Ложный тупик

Путь Европы ведет в тупик, а СССР шел правильной дорогой

На этой неделе с громким признанием выступил главный режиссер Большого театра оперы и балета Михаил Панджавидзе. На своей странице в соцсети Михаил Александрович сделал запись, которая вызвала широкий общественный резонанс. Сознавая, пишет он, что представители интеллигенции, томясь в застенках, ждут от него слов поддержки (очевидно, имеется в виду домашний арест режиссера Кирилла Серебренникова), Панджавидзе крупными буквами во всеуслышание заявляет следующее. Он гордится тем, что родился в СССР, не считает ЛГБТ нормой, а европейский путь развития, по его мнению — тупиковый, поэтому либералам не стоит ждать от него слов поддержки и сочувствия.

фото рейтер

Маленькая запись большого режиссера реанимировала в соцсетях ожесточенный спор, так какую систему ценностей все–таки считать оптимальной — советскую или европейскую? В полемику втянулись и авторы нашей рубрики. Один из них считает, что СССР рухнул так давно и надежно — пора бы перестать вспоминать его по поводу и без, романтизировать, тем более возвращать к жизни. Оппонент же, вслед за Панджавидзе, усматривает в европейской цивилизации явственные признаки распада и не торопится сбрасывать социалистические идеалы со счетов. Любопытно, мнение кого из журналистов ближе нашему читателю? Ждем ваших отзывов на сайте www.sb.by.

Синдром фарфоровой собачки

Виктория ПОПОВА.
Не могу поставить лайк под записью Михаила Панджавидзе хотя бы по той банальной причине, что была недавно в Вене, Роман, и мне там очень понравилось. Закат Европы, гибель европейской цивилизации философы на разный манер предвещают уже несколько столетий, а она, такая старушка вредная, ну никак помирать не хочет. Трансформируется, осваивает современные формы, играет на разных пианино и каждый раз из передряг выходит как новенькая. Кстати, Вена уже десятки лет возглавляет список лучших городов мира по качеству жизни. Ей нет равных по таким критериям как медицинские услуги, транспорт, доступность жилья и потребительских товаров, плюс еще 35 пунктов. Согласись, неплохо для города, путь развития которого некоторые считают «тупиковым».

Вопрос о том, считать ли ЛГБТ нормой, вообще само понятие «норма» — это безусловно порождение советской идеологии, с большим мастерством высмеянное писателем Владимиром Сорокиным в романе под одноименным названием. На мой взгляд, советская система–то и рухнула под тяжестью своего желания всех подравнять, отсечь все лишнее и обезличить — «гвозди бы делать из этих людей». Но в природе, мой друг, мы это с тобой хорошо знаем, не бывает ничего одинакового — ни клеток, ни ракушек, ни гвоздей. О людях и говорить нечего. Так что любая система, призывающая к единообразию в чувствах, мыслях, еде и досуге, обречена. О том, что в СССР не было проституции и секс–меньшинств, все в кулачок посмеиваются до сих пор, тоньше всех, по–моему, об этом сказал умница Петр Тодоровский в «Интердевочке». В этом же фильме есть мой любимый пассаж о том, что весь мир свободно покупает и продает валюту, почему в советское время за ее конвертацию можно было загреметь в тюрьму — сейчас в голове не укладывается.

По большому счету, мне совершенно неважно, каких взглядов, сексуальных или политических, придерживается художник. Предпочитаю оценивать человека по его произведениям. Если спектакль или фильм косный, вторичный, искусственный и скучный, невозможно в этом обвинять среду — советская она, азиатская или европейская. Талант конкретного художника существует не благодаря, а скорее вопреки мнению и взглядам большинства. Приведу такой пример. На постсоветском пространстве в драматическом театре лучшими, или так скажем, самыми интересными с точки зрения искусства режиссерами выступили прибалты — Някрошюс, Туминас, Вайткус, Коршуновас. Они первыми сумели скинуть с себя намордники цензуры и проговорить на сцене о чем–то своем, человеческом.

