Минск
+3 oC
USD: 2.11
EUR: 2.33

Нестандартные дети: как распознать девиации и принять диагноз

Любимый, родной, особенный

Для каждого родителя его ребенок — всегда особенный, отличающийся от других. Но уникальные генетические признаки дарят сыновьям и дочерям не только красивую внешность, темперамент, талант: вместе с определенным набором хромосом некоторые из них наследуют психические или психофизические особенности, с которыми им предстоит жить. Что значит быть матерью или отцом нестандартного ребенка? Как научиться взаимодействовать с ним? И можно ли помочь малышу справиться с требованиями социальной среды, детского сада, школы? Этой теме посвящен очередной выпуск совместного проекта «Народной газеты» и кафедры психологии факультета философии и социальных наук БГУ «Родительский университет». Сегодня наш собеседник — профессор кафедры психологии, доктор психологических наук, доцент Алексей Поляков.

pixabay.com

— Алексей Михайлович, давайте сразу определимся с терминами: что значит психические, а что — психофизические особенности ребенка?

— На самом деле грань между этими понятиями достаточно тонка. В большинстве случаев, когда говорят об отклонениях в психическом развитии, предполагается, что у девиации есть какая-то органическая основа: как правило, это дисфункции мозга. Однако на практике такие дисфункции далеко не всегда выявляются. В частности, у врача часто нет возможности обнаружить отклонения, особенно когда речь идет о легких формах заболевания. То есть на самом деле проблемы в развитии у ребенка есть, но вот эту самую органическую основу не находят.

Что касается психофизических особенностей, здесь установить диагноз несколько проще, поскольку есть определенные симптомы того или иного отклонения в развитии. Правда, симптоматика может быть частично смазана: какие-то ее проявления присутствуют, какие-то — нет. В этом случае тоже затруднительно поставить конкретный диагноз.

— Если даже специалистам это сделать непросто, можно представить, каково родителям. Ребенок просто нервный, легковозбудимый, агрессивный? Или же его поведение — результат имеющихся отклонений в развитии?

— Совершенно верно. Есть примеры, когда родители детей с аутизмом или другими отклонениями в развитии начинали догадываться о том, что с их сыновьями или дочками не все в порядке, только в начальных классах школы. Примечательно, что мамы и папы чаще всего обращают внимание на нестандартность ребенка в поведении, достижениях, освоении школьной программы, их заботят его проблемы с социализацией — когда есть трудности в общении со сверстниками, он становится изгоем в классе и т. д. Но далеко не всегда подобная необычность, непохожесть на большинство других детей является признаком аномального развития. Часто бывает наоборот: никаких проблем с социальной адаптацией, особенно в дошкольном возрасте, у ребенка не возникает, он кажется вполне благополучным, но в действительности — страдает определенными отклонениями в развитии. Просто они пока не проявляют себя, поскольку круг общения не требует от малыша в силу возраста исполнения и соблюдения каких-то определенных социальных функций. Именно поэтому важно, чтобы родители сотрудничали с детскими врачами, психологами и дефектологами, которые могут сориентироваться намного раньше.

— Детей регулярно осматривает педиатр. Этого недостаточно?

— В идеале хотелось бы, чтобы в помощь каждому педиатру были выделены узкие специалисты. Но пока такой практики нет, родители, у которых есть основания беспокоиться по поводу развития своего ребенка, должны самостоятельно посещать детского невролога, детского психиатра, дефектолога и психолога. Нелишними будут эти визиты и при отсутствии каких-то серьезных оснований: в любом случае лучше перестраховаться, поскольку мы уже говорили о нюансах проявления психофизических отклонений.

— Если двухлетний ребенок не разговаривает, не складывает звуки в слова — это уже повод обратиться к узкому специалисту?

— Да. Если малыш к 1,5—2 годам не произносит отдельные слова, это настораживающий симптом аномального речевого развития.

— Что еще в поведении маленьких детей должно насторожить родителей?

— Первым пунктом укажу здесь отсутствие так называемого комплекса оживления у малыша 2—3 месяцев жизни. Доказано, что когда развитие ребенка идет нормально, к этому возрасту он начинает эмоционально позитивно реагировать на маму и папу и инициировать общение с ними: улыбается, когда их видит, тянет к ним ручки, гулит, то есть оживляется при виде родных и любимых людей.

Следующий пункт — развитие двигательной активности ребенка: когда он начинает переворачиваться в кроватке, пробует сесть, появляется умение дотягиваться до висящих над кроваткой предметов и схватывать их.

В начале второго года жизни малыша нужно обратить внимание, удается ли ему установить эмоциональный контакт с окружающими. Если у ребенка нет желания делиться с родителями важной для него информацией, своими впечатлениями, если он не пытается привлечь их внимание к предметам, которые его заинтересовали, избегает смотреть в глаза и существует в своем замкнутом мирке — это тоже серьезный повод для беспокойства.

— После того как врач поставил маленькому пациенту диагноз, для семьи наступает один из самых сложных в психологическом плане этапов: родителям нужно свыкнуться с мыслью, что теперь они растят нестандартного ребенка.

