Беларусь Сегодня

Минск
+20 oC
USD: 2.07
EUR: 2.33

Нужно назвать площадь в Минске именем Эдварда Войниловича

Ля Чырвонага касцёла

Наш Минск западает в душу не только новостройками и широким проспектом, а местами, в которых ощущается его собственная душа. Старинные храмы и узкие мощеные улочки, забавные городские скульптуры вроде мальчика с лебедем и умилительная Ратушная площадь. Душа Минска живет и в Красном костеле, который гордо высится в историческом центре. Храм Святых Симона и Алены часто сравнивают с рыцарем в тяжелых средневековых латах, стоящим на страже города. Без этого костела, который знает каждый минчанин, уже невозможно представить столицу.

Фото Александра КУЛЕВСКОГО.

Человека, подарившего нам этот храм, можно смело назвать легендой. Никаких преувеличений! Эдвард Войнилович, искренне любивший Минск и нашу землю, отдавший для ее процветания все, что мог, незаслуженно забыт... Даже построенный им храм оказался в свое время под угрозой: его пощадили вихри войны, но слишком яркое «культовое сооружение» мозолило глаза не особо смыслящим в культурных ценностях персонам... К счастью, костел отстояли, не дали снести...

И еще живет красивая и печальная легенда.

Напомню ее.

В семье белорусских аристократов Эдварда и Олимпии Войниловичей было двое детей — Симон и Алена. Когда в город пришла эпидемия тяжелой болезни, первым умер Симон, а затем ушла и его старшая сестра. Старые люди рассказывали, что во время болезни к ней во сне явилась Богородица, державшая на ладони модель прекрасного храма. Небесная гостья сказала Алене, что та вскоре уйдет в мир иной. А чтобы родители утешились, им нужно построить в Минске такой храм, где они будут ощущать, что вновь воссоединяются со своими детьми... Алена нарисовала храм и умерла. А родители на свои деньги построили костел Симона и Алены и подарили его Минску. В двух башнях храма даже усматривают символику: якобы большая — это Алена, меньшая — Симон.

Такова была трагедия семьи Войниловичей... В 1903 году, после смерти дочери, Эдвард Войнилович записывает: «С когда–то сильного дерева моего рода опадала ветвь за ветвью, пока не остался один я, как ствол, приговоренный к вымиранию, как громом пораженный, которого уже ни одна весна не сможет возродить, — так хотел Бог». И далее: «В связи с тяжелыми ударами судьбы, которые по воле Всевышнего обрушились на меня, я решил сделать пожертвование путем построения храма Святых Симона и Елены — покровителей моих умерших детей. Для этой цели я выбрал Минск как город, которому я отдал большую часть своей общественной деятельности и который больше всех нуждался во втором костеле».

Фото Александра КУЛЕВСКОГО.

В строительство храма безутешный отец вложил все, что мог. Изначально оговорив условие: строительство — за его личные средства и никто не должен вмешиваться в проектирование. Причем замысел был, чтобы в храме мог молиться человек любой конфессии. Войнилович, известный меценат, председатель Минского земельного товарищества, почетный мировой судья и член Государственной думы, всегда был против конфессиональной розни. Он давал деньги на постройку и православных церквей, и католических храмов, на его средства возвели синагогу в Клецке. Основал в этом же городе комитет защиты прав евреев и татар–мусульман. Этот человек не в красивых лозунгах, а на деле работал для благосостояния земли, которую считал своей. «Войниловичи не пришли ни с Востока, ни с Запада — они коренные, местные, кость от кости, кровь от крови того народа, который когда–то хоронил своих предков в этих курганах (сегодня — на сельских кладбищах) и родную белорусскую землю сохой пашет», — утверждал он в своих воспоминаниях, недавно изданных в Беларуси.

И  родился Эдвард Войнилович в Слепянке под Минском, в имении родителей, так что фактически минчане могут считать его земляком. И, кстати, в нем соединилась кровь еще двух важных для нашей культуры родов — Монюшек и Ваньковичей, а из семейных архивов Войниловичей знаменитый писатель Генрик Сенкевич брал сюжеты для романов.

Эдвард Войнилович.

Беда в том, что мы порой мыслим стереотипами, представляя белорусскую историю исключительно примитивным ходом времен, рутинной борьбой хлебопашцев за выживание среди суровой природы. А между тем она — часть европейской, в ней были свои рыцари и прекрасные дамы, свои философы и меценаты... Фигура Эдварда Войниловича тоже в имперские времена, не говоря о советских, к сожалению, часто воспринималась как–то «не совсем своей»: аристократ, католик, заметная фигура в царское время. Но история этого рода — сложная, порой противоречивая, как и вся история нашего края: предки Войниловича были православными, пока в XVIII веке не перешли в католичество, была у этого рода традиция — уважать все конфессии, нести людям добро. А что касается аристократизма как «классового» синонима оторванности от народа, то в молодости против воли отца, который очень хотел видеть в сыне продолжение «шляхецкай» биографии, Эдвард поступил в технологический институт, стал гражданским инженером. Работал на заводах Польши, Германии, России, Италии. «Я не считал потерянными зря годы прежней моей работы в рабочей блузе, годы учебы, наоборот, я приобрел ценный опыт, так как научился работать сам и ценить труд других, научился понимать психологию рабочего человека, подвластного и зависимого, и поэтому лучше стал понимать обязанности работодателей, в ряды которых сам вскоре буду вынужден стать».

