Лукашенко: только на равноправной основе мы можем формировать Союз Беларуси и России

Широкий спектр вопросов, от социально-экономического и общественно-политического развития Беларуси в наступившем году до интеграционных проблем, обсуждался на совещании у Президента.


Начиная разговор, Александр Лукашенко сразу настроил присутствовавших на деловую волну:

— Полагаю, нет необходимости говорить о том, что праздники закончились, и надо интенсивно включаться в работу. Год предстоит нелегкий. Нет необходимости потому, что мы не отдыхали так, как наши соседи — неделю-две. Мы давно приступили к работе. Поэтому настроены на нужный лад.

Александр Лукашенко обозначил основные темы для обсуждения:

— Я хотел бы обсудить некоторые вопросы экономического и общественно-политического развития Беларуси в 2019 году. Много об этом говорится. И о том, что это предвыборный год. Это действительно так. То, что у нас достаточно вопросов, которые надо решать лучше, чем они решаются в настоящее время, мы знаем, и мы умеем решать эти вопросы.

Президент отметил, что требуют решения также некоторые вопросы взаимодействия с нашим основным партнером — Российской Федерацией, а также в рамках Евразийского экономического союза и в военно-политического блока — Организации Договора о коллективной безопасности:

— Все эти вопросы мы обсудим, и, поскольку здесь ключевые люди, которые принимают решения в стране, я также проинформирую вас и отвечу на некоторые вопросы, которые мне не удалось довести до вас после переговоров с Президентом Российской Федерации. Все это подлежит обсуждению, чтобы не было никаких недомолвок и, главное, чтобы у вас не оставалось каких-то сомнений по поводу решения чувствительных для нашей страны вопросов.

Относительно взаимодействия с Российской Федерацией Президент обратил внимание на то, что практически все проблемы экономического характера на этом направлении решены в более-менее приемлемом варианте. Из вопросов, которые требуют дополнительного обсуждения, Александр Лукашенко выделил поставки в Россию белорусской сельскохозяйственной, пищевой продукции, отметив, что эти проблемы не носят критического характера:

— Мы с Президентом России договорились, что эти позорные вопросы надо снимать, чтобы они больше никогда не стояли в повестке дня наших переговоров. И не только на высшем уровне.


В числе таких недостойных высшего уровня тем Александр Лукашенко назвал и некоторые разногласия в части условий деятельности автоперевозчиков:

— Мы поставлены в худшие условия, нежели, допустим, Польша и Литва. Много крика, "гвалта" по поводу политики этих государств в отношении России, много разговоров о Союзном государстве, ЕАЭС и так далее, а элементарные вопросы не решаются. И мы с Президентом России обозвали их исключительно как недостойные для обсуждения Президентами — позорные вопросы в отношениях Беларуси и России. Их, конечно, надо решать, и решить их можно элементарно. Мы и некоторые направления определяли.

Во время последних встреч президенты обсуждали и более чувствительные темы. При этом Александр Лукашенко обратил внимание на не совсем адекватный информационный фон:

— Много разговоров об объединении двух государств. Много сейчас появилось вопросов в связи с церковью в Украине, об автокефалии нашей церкви в Беларуси. Я называю эти вопросы очень глупыми, притянутыми за уши для обсуждения в нашем обществе.

Президент конкретизировал:

— Речи об объединении быть не может. Мы с Президентом России однозначно, единогласно определили, что в повестке дня такого вопроса нет.

Александр Лукашенко напомнил о принципах, на которых изначально строился союз двух стран, и последовательности действий:

— В свое время шли строго по договору о Союзе Беларуси и России. Должны были принять в свое время конституционный акт — Конституцию Союзного государства. Там все должно было быть прописано. И органы управления, органы власти, и единая валюта, и политика и так далее. Россия отказалась в свое время идти этим путем. Я это напомнил Президенту России, он сказал: «Да, так и было». Вопрос встает: что будем делать с союзным договором? Надо садиться за стол и смотреть, что мы вместе можем сегодня, согласно договору, решить. На что мы вместе можем без всякого давления пойти.


