Линии европейского гороскопа

Призвание собаки, как известно, — стеречь вход в дом. Как убеждены политические «астрологи», Огненная Собака 2006 года — не исключение из этого правила, и нынешний год открывает ворота в новую историческую эпоху.
Призвание собаки, как известно, — стеречь вход в дом. Как убеждены политические «астрологи», Огненная Собака 2006 года — не исключение из этого правила, и нынешний год открывает ворота в новую историческую эпоху. Перемены неизбежны — в этом все единодушны, но вот только какими они будут в мировой геополитике? Будет ли рукопожатие старушки Европы с заокеанским гигантом США теплым или нейтрально холодным, какие вызовы ожидают дружеский союз России и Беларуси? Тут астрологи разводят руками, уступая дорогу аналитикам. Итак, мировой европейский пульс мы пытались нащупать вместе с сотрудником Института социально-политических исследований при Администрации Президента, политологом Владимиром ГУРИНЫМ.

— Владимир Иванович, на Европейском континенте политическую погоду во многом определяет то, как складываются отношения между двумя крупнейшими «игроками» — Соединенными Штатами и Европейским союзом. Как вы считаете, какие изменения евроатлантические отношения претерпят в наступившем году? В чем сходятся и в чем расходятся геополитические интересы союзников?

— Интересы евроатлантических союзников расходились при любой администрации в Вашингтоне — США всегда «оттирали» Европу от ближневосточной нефти, пытались сами руководить самыми различными организационными проектами, будь то ЕС или НАТО, всегда старались противиться чисто европейской оборонительной доктрине. Естественно, это желание доминировать раздражает многие элиты ведущих стран Европы, но ничего более серьезного за этим раздражением не стоит. Хотя в быстро меняющемся мире столкновения неизбежны, тем более что обостряется глобальная конкуренция — и политическая, и ресурсная. Ресурсы — это не только энергоносители, это уже и вода — недаром наиболее предприимчивые бизнесмены, как, например, Борис Березовский, огромные суммы вкладывают в источники питьевой воды. Мне кажется, чем радикальнее будут становиться столкновения по тем или иным направлениям, тем резче будет обозначена та или иная позиция в европейских странах.

— Интересно, а в вопросе давления на Беларусь интересы США и Евросоюза совпадают?

— Вы знаете, Беларусь является одной из проблемных точек дискуссии между Европой и Америкой, хотя внешне тут все выглядит монолитно — с предложением санкций относительно нашей страны выступают и различные институты ЕС, и конгресс США. Однако не все так просто. В Вашингтоне есть даже желающие применить у нас радикальный сценарий, устроить тут вторую Югославию силами европейского контингента. А вот у европейцев совершенно иной взгляд — многие из них тоже в общем–то не против смены власти в нашей стране, но каким–нибудь «оранжевым» методом. Правда, при этом все понимают, что это невозможно, — во–первых, стабильная и уверенная в себе Беларусь выступает не одна в этом бушующем мире, а в коалиции с серьезными партнерами и союзниками. Во–вторых, экономическое сотрудничество с ЕС набирает темпы, а это выгодно всем участникам процесса. И в–третьих, здравомыслящие политики не станут вкладывать средства в бесполезные, затратные механизмы. Если и так понятно, что Беларусь не допустит у себя всяких там «оранжевых революций», то зачем в это вбрасывать огромные деньги? Если даже такой заклятый «друг» нашей страны, как Борис Немцов, сделал заявление, что в Беларуси революция невозможна, то уж в этом, наверное, стоит ему поверить... Тем более что вся эта «цветомузыка» сейчас начала давать сбои.

— Какими вам видятся наши взаимоотношения с Евросоюзом в новом году? К каким потерям с обеих сторон может привести «политика санкций» ЕС?

— Потери от политики санкций по отношению к Беларуси в наступившем году будут больше для самого Евросоюза, чем для нашей страны. Беларусь очень активно ведет себя на международной арене, причем векторы ее внешних взаимодействий довольно разнонаправлены — это и Китай, и Латинская Америка, и Индия, и Ближний Восток, не говоря уже о России, традиционном нашем партнере. Мы для Москвы — очень близкий и надежный союзник, с которым не просто улучшаются отношения, а строится Союзное государство, и, разумеется, так или иначе наиболее агрессивные деятели Европейского союза должны оглядываться на Россию. А все попытки настроить Москву против белорусских властей, как известно, ни к чему не привели. Скорее наоборот... Поэтому, даже если Европа и попытается усилить нажим на Беларусь в 2006 году, ввести какие–то санкции, они будут носить декоративный характер. Понимаете, ЕС энергетически завязан на России, в этом нет ни для кого секрета, и в Европе должны думать о своих интересах. Возьмем для примера недавнюю акцию Польши, когда, с одной стороны, несколько газет выходят с черными полосами, протестуя против якобы нарушений свободы слова в Беларуси, и в то же время польский МИД делает «разъяснение»: мол, это нельзя понимать как государственный демарш, и мы надеемся, что взаимоотношения между Польшей и Беларусью не испортятся... То есть одно действие делается для проекции на США, и другое действие в сторону Беларуси — кто ж захочет пренебрегать своими интересами? Не стоит придавать излишнее значение таким вещам...

