Личное дело чекиста Селивановского

Не так давно в издательстве «Беларусь» вышла книга сотрудника кабинета истории Службы внешней разведки полковника в отставке Валерия Прокофьева «Внешняя разведка: боевое содружество», посвященная судьбе выдающихся советских разведчиков, чья жизнь была связана с Беларусью.
Не так давно в издательстве «Беларусь» вышла книга сотрудника кабинета истории Службы внешней разведки полковника в отставке Валерия Прокофьева «Внешняя разведка: боевое содружество», посвященная судьбе выдающихся советских разведчиков, чья жизнь была связана с Беларусью.

К сожалению, в этой книге не упоминается первый заместитель начальника Главного управления контрразведки СМЕРШа, а затем заместитель министра государственной безопасности СССР, генерал–лейтенант Николай Николаевич Селивановский.

Так уж получилось, что фамилию этого человека не встретишь в многочисленных справочных изданиях, которые вышли в свет в последнее время. Между тем в победе советского народа над нацистской Германией есть и определенный вклад незаурядного контрразведчика, человека сложной судьбы...

Николай Селивановский родился в 1901 году в местечке Хойники Речицкого уезда в семье железнодорожного служащего. В 1920 — 1922 годах служил в Красной Армии. С 1922 по 1929 год Селивановский работал в Особом отделе ОГПУ Среднеазиатского военного округа. В 1930 году заканчивает Высшую спецшколу ОГПУ и его переводят в аппарат Особого отдела ОГПУ (с 1934 года — Главного управления государственной безопасности НКВД СССР). На новом месте Селивановский работает помощником уполномоченного и уполномоченным, заместителем начальника 7–го отделения (1938 — 1939), начальником 9–го (1939 — 1940) и 5–го (1940 — 1941) отделений.

С мая 1937 года он выполнял ряд секретных заданий, выезжая в Париж и Прагу. Накануне Великой Отечественной войны Селивановский назначается на ответственный пост начальника 5–го отдела 3–го управления (разведка) Народного комиссариата обороны СССР.

В октябре 1941 года Селивановского назначают начальником Особого отдела Юго–Западного фронта. Здесь сразу активизируется борьба с вражескими агентами, шпионами и диверсантами. Эту его работу высоко оценивали командующий фронтом маршал Тимошенко и начальник штаба генерал–лейтенант Ватутин. В успешном проведении Елецкой операции 1941 года и Барвенково–Лозовской операции 1942 года была и определенная заслуга Селивановского.

В августе 1942 года его направляют на Сталинградский, затем — Донской и вновь на Сталинградский фронты. Приведем несколько примеров успешной деятельности Селивановского.

Именно в августе 1942 года для командования Сталинградского и Донского фронтов были добыты сведения о том, что в 6–ю немецкую армию Паулюса включаются 8–й и 51–й армейские, 14–й и 24–й танковые корпуса, а в 4–ю танковую армию Гота — 4–й армейский, 48–й танковый и 6–й румынский корпуса. 8 августа командование Сталинградского фронта получило перехваченное сообщение командира румынского корпуса, в котором говорилось:

«Части понесли большие потери. Эти потери мы пополняем за счет обозов и тыловых подразделений дивизий и полков. Больше пополнять потери за счет обозов и тылов не можем. Прошу разрешить пополнить сильно потрепанные части за счет маршевых батальонов 6–го армейского корпуса, ибо другого выхода нет».

30 августа 1942 года в штаб Сталинградского фронта была передана добытая органами государственной безопасности радиограмма, направленная командованием 4–й танковой армии:

«4–я танковая армия имеет задачу к 1 сентября соединиться с 6–й армией, а затем войти в Сталинград. По обстановке видно, что в захвате Сталинграда примет участие лишь часть войск 6–го армейского корпуса румын, остальные же войска корпуса будут прикрывать правый фланг южнее Сталинграда».

Перед нами очень интересный документ, который до недавнего времени проходил под грифом «Совершенно секретно». Это сообщение ОО (Особого отдела) НКВД Сталинградского фронта в НКВД СССР об итогах работы за август 1942 года. Приведем его фрагменты:

«Всего по фронту арестовано и разоблачено немецких шпионов — 110 чел. Из них:

ОО НКВД фронта — 13 чел.

62–й армии — 20 чел.

1–й гв. армии — 7 чел.

4–й танковой армии — 22 чел.

21–й армии — 21 чел.

63–й армии — 22 чел.

ОО НКВД других соединений — 5 чел.

Из общего количества арестованных на линии фронта задержано 97 чел.

В тылу фронта и сборно–пересыльных пунктах — 3 чел.

Разоблачено агентурным путем — 10 чел.

По должностному признаку арестованные разбиваются следующим образом:

командно–начальствующий состав — 12 чел.

младший и рядовой состав — 76 чел.

из числа женщин–шпионов арестовано — 13 чел.

Нашими контрразведывательными мероприятиями в августе были: посылка агентуры с задачей внедрения в разведорганы противника, оставление агентуры при отходе наших частей на новые рубежи.

Всего в августе в тыл противника направлено 30 агентов, из них 22 — с контрразведывательными заданиями и 8 — с другими заданиями.

В числе переброшенных 27 агентов были завербованы вновь и 3 — из числа возвратившихся из тыла противника.

Кроме того, при отходе наших частей на новые рубежи оставлено в тылу противника 46 резидентов, агентов и связников, перед коими поставлены задачи — внедрение в аппарат и разведку противника и сбор контрразведывательных данных.

Возвратились из тыла противника 3 агента, которые доставили ряд ценных сведений по войсковой разведке...»

