«Львы» скоро пойдут по рукам

Сегодня вечером будут объявлены победители Венецианского кинофестиваля

До конца Венецианского фестиваля остаются считаные часы. Пока о том, кому достанутся заветные «львы», можно только предполагать. Но вечером главная интрига форума разрешится — и мы узнаем, кому жюри решило отдать призы...

«Мама!»
фото kinopoisk.ru

В целом могу сказать, что экран нынешнего фестиваля весьма агрессивный. Порой кинообразное выражение брутальной энергии современного мира зашкаливает. Ни один фильм не обходится без обилия пролитой крови и насилия. Однако это не только сцены военных противостояний, как, например, в документальном фильме «Это Конго» (реж. Даниэль МакКабе) или игровом «Фокстрот» (реж. Самюэль Маоз), но и в картинах, где речь идет как будто о вполне мирной жизни. Например, в фильме «Мама!» Даррена Аронофски. Это был единственный просмотр, после которого зрители свистели, громко выражая неудовольствие. Такой реакции не было ни до, ни после. Полагаю, что это как раз и был протест против horror–перегруженности. Сам режиссер просил не раскрывать интригу фильма для тех, кто его еще не видел.

«Сладкая страна»
фото kinopoisk.ru

Не пересказывая сюжет, могу сказать, что речь идет о семейной паре (роли исполняют Дженнифер Лоуренс и Хавьер Бардем), живущей в отдельном доме среди природного пространства. Однажды в дом приходит странник, которого радушно приглашает хозяин (Хавьер Бардем). Потом к чужаку присоединяется его жена (Мишель Пфайфер), потом их двое взрослых сыновей, которые поссорились между собой, и один в драке убивает другого. Потом к этой компании присоединились другие, потом еще и еще. Как ни пыталась хозяйка (Дженнифер Лоуренс) уберечь свой дом от непрошеных гостей, получалось только хуже: драки перемежались оргиями, все на глазах обкрадывалось и разрушалось. Намеки на современные миграционные процессы очевидны. Как узнаются и другие темы: мужской эгоизм и женская жертвенность, цена служения гению, талант и массовый психоз вокруг него. Казалось бы, хватит. Ан нет. Аронофски настолько увлекся мистификацией, дьяволиадой, что растянул фильм невероятно, допустив сразу несколько концовок, где одна страшнее другой. Полагаю, что у зрителей эти впечатления еще впереди, поскольку фильм на днях выходит в наш прокат. Несмотря на то что «Мама!» являет собой чисто развлекательно–коммерческий вариант, Даррен Аронофски на пресс–конференции дружелюбно и витиевато рассуждал о том, что он не может остаться равнодушным к тому, что происходит в современном мире, мол, эту картину надо воспринимать как философскую притчу об апокалипсисе; Дженнифер Лоуренс в платье с весьма откровенным декольте пыталась рассказать о серьезности авторских и ее лично намерений предупредить планету; Мишель Пфайфер с высоты своего бесценного опыта спокойно и молчаливо взирала на пылкость молодых коллег; Хавьер Бардем также отделывался молчанием, поскольку, как ни странно, мало вызывал интереса у прессы.

На 74–й Мостре заметен массовый американский «заплыв». Во всей программе представлено 33 фильма из США (по количеству лент может сравниться только Италия). Американское кино разное: коммерческое и авторское, внушительно дорогое и впечатляюще скромное, кино крупных бизнес–корпораций и небольших студий. Но лекала, по которым создается американский мейнстрим, нацеленный исключительно на коммерческий выигрыш, заметен в большинстве их (и не только) картин. Они отличаются особой масштабностью, высококлассным ремеслом во всех составляющих. В дефиците — авторская искренность и собственно авторский голос в высказывании своего личного отношения. В этих фильмах много привлекательного, аттрактивного, не хватает одного, того, что поэт называл как «дойти до самой сути». Что нового они говорят о человеке, может ли экранная картинка раскрыть нечто большее, чем просто закрученный сюжет и спецэффекты? Ведь, по сути, даже те фильмы, которые выбились по зрительским критериям в абсолютные лидеры, например «Форма воды» Гильермо дель Торо, впечатляющи, но вторичны, масштабны, но без серьезного размышления, зрелищны, но там нет тех откровений.

Дженнифер Лоуренс
Фото Рейтер

Однако в фестивальном американском киносерпантине заметно выделяется фильм «Три билборда у Эббинга, штат Миссури» (реж. Мартин МакДонах). Американские авторы лихо делают расследовательское кино. Мы же помним недавний «Спотлайт» о священниках–педофилах, основанный на реальных событиях и получивший «Оскар». Похоже, «Три билборда...» не останутся без призов. Если не повезет на этом фестивале, то на «Оскаре» фильм точно заметят. Это про то, как мать, недовольная равнодушием полиции, начинает сама расследовать убийство своей дочери.

Уорвик Торнтон
Фото Рейтер

Словом, крови и агрессии много. В ежедневной фестивальной газете даже появилась специальная рубрика — «Просто кровь». Но есть и другое кино, которое впечатляет своей естественностью, простотой и глубиной. Например, фильм австралийского режиссера Уорвика Торнтона «Сладкая страна» (кстати, пару лет назад у нас на «Лiстападзе» была его картина «Самсон и Далила»). Это фильм о времени дискриминации аборигенов на Австралийском континенте в 20–х годах, о вечном противостоянии силы и бессилия. Когда у Торнтона спросили, существует ли такая проблема сейчас, он просто улыбнулся.

lpsm3163@mail.ru

Венеция — Минск.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.22
Загрузка...
Новости