Литовские власти боятся не мирного атома, а конкуренции в производстве электроэнергии

С ПЕРВЫХ шагов строительства Белорусской АЭС наша страна стремится действовать в рамках Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенция Эспо). Это международное соглашение, инициированное Европейской экономической комиссией ООН и подписанное в г. Эспо, Финляндия, в 1991 году, вступившее в силу для РБ в 2006-м. Согласно Конвенции, процедура оценки воздействия на окружающую среду (включающая публичные обсуждения) потенциально опасных проектов должна проводиться не только внутри государства, но и в сопредельных странах, которые могут быть затронуты воздействием этих объектов.

Эксперты убеждены: подоплека здесь чисто экономическая

С ПЕРВЫХ шагов строительства Белорусской АЭС наша страна стремится действовать в рамках Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенция Эспо). Это международное соглашение, инициированное Европейской экономической комиссией ООН и подписанное в г. Эспо, Финляндия, в 1991 году, вступившее в силу для РБ в 2006-м. Согласно Конвенции, процедура оценки воздействия на окружающую среду (включающая публичные обсуждения) потенциально опасных проектов должна проводиться не только внутри государства, но и в сопредельных странах, которые могут быть затронуты воздействием этих объектов.

ПОСКОЛЬКУ Белорусская АЭС будет находиться почти в 30 километрах от границы с Литвой, то наша страна предоставила соседнему государству всю необходимую информацию, связанную с возведением этого объекта. Беларусь также является сторонницей публичного обсуждения проблем строительства АЭС с литовской общественностью, что также соответствует букве Конвенции.

К сожалению, наши соседи не всегда в этом вопросе занимают конструктивную позицию. Литва жаловалась в Комитет по осуществлению Конвенции Эспо, что Беларусь не соблюдает ее положения. Комитет предложил в этом году обоим государствам продолжить сотрудничество и публичное обсуждение вопросов строительства Белорусской АЭС.

— На уровне глав обоих правительств была договоренность еще в мае провести необходимые консультации, чтобы снять возникающие проблемы, — сообщил «БН» начальник управления государственной экологической экспертизы Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь Александр АНДРЕЕВ. — Но Литва эту договоренность не выполнила. После этого белорусская сторона предложила найти взаимопонимание до 15 августа. Наши соседи дали неопределенный ответ, что до конца лета, возможно, что-то скажут. Мы снова предложили конкретный график совместных действий. Тогда Министерство охраны окружающей среды Литвы и МИД заявили, что Беларусь чуть ли не оказывает на них давление и неправильно понимает Конвенцию Эспо.

В связи с этим Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь вынуждено было заявить, что литовские официальные лица вводят в заблуждение общественность своей страны относительно действий Республики Беларусь по соблюдению Конвенции. Более того, по всем признакам литовская сторона пытается не допустить конструктивного взаимодействия двух государств для выполнения рекомендаций Комитета по осуществлению Конвенции Эспо, целенаправленно добивается максимального затягивания данного процесса.

В соответствии с рекомендациями Комитета Беларусь продолжила процедуру трансграничной оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) на основе окончательной документации по ОВОС Белорусской АЭС. В этой связи и в соответствии с положениями Конвенции Беларусь предложила Литве согласовать последовательность шагов, ответила на все вопросы Литвы. Согласно решениям Комитета, Беларусь и Литва должны были также обеспечить, чтобы общественность Литвы была информирована об окончательном отчете об ОВОС и ей была предоставлена возможность представить замечания или возражения по нему. Беларуси и Литве также было рекомендовано Комитетом продолжить консультации и договориться об их сроках.

Рекомендации Комитета по осуществлению Конвенции Эспо белорусской стороной находятся в стадии выполнения. Ответы на абсолютно все вопросы литовской стороны были ей представлены. Предложения о проведении консультаций направлялись литовской стороне за последние полтора года многократно как в письменной форме, так и в устной в ходе официальных встреч. С февраля 2013 года белорусская сторона делала это фактически ежемесячно.

Несмотря на наши обоснованные просьбы, официальный Вильнюс так и не предоставил переданную нами информацию литовской общественности. Хотя и Конвенция Эспо, и Орхусская конвенция предусматривают участие общественности в процедуре ОВОС уже на самом раннем этапе, а не после изучения информации экспертами, как утверждает литовская сторона.

Литовская сторона демонстрирует странную логику: с одной стороны, обвиняет Беларусь в несоблюдении Конвенции Эспо, с другой — всячески уклоняется от проведения консультаций. Недавние заявления двух министров правительства Литвы свидетельствуют о том, что правительство фактически запретило своим гражданам свободно обсуждать важный для обеих стран вопрос.

В условиях создания литовской стороной искусственных препятствий для своей общественности принять участие в обсуждении отчета об ОВОС белорусская сторона приняла решение об организации данного процесса самостоятельно и пригласила литовскую общественность на проводимые общественные обсуждения на основании окончательного отчета об ОВОС Белорусской АЭС 17 августа 2013 г. в городе Островце. Белорусская сторона гарантирует гражданам Литвы, изъявившим желание принять участие в собрании, бесплатную визовую поддержку и доставку участников мероприятия от погранперехода в г. Островец и обратно. Белорусская сторона подтверждает нацеленность на выполнение своих обязательств в рамках Конвенции Эспо, включая рекомендации Комитета по осуществлению.

Почему же нашим соседям так упорно не нравится Белорусская атомная станция? Негативное отношение Литвы к строительству АЭС в Беларуси имеет чисто экономическую подоплеку, считает заведующий лабораторией радиационной безопасности ГУ «Республиканский научно-практический центр гигиены», председатель Национальной комиссии по радиационной защите при Совете Министров Беларуси профессор Яков КЕНИГСБЕРГ. Дело в том, что литовцы сами хотели реализовать проект атомной станции вместе с другими странами. Планировался консорциум, в который должны были войти Польша и три страны Балтии. Но Польша вышла из этого консорциума, заявив, что будет сама строить атомную станцию. «Денег у литовцев нет, значит, все их проекты пока остаются на бумаге, поэтому они опаздывают. Когда построят и Балтийскую АЭС в Калининградской области, и аналогичную Белорусскую АЭС, в этом регионе достаточно будет электроэнергии», — констатирует эксперт.

Что касается близости границы, то есть примеры, когда атомные станции строятся прямо на границе, например, в Словении, Швейцарии, Франции, а также планируемая к строительству Литвой Висагинская АЭС (менее чем в трех километрах от белорусской границы). И там вопросов по этому поводу не возникает. Ученый также напоминает, что Островецкая площадка была полностью исследована и соответствует всем установленным требованиям МАГАТЭ.

Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости