Леонид МЛЕЧИН: «Если о Беларуси говорят плохо, теряю над собой контроль»

Известный российский тележурналист и писатель – об исторической правде, честности журналистов и привлекательности работы на земле

— Леонид Михайлович, знаю, вы часто приезжаете в Беларусь…

— Не упустил ни одной возможности…  Мои корни из Беларуси, из Витебска. А родные моей жены, Ольги Ивановны, проживали на Брестчине. Здесь воевал ее отец, потом, уже в мирное время, служил. Поэтому у нас личное, возможно, пристрастное, отношение к вашей замечательной стране.

Мы были во многих городах Беларуси. Они замечательно выглядят, чудные такие пешеходные зоны. Ты идешь, тебя не обхамят, не обматерят, не толкнут, гадости тебе не скажут никакой. Все вокруг говорят по-русски. Ты как будто бы дома (для приезда в вашу страну ничего не надо, границы нет), но разница между домом и Беларусью большая.

 – То есть, вы полагаете, бытовая культура у нас на высоте?

— Это, пожалуй, главное, что мне нравится в ваших людях. Нравится их скромность,  их поведение, их любезность, доброжелательность такая, комфортная атмосфера. Белорусы вообще очень спокойные люди. Сидишь с вашими молодыми людьми или чуть постарше, кто-то по-белорусски заговорит, кто-то песни народные свои споет. Все очень душевно, уютно. Мне бесконечно у вас нравится. Замечательно кормят, что бы ни говорил когда бывший главный санитарный врач Онищенко, исключительно полезным образом. В любом месте ты можешь съесть все что угодно, и это пройдет замечательно для твоего желудка.

У вас прекрасные недорогие продукты, в особенности молочные.  Вообще все, по московским меркам, дешево. Как-то раз во время очередной поездки я забыл съемочную одежду и горевал.  Что делать – ни костюма, ни галстука, ни рубашки? А сниматься надо прямо с утра.  Но нет, никаких проблем. У меня здесь есть прекрасные друзья, они повели в магазин. Я купил два белорусских костюма. В одном из них я даже был на церемонии вручения ТЭФИ.

— Вы заговорили о съемках. Значит, есть у вас в нашей стране профессиональный интерес?

— Безусловно.  Мы здесь очень много снимаем. Например, фильмы, связанные с историей Гражданской войны и Первой мировой. В Могилеве ведь находилась Ставка Верховного главнокомандующего. Мы нашли место, где летом 1917 года после июльского мятежа сидел организатор и руководитель Белого движения во времена гражданской войны Корнилов и откуда он бежал на юг. Снимали фильм об убийстве Соломона Михоэлса, известного актера и режиссера, общественного и политического деятеля. Я благодарен поддержке КГБ Беларуси, сотрудники которого помогли нашей съемочной группе побывать на даче Цанавы, в Минске, где, собственно, он и был убит. И в кафе, куда Михоэлс заходил в свой последний день.

— Полагаете, что сегодня, спустя такое количество лет, можно сказать новое слово в истории той же Первой мировой?

— Несомненно. Даже о Римской империи можно сказать что-то новое. И о средних веках, и о пещерном человеке... История — это бесконечный процесс познания. Я не историк-профессионал, я любитель истории, но всегда слежу за российской академической наукой, и она поднимает все новые и новые пласты.

Сейчас я, как, наверное, и многие другие, занят именно Первой мировой, незаслуженно забытой, почти вычеркнутой из отечественной истории. И очень рад, что в Беларуси, в отличие от России, в значительно большей степени вспоминают эту войну, которая определила будущее всего современного мира. Убежден — именно она, а не Вторая мировая сформировала тот мир, в котором мы живем. А Беларусь — это та территория, на которой она проходила. И мы обязательно приедем сюда снимать сюжеты о тех драматических событиях.

— В своих фильмах вы показываете исторические события часто не с той точки зрения, которая считается официальной…

— Я уверен, что незнание истории не освобождает от ответственности. Это, скорее, отягчающее обстоятельство. Но важно понимать, что истории присуща множественность исторических правд. И очень хорошо, что сегодня все больше людей понимают, что это нормально. Например, на одном из московских кладбищ захоронены люди, чье пребывание на территории Советского Союза прежде казалось невозможным: генерал Деникин, бывший командующий Белой армией и философ Иван Ильин, страстный противник советской власти. И это огромное достижение, потому что все они — часть нашей истории.

Когда мы углубляемся в нее, нам открывается то, что раньше было недоступно. К примеру, все знают красивую историю о 28 героях-панфиловцах, защищавших Москву от вражеских танков зимой 41-го, но ведь это только легенда. На самом деле все было иначе. Среди имен, которые знала вся страна и которые получили посмертно звание Героя Советского Союза, оказался предатель — он не только выжил, но и служил у фашистов начальником полиции. А геройски погибло в этот день на подступах к Москве намного больше воинов. Но кто назовет сейчас имена этих героев?

— А когда приезжаете в Беларусь, читаете ли нашу прессу, смотрите ли белорусские каналы?

— Мне грех жаловаться, телевизионные коллеги из Минска меня приглашают принимать участие в различных передачах, поэтому я в курсе жизни Беларуси. Вот и в понедельник снимался в большом ток-шоу «Позиция» на ОНТ, посвященном глобализации — теме нынешнего, девятого, медиафорума.

— Сегодня, к сожалению, печатная пресса часто уступает место телевидению и Интернету. Есть ли, на ваш взгляд, будущее именно у печатного слова?

— Это, конечно, большая и больная проблема для журналистов во всем мире. Потому что, по разным причинам, действительно сокращается число читателей, а следовательно, и количество печатных средств массовой информации,  их тираж. И даже есть пессимистические прогнозы, что печатные СМИ и вовсе исчезнут.

Однако, судя по всему, этого не произойдет. Потому что сохраняется определенный слой людей, нуждающихся в интеллектуальной пище. Он всегда был небольшим. Именно эти люди нуждаются в печатных СМИ как средстве доставки не новостей, а анализа. Новости так и сыплются на нас со всех сторон — только успевай их «выключать». А вот в анализе ситуации, происходящих событий, их осмыслении мы нуждаемся. И профессиональную аналитическую, газетную или журнальную, журналистику ничем не заменишь. Что касается меня, то по давней привычке я выписываю домой очень много «бумажной» периодики — журналов, газет и в свободную минуту стараюсь все читать, иной раз от корки до корки. Мне важна именно «печать».

— На что вы прежде всего ориентируетесь в своей работе?

— Есть важное, интересное и нужное для зрителя, читателя или слушателя. И только это имеет значение. Нужно, чтобы человек получил как можно больше важной информации. Ее следует подать максимально объективно, насколько это вообще в человеческих силах. И конечно же в увлекательной форме. Но ни в коем случае нельзя обманывать зрителя, нельзя искажать реальность. Можно заманить его, заинтересовать, но врать нельзя.

— Что же такое, с вашей точки зрения, профессионализм журналиста?

—  Это довольно понятная вещь: либо он подчиняется правилам профессии, у него есть профессиональная честь, либо нет. Когда я сталкиваюсь с непрофессионалом, я вам прямо скажу, у меня это вызывает самое негативное отношение. Недавно в Москве участвовал в мероприятии, где выступали журналисты и историки. И вот один из коллег стал говорить, что белорусы слишком тянут на себя одеяло в смысле участия в Великой Отечественной войне. Я когда это услышал, то, прошу прощения, совсем потерял над собой контроль. Я знал многих белорусских партизан, был с ними дружен, и я спрашивал: «Сколько бы вы еще сражались?» И получал ответ: «Пока не убили бы!»

— Давайте вернемся к «прозе жизни». Нашим читателям, без сомнения, будет интересно узнать о вашем отношении к работе на земле. Присутствует ли деревня в вашей жизни?

— Огород, работа на земле и сбор урожая, без сомнения, присутствуют в жизни нашей семьи, но этим занимается моя жена, Ольга Ивановна. Она у нас мастерица во всем, что касается сельского хозяйства, ну а я — обычный потребитель.

У нас есть небольшая дача, несколько грядок, ягодных кустов и даже плодовых деревьев, которые Ольга Ивановна заботливо высадила, это все окучивает, пропалывает. Сама собирает урожай. Она к работе на земле приучена с детства. Ее бабушка родом из Западной Беларуси, городского поселка Шерешево Пружанского района, всему свою внучку как следует обучила.

А вообще, согласен с тем, что это совершенно необыкновенное ощущение, когда благодаря твоему труду, твоим рукам из земли появляются ростки, которые потом приносят плоды...

— Леонид Михайлович, если бы представилась возможность провести отдых в Синеокой, вы бы согласились?

— Почему нет? У вас чудесные озера, замечательные леса. Причем такое полноцветие красок… Моя жена, с которой я обычно к вам приезжаю, всегда под впечатлением: «Боже мой, сколько здесь цветов, которых у нас в Подмосковье нет».

Еще на меня произвел большое впечатление ваш агроэкотуризм. Мы несколько раз ночевали, что  называется, в лесу – в прекрасном деревянном доме. Вышел вечером – тишина, звезды, прекрасный деревянный дом со всем, что необходимо. Я знаю многих соотечественников, которые ездят и отдыхают семьями на озерах, делают это много раз. Там чистый воздух. Нет ни хамства, ни всего того, что есть у нас.

Вообще, признаюсь, всем знакомым и друзьям, возвращаясь в Россию, я о Беларуси рассказываю только хорошее, делюсь с ними своими позитивными впечатлениями от увиденного.

— Спасибо за беседу!

Юлия БОЛЬШАКОВА, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?