— От их восприятия действительности, от того, какую модель поведения они выберут, зависит в первую очередь, станет ли диагноз ребенка приговором для семьи и для него самого или будет просто особенностью маленького человека, с которой нужно научиться жить. Здесь крайне важно не трансформировать эту особенность в глобальную жизненную катастрофу, которая приведет к нарушению в социализации ребенка, а затем подростка и взрослого человека. Есть такое понятие, как «вторичные отклонения» или «социальный вывих». Простой пример: школьник с замедленным темпом психической деятельности. Он не схватывает на лету, намного медленнее, чем одноклассники, понимает условия и требования, медленнее справляется с задачками. Теперь представьте, что от такого ребенка требуют все делать быстро: решить пять примеров за 10 минут, на время собрать палатку в походе, принять участие в эстафете на уроке физкультуры. Что имеем в итоге? Не решил, не успел — минус несколько баллов, критика учителя и родителей. Возится с палаткой — что ты там копошишься, тебя все ждут! Не справился с темпом эстафеты — подвел команду. Это может спровоцировать обиду, неуверенность в себе, неприятие своих маленьких достижений, желание замкнуться, изолироваться от сверстников. Понятно, что ни к чему хорошему в будущем это не приведет: проявления особенностей развития только усилятся плюс у подростка может развиться чувство собственной несостоятельности и подавленности. Вот так мы превращаем особенность в социальную проблему. А можно было поступить иначе: не ругать за неуспеваемость, а похвалить за оригинальность и нестандартный подход в решении задач. Вместо того чтобы поручать такому ребенку поставить палатку — отправить его собирать ветки для костра. На физкультуре не задействовать в эстафете, а сосредоточить его внимание на индивидуальных упражнениях. Очень многое зависит от обстоятельств, в которых оказываются люди с психофизическими особенностями.

PIXABAY.COM

— Какие ошибки чаще всего совершают родители нестандартных детей?

— Есть две крайности: когда матери и отцы изолируют себя от контактов с ребенком, ограничивают свое участие в его жизни и, наоборот, когда они навязывают ему свое присутствие, свои требования, свое видение жизни. Это, к слову, типичные ошибки всех родителей, не только тех, которые воспитывают детей с психофизическими особенностями.

В первом случае современные мамы и папы включают ребенку телевизор, дают в руки планшет, мобильный телефон или что-то еще — лишь бы не отвлекал их вопросами, не дергал за рукав, дал возможность заняться своими делами. И если посмотреть со стороны — малыш вроде бы чем-то увлечен, но на самом деле подобная практика — не что иное, как исключение ребенка из коммуникации. При таком подходе к процессу воспитания родители не могут ничему его научить. А раз не выстраиваются детско-родительские отношения, основанные на тесной эмоциональной связи, значит, ни мать, ни отец не становятся образцом для подражания, авторитетом, носителем культуры, которую следует перенять.

Во втором случае взрослый навязывает ребенку то, что он считает правильным, необходимым. А по сути — нарушает его личное пространство. Кроме того, нужно четко уяснить: мы развиваемся только тогда, когда делаем что-то по собственной инициативе. Мешать ребенку проявлять свою активность — значит мешать ему полноценно развиваться. Поэтому нужно соблюсти баланс: сотрудничать с малышом, предлагая ему что-то, но и с уважением относиться к его инициативе. Это называют «педагогическим тактом», которым в идеале должен обладать каждый родитель.
Год назад в БГУ стартовал уникальный для нашей страны образовательный проект «Родительский университет», основные цели которого — повышение психологической культуры матерей и отцов в воспитании детей, а также социально-педагогическая и психологическая поддержка семьи. Проект коммерческий, поэтому занятия проводятся на платной основе — в среднем около 120 рублей за один курс. Группы по 12—15 человек, не более. Это оптимальное количество для проведения практикумов и тренингов, на которых всех желающих обучают управлять гневом и агрессией, объясняют, как вести семейный бизнес, как помочь ребенку вырасти успешным и счастливым, как грамотно общаться со сложными детьми и т. д.
ПАМЯТКА МАМАМ И ПАПАМ

♦ Будьте внимательны к чувствам ребенка. У него есть право выражать как положительные, так и негативные эмоции.

♦ Не врите своему ребенку — он не заслуживает, чтобы его обманывали. Старайтесь быть максимально честны: нестандартные дети особенно остро чувствуют фальшь.

♦ Хвалите ребенка за каждый маленький успех, но в то же время любите просто так, а не за заслуги.

♦ Предоставьте ребенку право выбирать то, что ему уже под силу, например, куда и с кем пойти гулять или что надеть. Вашему сыну или дочери нужны не только забота и опека, но и возможность делать выбор самостоятельно, умение брать ответственность на себя, пусть пока и в мелочах.

♦ Введите «сердитый час». Это могут быть 10—15 минут, когда ребенок выплеснет накопившиеся бурные эмоции, сможет сбросить напряжение при помощи крика, брыкания.

konopelko@sb.by

pixabay.com
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...