Личное попадание

Год науки вызвал дискуссию о возможности использования научного потенциала для развития социума

Год науки вызвал дискуссию в обществе, связанную с возможностью использования научного потенциала в рамках развития социума. И здесь есть смысл остановиться на следующих моментах. Главное, основное заключается в поиске и поддержке людей, умеющих, способных генерировать новые идеи. 


Старый тезис, согласно которому потребности общества первичны, а способы и формы их реализации на втором плане, нуждается в коррекции. В науке первична всегда личность, которая видит дальше и способна ставить и решать новаторские проблемы. У нас часто любят повторять, особенно при признании заслуг того или иного человека, что личность ничто без коллектива. Это верно, но в узких пределах. Коллектив группируется вокруг личности, но никак не наоборот. И деньги на госпрограммы давать необходимо в этом случае не институтам, не коллективам, а конкретным людям, доказавшим свою способность выдвигать и решать революционные идеи. И максимально доверять им. Над нами еще довлеет общинная психология, не позволяющая развивать те же венчурные программы, связанные с очевидным риском утраты вложенных средств. Но есть критерии, согласно которым риск может быть оправдан: уже сделанное тем или иным человеком, анализ его творческого потенциала. Программы можно написать какие угодно, можно как угодно обосновать актуальность и новизну, но вот чего нельзя спрятать — так это сделанное лично тобой, это и есть главный критерий успешности дальнейшей работы.

Конечно, творческая личность такого масштаба — штучный продукт. Тем более что здесь необходимы организаторские способности, поскольку наука — это не только бессонные ночи, ощущение собственного бессилия и радость открытий. Это и вполне прозаические вещи, связанные с зарплатой, штатным расписанием, хозчастью и вопросом о том, как жить дальше. Нужны менеджеры соответствующего уровня и квалификации, если творец не хочет или не может брать на себя эти обязанности. Мы традиционно принижаем роль управленцев в науке, менеджеров, которым надо предоставлять новые возможности для реализации научных проектов, поскольку люди масштаба, например, главы Республиканского центра «Кардиология» профессора Александра Мрочека — личности уникального характера и свойства. Нужны люди, которые будут пробивать проекты.

Надо учитывать и то, что любой крупный ученый — это фигура, мнение которой чрезвычайно важно, к кому прислушиваются и чье мнение часто может быть определяющим. Хотя бы потому, что за ним стоит крупное и реализованное дело. Достаточно вспомнить в этой связи Ж.Алферова или президента советской Академии наук А.П.Александрова. Это важно подчеркнуть, поскольку ученых все равно мало на общественных слушаниях разного рода, редки их публикации в республиканских изданиях по тематике, представляющей общественный интерес. Разве физики, математики, биологи не имеют четкой и ясной позиции по тем или иным вопросам общественного характера? Очевидно, что это не так, но читать реминисценции такого рода приходится крайне редко.

Часто говорят, что критерий научной успешности — это твое личное попадание в индекс цитирования и содержание этого индекса. Здесь не все так просто и прямолинейно, как может показаться на первый взгляд. Ученому из провинциального, например, вуза попасть в англоязычный сборник трудов сложно по многим причинам, и необязательно творческого характера. Перевод, терминология, финансовые затраты — проблем хватает. Следовательно, имеет смысл если не создавать собственный индекс цитирования, то активнее работать с российскими аналогами, которые достаточно успешно развиваются.

Здесь же — вопрос развития региональной науки, вузовской прежде всего. В разных университетах и ситуация разная, однако существуют и общие проблемы. Недостаточное финансирование, например. Скажут: покажи результат — дадим денег. Но достаточно часто добиться результата сложно без финансирования, вот и получается замкнутый круг. Далее — поддержка творческой молодежи. Легко подсчитать, как сложно живется молодому человеку, избравшему путь в науку. Вот пять лет в вузе, потом год в магистратуре, потом три в аспирантуре, потом на хлеба ассистентские, преподавательские, а денежное содержание общеизвестно. Выдерживают это немногие, чего ж удивляться, что способные ребята часто выбирают не науку, а бизнес, работу в госаппарате.

Можно сформулировать дискуссионную мысль: результат в науке есть слагаемое трех вещей, процессов, явлений. Это высокая оценка твоего труда, это понимание важности и полезности дела, которому ты служишь, и это соответствие твоей работы основной линии развития социума, как бы эта линия ни называлась. Вообще, здесь должен главенствовать подход такого рода: если надежды и требования к науке сегодня выходят за рамки стандартных подходов к любой сфере деятельности, то и отношение к этой сфере должно быть соответствующим, приоритетным. Просто требовать и ставить задачи не получится.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ГИЛЬ
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?