И когда пришлось сделаться землевладельцем, помещиком — думал не о приумножении своей собственности, а о процветании края. О крестьянах. Во время войны, например, создал Союз минских крестьян, защищавший от реквизиций. Столыпин называл Войниловича «минским Бисмарком» и даже предлагал ему пост вице–министра сельского хозяйства России. Но Войнилович всегда ставил условие: никаких указок ни из Петербурга, ни из Варшавы. При этом ему все время приходилось слышать упреки в «коллаборационизме». Еще в юности Войнилович узнал цену так называемому «прогрессивному общественному мнению», когда «пальму первенства в общественных заслугах отдавали агитаторам и демонстрантам, а людей, более глубоко мыслящих и далеко вперед смотрящих... ставили к столбу общественного порицания». Поэтому раз и навсегда усвоил, что не надо заботиться о том, чтобы угодить толпе. Для всех он был недостаточно «свой». Польские шовинисты обвиняли его в симпатиях к белорусам и даже в том, что сам считает себя белорусом. Белорусским возрожденцам начала ХХ века Войнилович помогал материально, но их уклон в воинствующий социализм был против его убеждений: «Ведь собственность появилась благодаря стараниям, труду и экономии. Такая собственность облагораживает человека, является стимулом личной инициативы. Противовес ее — собственность, приобретенная насилием над чужой собственностью. Такая собственность деморализует, лишает желания работать и заставляет искать источники удовлетворения своих потребностей не в личном труде, а в стремлении присвоения и захвата чужой собственности». Безусловно, не мог оставаться Войнилович вне бурных исторических процессов, пришедших на территорию Белоруссии в 1917 — 1918 гг. Практически закончилась мировая война, революционные потрясения в России, Германии, крушение империй... Во многих местах рухнувшей Российской империи стали создаваться новые государства. В Минске группой политиков тоже было объявлено о создании БНР. Решение это было принято в сложнейшей политической обстановке практически под оккупацией территории войсками кайзера. Дерзкий эксперимент по созданию государства не оправдал ожиданий, БНР не выдержала конкуренции в схватке с большевиками. В последующие годы было немало различных комментариев и толкований этих событий. Бесспорно одно — краткое существование БНР является также одной из вех в пути государственного строительства на территории нынешней Беларуси. Кстати сказать, немало бывших деятелей БНР впоследствии работали в советских организациях, внося свою лепту в укрепление и развитие БССР. Эдварда Войниловича также можно отнести к тем людям, которые, ведомые патриотическими ощущениями, мечтали о создании белорусского очага, но не смогли верно определиться в политических реалиях того времени. Но кто им сегодня может бросить упрек?.. Кстати, Войнилович шел дальше других, он в те бурные годы выступил с планом восстановления Великого Княжества Литовского, что, безусловно, характеризует его как романтика... Но те жестокие времена были противопоказаны мечтателям — Войнилович попал в «черные списки» и вынужден был уехать в Польшу. Его биографы много писали, как тяжело переживал Войнилович раздел белорусских земель по условиям Рижского договора, мучился из–за разлуки с Батьковщиной. А из его родных мест приходили мрачные вести. Какие–то негодяи разбили семейный склеп Войниловичей, надеясь добыть что–то ценное, а потом неразумные деревенские мальчишки гоняли по кладбищу черепа из оскверненной могилы, играли «в футбол». На одном из черепов сохранилась длинная девичья коса, которая принадлежала покойной любимице Алене...

Больной старик Войнилович умирал в бедности, но, продав уцелевшие семейные реликвии, успел построить приют для сирот...

«Мой род на мне заканчивается. Известно всем, что на нашем племени нет человеческой обиды, не тяготеет над ним ни одна людская слеза, разве только одна моя слеза упадет. Для точности могу отметить, что это был род местный, белорусский».

В свое время группа энтузиастов обратилась к городским властям с предложением переименовать улицу Мясникова в улицу Войниловича. Тогда это вызвало немалый резонанс. Многие минчане, «уставшие» от переименований улиц, резко возражали против инициативы, против высказалось и Министерство юстиции.

Сейчас мы выступаем с другой инициативой! Мы убеждены, что память замечательного человека должна быть увековечена в нашем городе.

Но для этого вовсе не надо никаких «сломов» и «переименований»!

Возле Красного костела, в сторону Музея кино, исторически образовалась небольшая площадь — там есть уютный пруд, над которым старые ивы свешивают ветви, там любят играть дети и встречаться молодые пары... Вполне уместно было бы присвоить этой площади имя Эдварда Войниловича, установить там памятный знак. Тем самым создать еще одно легендарное место, где бьется сердце города, где продолжается история Минска. Как вы думаете, уважаемые читатели? Ждем ваших мнений.

Одновременно обращаемся в Минский горисполком рассмотреть нашу инициативу и предложение редакции.

rubleuskaja@sb.by

Советская Белоруссия № 13 (25148). Пятница, 20 января 2017

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.44
Загрузка...
Новости и статьи