При этом особое внимание Президент обращает на ключевой принцип:

— Только на равноправной основе мы можем формировать Союз Беларуси и России. Это не потому, что Лукашенко так хочет, как это преподносится в России, а потому, что это фундаментальный принцип построения любого союза. Нет равноправной основы — нет союза. Это или аннексия сильным слабого, или назовите инкорпорацией, другого не дано, как бы мы ни прятались за какими-либо формулировками. Все должно происходить на равноправной основе, и на это должна быть воля двух народов — Российской Федерации и Беларуси. Мы все время, формируя этот союз, должны оглядываться на мнение наших людей. Поэтому по многим-многим причинам, сами понимаете, что об объединении двух государств сегодня, по крайней мере, речь не идет. На это, как мне сказал Президент России, и Россия пойти не может. Нет такой возможности у России, учитывая последствия всего, на это пойти. Поэтому надо успокоиться и прекратить эти разговоры, что кто-то кого-то наклонил или наклоняет. Здесь никто никого не наклонит. Даже сильный слабого.

В плоскости экономической проблематики сегодня на первом плане тема налогового маневра в России. То есть постепенной замены вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты налогом на добычу полезных ископаемых. От этого ухудшается экономика нефтеперерабатывающих заводов. Своим предприятиям Россия потери компенсирует, для наших таких механизмов пока не выработано. Потери несет и бюджет. Минск ставит такой вопрос перед Москвой. Президент отмечает:

— Никакого отторжения по вопросу компенсации не было. Не было такого, что Россия говорит: «Нет, мы не будем компенсировать ваше ухудшение ситуации, ваши потери». Такого не было. Более того, Президент России предложил и в новом году и один на один, и в составе рабочих групп продолжить переговоры по этому вопросу и выработать приемлемое решение.

Хотя оптимальным, считает Александр Лукашенко, конечно, было бы решение этого вопроса до 1 января. Но коль не получилось, нужно спокойно работать дальше:

— Никакой катастрофы на сегодняшний день нет. Потому что потери от налогового маневра в Беларуси в этом году составят смешную сумму. При 70 долларах за баррель это будет около 400 млн долларов. Это не катастрофа. Но мы на это пойти не можем. Потому что с 2015 года, когда был введен этот налоговый маневр, мы уже потеряли порядка 3,6 млрд долларов. До окончания этого налогового маневра, я уже говорил, к 2025 году мы потеряем 10,6 млрд долларов. Это противоречит духу и букве всех наших договоренностей, в рамках в том числе и Евразийского экономического союза.

Президент напомнил о том, что со стороны России порой звучат заявления, будто ни в каких союзных документах не прописаны обязательства по компенсации белорусской стороне потерь от налогового маневра:

— Я задаю прямой вопрос: так что, мы, подписывая эти договоры о Союзном государстве, ЕАЭС, рассчитывали на постоянное ухудшение экономической ситуации в связи с некими внутренними действиями Российской Федерации? Нет. Мы рассчитывали на лучшее, и это везде записано. А что касается налогового маневра, я и Президенту Путину сказал, что тогда и речи не шло о некоем налоговом маневре. Мы не могли это записать, поскольку не существовало даже мысли об этом. Была общая формулировка: недопущение ухудшения наших отношений. И любых государств, в том числе в ЕАЭС. Поэтому тут куда ни кинь — везде клин. И это Российская Федерация прекрасно понимает. Вы помните, что шли переговоры на уровне правительственных экспертов, и были выработаны, так и называли их, компенсации Беларуси в связи с налоговым маневром. Были определены источники. Об этом заявлено было публично руководителем группы от Российской Федерации. Ее возглавлял первый вице-премьер Силуанов. Он тогда прямо сказал: «Да, мы нашли развязку». Но потом вдруг руководство России остановило переговоры. Не отрицая, что такие компенсации будут, но обусловило это углублением интеграционных процессов. На вопрос, а какие это интеграционные процессы, пока ответа у россиян нет. Когда я спрашивал, чего Российская Федерация сегодня в плане интеграции хочет от Беларуси, ответа прямого не последовало, и мы по предложению Российской Федерации согласились, что эти вопросы надо определить и попытаться решить в работе совместных групп.

Для развязки ситуации и с российской, и с белорусской стороны созданы специальные рабочие группы. Их возглавили министры экономики. О работе этих структур Александр Лукашенко отозвался так:

— Я абсолютно поддерживаю предложение, что там должны быть высочайшего уровня должностные лица. Не только специалисты — должностные лица. И мы должны вести переговоры по комплексу вопросов, которые обозначены в союзном договоре.