— Бундесканцлер Ангела Меркель заявила в Варшаве, что демонтирует ось Париж — Берлин — Москва и намерена усилить роль «Веймарского треугольника» — германо–франко–польской конструкции. Приведет ли это к переориентации России на Индию и Китай и ослаблению интереса Москвы к западному вектору?

— Что касается Ангелы Меркель, то это заявление последовало в период ее предвыборной кампании. Опять же повторюсь, что это всего лишь поза, хороший пас Вашингтону скорее для красного словца, нежели для анонсирования серьезных действий. И после избрания Меркель, невзирая на уход Шредера, очень позитивное восприятие российских проектов в Германии продолжается — газопровод по Балтийскому морю будет проложен, и никто не сможет ему ничего противопоставить. О какой–либо переориентации России говорить не стоит — ей не нужно ничего переориентировать, у страны достаточно многовекторная политика. И в наступившем году у России, как, впрочем, и у Беларуси, контакты с ведущими европейскими странами не только продолжатся, но и углубятся. В то же время не ослабнут попытки ангажировать таких влиятельных игроков завтрашнего дня, как Китай, Индия, Венесуэла с ее ресурсами.

— Кстати, а почему США и ЕС так давят на Россию в связи с принятием закона об ужесточении требований к неправительственным организациям?

— Если твой конкурент недоволен твоими действиями, значит, они правильны. Несмотря на принятие Государственной думой самого либерального закона в Европе (по мнению экспертов) в отношении контроля над неправительственными организациями (а ведь мы знаем, что именно этот неправительственный сектор является ключевым звеном «цветных сценариев»), Запад не могут радовать абсолютно легитимные ограничения его неограниченных возможностей влияния на внутриполитическую ситуацию в России. В этом плане стоит порадоваться за Москву, тому, что она берет очередной правильный пример с Минска.

— Вообще, насколько сильно мы зависим от внешнеполитических приоритетов России? Являются ли отношения России и Запада определяющими и для Беларуси на западном направлении?

— Приоритеты нашей внешней политики обозначены, и я думаю, для Евросоюза не секрет, что сейчас внутри России идет серьезная работа по мобилизации ресурсов для создания центра силы континентального масштаба, в который входит и Беларусь. Признаки такой работы — инвентаризация отношений со странами СНГ по принципу «свой — чужой» (в круг «своих» пока не вошла Украина), обеспечение поставок энергоресурсов в Китай, Пакистан, Индию, модернизация армии, принятие важных социальных и аграрных программ, мягкая переориентация экономики для самостоятельного развития, оптимизация управления страной и многое другое. Беларусь — ближайший союзник России, и наши интересы лежат в русле интересов России. То есть мы зависим не от России, а от наших интересов, и мы свободны в их отстаивании. Кроме того, политику России со стороны влиятельных международных организаций тоже пытаются несколько подправить, только, может быть, не так грубо, как политику Беларуси, поэтому позиция Минска находит взаимопонимание у Москвы (которая все больше проникается сознанием необходимости отказа от чрезмерной политкорректности ради своих интересов).

— В бюджете Евросоюза запланировано выделить около 60 млрд. евро субсидий только Польше, не говоря уже о более мелких странах. Как вы думаете, за что реально платят богатые страны — за свою безопасность, за идею евроинтеграции или за развал конкурирующей промышленности в странах — новичках ЕС?

— 60 миллиардов евро — это серьезная сумма, но тем не менее всего этого недостаточно для решения внутренних проблем Польши. Даже диспропорции между бывшими землями ГДР и ФРГ в Германии еще до сих пор не выравнялись, что уж там говорить о недавно вступивших в ЕС членах. Разумеется, субсидии новичкам Евросоюза лягут тяжелым бременем дополнительных расходов на Старый Свет. Но за идею евроинтеграции нужно платить — я поставил бы акцент именно так: и за геополитические интересы, и за политическую активность. Кстати, Украина пока еще и не член ЕС, но к этому стремится и надеется решить свою энергетическую проблему за счет Евросоюза. Однако я (как и многие украинские аналитики) в этом сомневаюсь. У Украины нет другого выхода, как договариваться с Россией. Но знаете, участники мировой политики сейчас находятся в фазе нащупывания каких–то взаимных интересов, возможности взаимодействия, некоей притирки, если можно так выразиться. И очень трудно даже представить себе, как пройдут геополитические разломы в ближайшем будущем, какова будет политическая карта мира.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости