с собой. Сам же я пытался настроить голову.

- Как можно это сделать?

- Есть разные способы. Я слушаю музыку. Но особенным способом. Специально выбираю спокойные композиции и начинаю на них злиться. В итоге спокойную песню переворачиваю в голове наизнанку, пока она не начинает меня раздражать. Самое интересное, что я люблю такие песни, они позволяют думать. Но с помощью них можно и настроить себя особенным образом. Еще хорошо помогают группы, вроде «Мы». Что-то такое сопливое, чтобы слушать и просто «бррр!» Очень заряжает!


Драматичный финал у Недосекова уже был год назад в Берлине. Накануне решающего выступления на чемпионате Европы белорус получил серьезнейшее отравление и всю ночь перед финалом промучился с резью в желудке. Для соперников, заметивших состояние Максима, его преображение стало нокаутом. Макс же удивительным образом сумел перепрыгнуть себя и оказаться на второй ступеньке пьедестала. Похоже, подобные драматичные сценарии становятся его «фишкой». Уже на второй, из обозначенных организаторами, высоте – 2,24 метра – Недосеков споткнулся. Со второй попытки взял 2,27 (такой результат принес ему золото II Европейских игр) и 2,30 (всего на сантиметр ниже победного результата белоруса на молодежном чемпионате Европы). Дальше в «расписании» стояли 2,33. На два сантиметра ниже личного рекорда Макса. На три ниже рекорда Беларуси. Эту высоту, которая на большинстве топовых стартах гарантирует медаль, Максим взял с первой попытки, словно не было давно беспокоящей спины и тяжелейшего сезона за ней. Сложно сказать, насколько были удивлены соперники, но посыпались и кубинец Луиш Энрике Заяс, и итальянец Джанмарко Тамбери. Под оглушительный вздох трибун лишь с третьей попытки взял высоту Мутаз Баршим. Когда катариец все же взлетел над планкой, децибеллы на трибунах могли соперничать с самолетными двигателями и поднять Баршима еще на пару сантиметров. Эмоции, которые, по словам Недосекова, стали определяющими.

- В Берлине у меня была немного другая ситуация. Я готовился к тому чемпионату Европы. Настраивался на него, а сейчас пришлось готовиться и ко II Европейским играм, и к матчу Европа-США, и к молодежному чемпионату Европы. Набралось очень много стартов, к которым нужно было подходить в полной готовности и максимальной концентрации. Баршим же, например, почти весь сезон сидел «в засаде». Плюс у него здесь, на домашнем стадионе, эмоциональная подпитка такая, словно атомный реактор на трибунах. Как у меня на II Европейских играх. Россияне – Михаил Акименко и Илья Иванюк - тоже «заряженными» вышли. Вся эта их история… Откровенно говоря, все ребята, которые заняли первые три места, на все сто процентов заслужили свои награды. До финала с россиянами разговаривали – было видно, что психологически они настроены очень серьезно.

Последние две попытки Недосеков перенес на 2,37. Рекорд страны. Космос, о котором в этой         ситуации страшно даже думать. Штурмовать такие высоты на финише марафонского сезона можно лишь после серьезной подготовки, на пике формы и без груза усталости на ногах. Можно не сомневаться, найдется немало советчиков, которые задним числом смогут расписать Максиму Недосекову «правильный» вариант расписания на минувшее лето. Но у него – свой взгляд на подобные альтернативы.

- Оглядываясь назад, я бы, наверное, ничего не менял. Была бы у нас равноценная скамейка запасных – можно было бы рассматривать варианты. Сделать перерыв, как все мои соперники. Потренироваться и к чемпионату мира выйти на пике формы. У нас есть ребята, которые прыгают достаточно высоко, но по каким-то причинам стабильности им пока не хватает. В итоге получается, что надежда лишь на Недосекова. Я все понимаю. Да и сам, признаться, очень хотел выступить дома. Прыгать на «Динамо», перед своими болельщиками – это невероятное ощущение. Я и сейчас, наверное, сумел собраться лишь благодаря тем, кто переживает за меня дома, приходил на «Динамо», приехал сюда, в Доху, чтобы помахать мне флагом с трибун. У меня зрение не очень хорошее, но что-то я все же сумел рассмотреть. Представил, как они все болеют, как родители смотрят у телевизора, и понял, что надо. А сложный сезон – это просто стечение обстоятельств. Так бывает, что оказывается много стартов. С этим также нужно уметь справляться.

Максиму 21 год. Еще недавно он был юниором. Сегодня – серебряный призер чемпионата Европы и победитель II Европейских игр, участник всех топовых стартов сезона и главная надежда страны в любой ситуации. Он нарасхват. Желающих оказаться рядом, поговорить, пригласить хватает, а мировой спорт знал немало примеров, когда слава и деньги, обрушившиеся на 20-летнего вундеркинда, хоронили под собой его перспективы и талант. За Максима немного боязно, но он не по годам рассудительно заверяет: все под контролем.

- У меня точно нет ощущения, что я теряю контроль над своей жизнью, а обстоятельства и окружающие люди начинают мешать. Все как шло, так и идет. Я остаюсь таким же парнем, каким был два или три года назад. Таким же и останусь. Да, пришлось научиться говорить «нет». Поначалу было непривычно, а потом несколько раз попробовал и понял: «Круто!» Словно какую-то тяжесть с плеч сбрасываешь, возвышаешься над обстоятельствами. Понял, что настоящие друзья никуда не денутся и через неделю, и через месяц.


Следующий сезон – олимпийский. И в нем от Недосекова также будут много ждать. Большинство спортсменов, даже куда более опытных, о подобных планах суеверно стараются умалчивать. Макс же уверенно, словно о завтрашней тренировке, констатирует: олимпийская медаль. И, слушая его, начинаешь верить: возьмет!

- Да, я хочу получить олимпийскую медаль. Любого достоинства. В 22 года. Я знаю, что могу это сделать, и именно с прицелом на это буду строить всю свою подготовку. Так, как я считаю правильным. Практически наверняка пропущу зимний сезон. У меня будут этапы Бриллиантовой лиги. Будет финал этого турнира, на котором я намерен собраться. И будет Олимпиада, на которой я намерен выложиться полностью: и физически, и психологически. И я точно знаю, что если все получится так, как я хочу, ни я сам, ни болельщики не останутся разочарованными.

Победный прыжок Мутаза Баршима на 2,37 метра в Дохе, как забег Усейна Болта. Ураган эмоций, гром оваций, фестиваль, который совершенно не ожидаешь встретить в скупом на выражение восторгов Катаре. Баршиом катарийцы восхищаются, его любят, но какой-то своей, восточной, любовью. Жаркой, вспыльчивой, но мимолетной и скоропортящейся. Чтобы понять это, стоило задержаться на стадионе чуть дольше, чем продолжались соревнования прыгунов. Их награждение было запланировано на этот же вечер. Минут через 40 после того, как Мутаз Баршим, взяв флаг, обнимался на трибунах с каждым, до кого смог дотянуться. Но радоваться его награждению оказалось уже некому. Выйдя к пьедесталу, призеры и победитель обнаружили практически полностью пустой «Халифа». Контраст был настолько оглушающим, что церемонию сначала долго не могли начать (спортсмены все это время грустно стояли у пустого пьедестала), а позже и вовсе перенесли на следующий день, сославшись на технические неполадки в до этого работавшей, как часы, звуковой системе. Вспоминая эмоции, которые царили на трибунах стадиона «Динамо» во время II Европейских игр и матча Европа-США, можно порадоваться за Максима Недосекова. Доставшаяся ему волна зрительской любви и обожания оказалась явно приятнее окатившего Мутаза Баршима контрастного душа. А свою медаль Макс еще, наверняка, получит. И едва ли ее блеск померкнет через полчаса.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: РЕЙТЕР
4.5
Загрузка...