Вспомни, как совсем недавно этим странам, быстро отринувшим СССР, предрекали голод, холод и полнейшее вымирание. Ничего похожего. Была в прошлые выходные в Вильнюсе и Риге, еще раз убедилась в том, что эти города великолепно справляются с переходными проблемами — на улицах и в пабах, к счастью, снова появилась молодежь. Да, им на несколько десятилетий пришлось вжиматься, терпеть, чуть меньше есть и больше работать, но сегодня они по самым лучшим европейским образцам отстраивают себя в самых разных сферах — от услуг до образования. Пройдет еще пару лет, и Вильнюс, и Рига определенно смогут претендовать на звание лучших городов Европы. Да и наш Минск (Витебск, Гомель) куда лучше, чем были 30 лет назад...

Я очень люблю послушать космонавта Леонова. Человек прожил большую интересную жизнь, ему есть о чем рассказать. Но у меня ухнуло сердце, когда он, зная о советских репрессиях и геноциде не понаслышке — Сергей Королев лично рассказывал, как на допросах в НКВД в 1938 году ему размозжили табуретом голову, — так вот, на вопрос, стоили ли все успехи СССР тех человеческих жертв, на которые страна обрекла себя, Алексей Леонов отвечает — да. Идея превыше всего.

Нет. Категорически не могу с этим согласиться. Пытаться откопать архаичные формы, преследовать или поддерживать ЛГБТ, давить на личность ради мифической идеи, закрываться, отгораживаться от всего мира железным занавесом вопреки здравому смыслу — это большая ошибка. Советская система доказала свою утопичность только тем фактом, что рухнула без возврата, а желание ее реанимировать меня, мягко говоря, удивляет. Больше всего поражает, когда на защиту всего советского встают молодые люди: когда, в какой момент заражаются они этой идеей — непонятно, страшно и любопытно одновременно. Боюсь, что это синдром «фарфоровой собачки», описанный Джеромом К. Джеромом в книге «Трое в лодке»: при раскопках потомки достали на свет безвкусную фарфоровую побрякушку и приписывают ей прелести, которые за «собачкой» при ее жизни совсем не водились.

Я вот абсолютно не соскучилась по тем временам, когда в телевизоре были скучнейшие съезды, в магазинах ничего нельзя было купить просто по той причине, что там ничего не было, а за поцелуй с одноклассником исключали из комсомола и ломали дальнейшую судьбу. Столько томов написано на эту тему... Порой мне кажется, Роман, что ты меня просто троллишь, защищая СССР. Прости, но никак не могу поверить в твою любовь к той эпохе. Напоследок, я уверена, что наш с тобой диалог в то время был бы совершенно невозможен: советская власть признавала только одну форму общения — монолог. Жесткий и страшный.

viki@sb.by

Желаю прозрения

Роман РУДЬ.
Смотри, Вика, как интересно выходит: уже такие, как ты, начинают выглядеть ископаемыми динозаврами. А вовсе не люди, ностальгирующие по СССР. Это вы, яростные противники советского прошлого, сыплете замшелыми клише образца 1988 года, не утруждая себя аргументами и документами. Как уселись на волну перестроечных «разоблачений», так и плывете по жизни, эмоционально твердя про химеру и какой–то там «геноцид»... И не замечаете, как превращаетесь в пену на гребне этой волны, которая неизбежно разбивается о камни фактов. А в это время люди, не подверженные заразе охаивания, потихоньку разбираются, взвешивают, сравнивают... И неизменно приходят к тому же выводу, что и режиссер Панджавидзе. Они вдруг обнаруживают, что в Советском Союзе было больше свобод, чем в сегодняшнем мире. И, заявляя об этом, такие люди выглядят куда прогрессивней и современней, чем брызгающие слюной недоброжелатели, застрявшие где–то между страницами «Огонька» 30–летней давности.

Кстати, искусство, в частности театральное, тогда тоже было на голову выше нынешнего, ветрами перемен занесенного к нам из Европы. Сравнивая советскую и западную сцены, великий режиссер Георгий Товстоногов четко предрек, что нас ожидает. Он сказал, что весь зарубежный театр пронизан одной идеей — шокировать зрителя, а не взволновать его настоящими человеческими страстями. И рядом с этим шокирующим искусством подлинные человеческие истории превращаются в ничто. «Я видел в Западной Германии спектакль, где Отелло не душит Дездемону. Он ее вешает в голом виде, и она весь акт крутится перед зрителем на веревке. Ужаснуть зрителя жестокостью и натурализмом — значит быть обласканным и публикой, и критикой». А разве не то же самое мы наблюдаем кое-где сейчас? Самыми популярными и талантливыми почему–то признаются те режиссеры, у которых на сцене больше голых тел и совокуплений. Неужели ради этой «свободы» разваливалась большая страна?