На первое место, убежден Президент, должны быть поставлены темы экономического и финансово-экономического толка. Такого же мнения, по словам Александра Лукашенко, придерживается и его российский коллега:

—Он даже взял договор и прочитал. Я говорю: никаких проблем. Мы должны их обсуждать. Хотя по всем этим вопросам, поднимите решения Высшего государственного совета годичной, двухгодичной давности, по всем приняли решения. Просто Правительство России об этом забыло, информируя Президента России. Но раз он ставит эти вопросы снова, разве мы будем отказываться от их обсуждения?


Президент особо подчеркнул, что Правительство не должно останавливать соответствующую практическую работу, пока идут переговоры:

— Не знаю, почему они навязываются и не решаются, те вопросы, которые лежат на поверхности в белорусско-российских отношениях. Пока ответов от наших партнеров нет, я не знаю глубины этих вопросов. То, что мы сегодня теряем, с 1 января, исходя из налогового маневра в России и субсидирования их НПЗ, это уже неправильно. Это противоречит всем договоренностям. Мы нести потери к уровню прошлого года не можем. Все потери должны быть компенсированы по тем или иным направлениям сотрудничества с Российской Федерацией. Я это и Президенту сказал, как бы это ни больно и ни прискорбно было, и повторяю это публично и довожу до вашего сведения как поручение Президента Беларуси. Вы его должны исполнить безукоризненно и с точностью. Мы ничего не можем потерять.

Из докладов руководства Правительства следует, что бюджет 2019 года сформирован с учетом налогового маневра в Российской Федерации. Но Президент требует смотреть на тему шире:

— Его действие не ограничивается одним годом, и мы должны иметь надежные источники, которые будут компенсировать это негативное влияние уже сегодня и до 2025 года. Если мы вдруг не договоримся в этих группах об очевидном, как и за счет чего будем возмещать потери для бюджета и наших НПЗ?

Здесь Александр Лукашенко сделал принципиальное уточнение:

— Хочу предупредить: о таких решениях как перекладывание проблем на плечи наших людей даже не думайте. Мы не такие богатые. Я также приводил Президенту России, сопоставляя заработные платы, пенсии, пособия наши с российскими. Мы не можем в Союзе Беларуси и России ухудшать положение белорусов. Мы и так живем значительно скромнее, нежели наши старшие братья, наши союзники. Население не должно почувствовать никакого дополнительного бремени. По крайней мере в этом, будущем году вообще нет никаких проблем, даже если мы ничего не компенсируем. Для страны заработать по максимуму 400 млн долларов, может, будет и меньше, — вообще не проблема. При такой экономике 400 млн — это не проблема. По паритету покупательной способности, как это принято считать, ВВП Беларуси под 80 млрд долларов. Что тут за проблема? Нет такой проблемы.


От участников Президент потребовал комплексной оценки среднесрочного экономического роста, состояния бюджета, уровней инфляции и золотовалютных резервов в условиях налогового маневра, то есть выхода на мировую цену на нефть. В этом контексте Александр Лукашенко напомнил еще об одном своем требовании:

— Я не должен гиперболизировать эту проблему. Давно поставлена задача: закончить модернизацию наших нефтеперерабатывающих заводов, чтобы мы могли спокойно с рынка покупать нефть. Не только у России. И продавать нефтепродукты, как это принято во всем мире. В этом году модернизация НПЗ в основном закончится, и мы спокойно будем работать. Более того, я уже давно ставил задачу, нам надо ее решить, надо открыть альтернативную поставку нефти через прибалтийские порты. Договориться. Если литовцы не согласны, с латышами договориться. И закупать эту нефть, перерабатывать на Новополоцком заводе и обеспечивать балтийские республики. Это будет для них дешевле. Можно договориться так, что это будет наша общая нефть, которую мы переработаем на модернизированном Новополоцком нефтеперерабатывающем заводе. Разве здесь проблемы? Нет проблем. Тем более у нас даже возможности некоторые есть в этом плане.

Президент подвел черту:

— Не надо считать, что это катастрофа. Но если изберет такой путь руководство России — потери единственного союзника на западном направлении, — это их выбор. Мы же их заставить не можем.

Фото: БЕЛТА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости и статьи