В январе 1943 года старший майор госбезопасности Селивановский был назначен начальником Особого отдела НКВД Южного фронта. Вскоре ему присвоили звание комиссара госбезопасности 3–го ранга. Но поработать на этом посту довелось только несколько месяцев. В апреле 1943 года Николая Николаевича вызвали в Москву. Его ждало неожиданное назначение.

Именно тогда в силу коренных изменений в военно–политической обстановке было признано целесообразным разделить НКВД СССР на два наркомата — НКВД и НКГБ, а особые отделы НКВД преобразовать в особые отделы СМЕРШа Народного комиссариата обороны и Военно–Морского Флота с соответствующими отделами на местах.

...Москва, Кремль, апрель 1943 года. На совещании руководителей разведслужб председательствовал Сталин. Документы свидетельствуют, что первоначально предлагалось название СМЕРНЕШ — от распространенного в годы войны лозунга «Смерть немецким шпионам!». Но Сталин возразил:

— Почему мы должны иметь в виду только немецких шпионов? Разве разведывательные службы других стран не действуют против нашей страны? Давайте назовем «Смерть шпионам»... или кратко — СМЕРШ.

Руководить реформированной военной контрразведкой было поручено генералу Виктору Абакумову. Официальное название его должности — начальник Главного управления контрразведки СМЕРШа Наркомата обороны СССР, заместитель наркома обороны СССР.

Первым заместителем Абакумова по разведывательной работе был назначен Селивановский, которому 26 мая 1943 года присвоили звание генерал–лейтенанта. Эту должность он занимал по май 1946 года. Кроме Селивановского, у Абакумова был еще один первый заместитель — И.Я.Бабич, а также — заместитель П.Я.Мешик.

В последние годы появились возможности оценки фронтовой деятельности одного из руководителей СМЕРШа генерала Селивановского. Под его руководством с 1 октября 1943-го по 1 мая 1944 года переброшено в тыл противника 345 наших агентов, в том числе 50 перевербованных германских разведчиков. Вернулись, выполнив задания, 102 человека. Внедрились в разведорганы врага 57 человек, из них 31 вернулся, и остались выполнять задания СМЕРШа 26 человек.

В ходе операций перевербованы 59 германских разведчиков, из них по паролю в советские органы госбезопасности явились 29, остальные остались в немецких разведшколах. По данным разведчиков, возвратившихся из тыла врага, задержано 43 германских агента. Всего за указанный выше период было выявлено 620 официальных сотрудников и 1.103 агента разведорганов противника. Из числа выявленных агентов арестованы органами СМЕРШа 273 человека.

Наряду с этим в период с 1 сентября 1943 года по 1 октября 1944 года на вражескую территорию были заброшены 10 групп (78 человек) фронтовыми управлениями военной контрразведки. Им удалось привлечь к сотрудничеству 142 человека. Шестеро агентов внедрились в немецкие разведорганы.

Важными были радиоигры СМЕРШа с немецкими разведорганами. Например, радиоигра «Костры» проходила с октября 1944 года в районе поселка Мир Барановичской области. Работа велась якобы от имени пяти германских агентов, которым постоянно поступали от немцев различные грузы. Противнику было сообщено о соединении группы «Костры» с отрядом немецкого агента Борисика, входившего в диверсионную группу белорусского националиста Витушко (на самом деле Борисик был захвачен в ноябре 1944 года, сразу после приземления). От имени Борисика затребовали радиста, который был доставлен и арестован. Операция продолжалась из района Белостока вплоть до капитуляции Германии.

Одновременно с исполнением обязанностей первого заместителя руководителя СМЕРШа Селивановский в январе — апреле 1945 года был уполномоченным НКВД на 4–м Украинском фронте и в Польше (официально должность называлась советник НКВД при министерстве общественной безопасности Польши). В так называемой особой папке Сталина хранятся докладные записки Селивановского о борьбе с подпольем Армии Крайовой на белорусских и польских территориях.

4 мая 1946 года Абакумов становится министром государственной безопасности СССР, и СМЕРШ был включен в состав этого министерства на правах Третьего главного управления. Начальником управления и одновременно заместителем министра госбезопасности СССР был назначен Селивановский.

Множатся «параллельные» должности: в 1947 году Селивановский становится председателем ученого совета МГБ СССР, а с 1950 года ему доверяют пост председателя комиссии по выездам за границу при ЦК ВКП(б). Добавить можно, что Николай Николаевич избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, был награжден двумя орденами Ленина и тремя — Красного Знамени, орденами Суворова, Кутузова и т.д.

Но в августе 1951 года этот человек в результате интриг, потрясавших ЦК ВКПБ и МГБ, попадает в опалу, его снимают со всех должностей, а в ноябре арестовывают по известному делу Абакумова. И все же в марте 1953–го (смерть Сталина) Селивановский был выпущен «за отсутствием состава преступления».

В июне 1953 года Селивановского увольняют в запас «по состоянию здоровья». В ноябре того же года (завершается следствие по делу Берии) формулировка была изменена: «По данным, дискредитирующим звание лица начальствующего состава МВД».

А в общем, уволенный в свои 52 года «по всем статьям» (однако же не расстрелянный, как Абакумов, Володзимерский, Мешик и другие высокопоставленные чекисты!), Николай Селивановский прожил долгую жизнь — 96 лет. Умер в 1997 году.

...Автор этих заметок не пытается «воспеть осанну» Селивановского, а заодно и СМЕРШ в целом. Да, жестокой была организация. Достаточно вспомнить ее участие в депортациях целых народов Советского Союза, репрессиях против неугодных сталинскому режиму. Но следует помнить и об эффективных операциях военных чекистов по обезвреживанию вражеских агентов в годы войны.

Воссоздавая неизвестные широкому читателю страницы жизни и деятельности нашего земляка — контрразведчика Николая Селивановского, мы воссоздаем и объективную историю спецслужб.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.66
Загрузка...
Новости