К слову, о свободах. Репрессии, которые ты считаешь неотъемлемым атрибутом всей советской жизни, на самом деле занимали сравнительно небольшой временной отрезок. В конце 1930–х годов на самом деле можно было отправиться в лагеря за малейшую критику власти. Но что было позже? Актер Юрий Стоянов вспоминал, как начинал пародировать Брежнева, учась... на одном курсе с дочерью генерального секретаря. Однажды это дошло до самого Брежнева, который зашел к ним на курс и попросил Стоянова показать ему какую–нибудь из пародий на себя. Конечно, студент показал наиболее безобидную, но все же это была пародия на лидера СССР, продемонстрированная самому генсеку. И Стоянова никто после этого за решетку не упрятал. Антисоветских газет не было, это правда. Но свобода слова — пусть не впрямую брошенного, пусть между строк — все–таки существовала. Для тех, кто умел и желал ею воспользоваться.

Ты, Вика, видимо, вспомнишь о пресловутом «железном занавесе». Мол, он ограничивал свободу перемещения. Но сегодня его нет, больше ли мы стали перемещаться? Думаю, наоборот. Цифра в полмиллиона человек, стабильно выезжающих на отдых за рубеж, не меняется уже много лет. Это те немногие, кто имеет возможность преодолеть гораздо более суровый «финансовый занавес». И перепрыгнуть визовые барьеры. Прочие остаются дома хотя бы просто потому, что путешествовать некогда: надо денно и нощно зарабатывать деньги, которым сейчас придан статус верховного достижения. А в СССР был здорово развит массовый туризм, и народ мог проводить отпуска в Карелии и на Байкале, в Крыму и на Кавказе. Одной шестой части суши хватало для самых разнообразных приключений. Заключу, что сегодня заграница осталась почти такой же недосягаемой, только по иным причинам. А свободы перемещения стало меньше просто потому, что, в отличие от СССР, у людей уменьшилось количество свободного времени.

Что еще сравним? Свободу выбора профессии и работы? Ты будешь возражать, что в Советском Союзе шансы бесплатного получения любого образования, равно как и профессий, были гораздо выше? Человек мог заняться любимым делом просто потому, что оно ему нравилось. А нынче он идет за деньги получать ненавистную специальность только оттого, что она более высокооплачиваемая. В теории, разумеется. Потому что на практике еще пойди найди ее, хорошую работу.

Я уж не буду напоминать про систему образования, массово выпускавшую конструкторов, инженеров, ученых — в отличие от нынешнего поточного производства юристов и экономистов. Не скажу и про здравоохранение... Скажет самый читаемый украинский писатель Валерий Смирнов, с горькой иронией написавший в своем блоге: «Тоталитарная советская власть заставляла моих родителей–пенсионеров каждую зиму садиться на теплоход и отправляться проводить почти месяц в крымских санаториях за счет профсоюза. Они боялись возражать, опасаясь вездесущего КГБ. Но если бы мои родители узнали о том, что в наши дни захворавший журналист, зарабатывающий 2400 долларов в год, должен заплатить из своего кармана всего–навсего 6375 долларов только лишь за три инъекции, они бы яростно призывали к выходу Украины из Империи Зла».

В общем, я понимаю режиссера Панджавидзе. И полностью поддерживаю его прозрение. Тебе оно, надеюсь, еще предстоит.

rud@sb.by

Версия для печати
АЮВ
Лилия,69 лет,Минск! Я прожил в СССР больше Вас - всю жизнь. Никуда не выезжая. Подправить было нельзя. Система была не реформируема. Типа, не разборный аккумулятор. Разобрать и починить его, в принципе, нельзя. Сколько проработает - столько проработает. Или есть такие не извлекаемые боезаряды. Ну, нельзя его разминировать. Он так сконструирован. Можно только взорвать на месте. Конечно, предварительно, обезопасив население. Повторюсь: и в не извлекаемом боезаряде, и в неразборном аккумуляторе есть свои положительные стороны - обслуживания не требуют. Жили бедно и голодно - это минус. Бесплатное жильё, для всех - это плюс. Секаса не было - это минус. Народонаселение росло - это плюс. Смотрели на мир глазами Сенкевича - это минус. "Зато мы делали ракеты. И перекрыли Енисей. А также в области балета (хоккея, гимнастики, фигурного катания, тяжелой атлетики, etc) мы впереди планеты всей."  
АЮВ
Ребята! Вы не дворяне. Во всякое время и политические формации, во всех странах было и хорошее и плохое. Главное, что вспоминать и на чем делать акцент. Виктория вспоминает плохое - Роман, в этом же времени, вспоминает хорошее. Плохое было? Было. Хорошее было? Было. Как сказано словами Штирлица при разговоре со Шлагом: "Церковь столетиями уничтожала инакомыслящих. Нам (нацистам) всего только 11 лет. За это время мы накормили немецкий народ, ликвидировали безработицу, подняли страну. Да, насилуя и уничтожая инакомыслящих. А что вы от нас хотите?" Америка точно такими же методами построила свою цивилизацию. Насилуя и убивая коренное, и своё собственное, население. Загоняя их в концлагеря (резервации). Используя труд рабов. Грабя заморские колонии. Вывод: Ваш спор беспредметен. Удачи на дорогах.  
Лилия, 69 лет, Минск
Я полностью согласна с Романом Рудь,потому что  прожила в советском Союзе 43 года ... Конечно,надо было  ТОЛЬКО кое-что подправить и во внутренней политике СССР и гражданского общества --что и хотел предложить Михаил Горбачев  на совещнии в Ново-Огарево,но руководителями некоторых республик  завладели желания стать царьками без совета с народом их республик ....и получилось что получилось...РАЗРУШИЛИ ВСЕ ...до основания ...а народ ничего не получив,все потерял...наличие жратвы и шмоток  в теперешних супермаркетах НЕ ЕСТЬ показатель народного счастья ...я так думаю...
АЮВ
Лилия,69 лет,Минск! Я прожил в СССР больше Вас - всю жизнь. Никуда не выезжая. Подправить было нельзя. Система была не реформируема. Типа, не разборный аккумулятор. Разобрать и починить его, в принципе, нельзя. Сколько проработает - столько проработает. Или есть такие не извлекаемые боезаряды. Ну, нельзя его разминировать. Он так сконструирован. Можно только взорвать на месте. Конечно, предварительно, обезопасив население. Повторюсь: и в не извлекаемом боезаряде, и в неразборном аккумуляторе есть свои положительные стороны - обслуживания не требуют. Жили бедно и голодно - это минус. Бесплатное жильё, для всех - это плюс. Секаса не было - это минус. Народонаселение росло - это плюс. Смотрели на мир глазами Сенкевича - это минус. "Зато мы делали ракеты. И перекрыли Енисей. А также в области балета (хоккея, гимнастики, фигурного катания, тяжелой атлетики, etc) мы впереди планеты всей."  
Айболит, 67
Известный приемчик - банальное воровство в театре денег налогоплательщиков развернуть в спор о другом, неподсудном и высоком.
"Вор должен сидеть в тюрьме!" плавненько превратили в "Свободу мученику своего видения искушения (искусства для) зрителей!".
Совсем недавно (свадьба на пару лимонов) в СМИ использовали тот же шулерский приемчик.
О судье с фальшивым дипломом юриста и около 600! ее решениях по земельным делам в пользу бывшего мужа-латифундиста развернули в сторону, наиболее волнующую массы пожирателей информации - а получал ли Басков деньги за парочку исполненных песен на свадьбе или таки пел только за еду и питие?
Рамзес Анубисович
во многом (хотя и не во всем) солидарен с Викторией
а вот сторонникам Панджавидзе напомню, что ЛГБТ официально признаны социальной группой, и, следовательно, любые оскорбления в адрес ЛГБТ как социальной группы подпадают под действие ст. 130 УК РБ (разжигание розни)
Хорлай, 33
Распад Союза - явление закономерное, реанимировать его - бессмысленно и контпродуктивно. Аргументы его сторонников и поклонников неубедительны в основном. Но знать об этом прошлом надо обязательно: чтобы не повторилось.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?