Крутые зигзаги поворота к Азии

Когда пару лет тому назад американские, а вслед за ними и мировые средства массовой информации заговорили о повороте к Азии (pivot to Asia), многие в США и за их пределами недоумевали. Хотя Америка явно не является частью Азии, на азиатских пространствах она была гегемоном на всем временном промежутке после Второй мировой войны, употребляя там больше «жесткую», чем «мягкую» силу, предпочитая связывать своих союзников долгосрочными экономическими обязательствами, военными соглашениями, в основе которых лежало силовое давление на союзников. Пентагон создал в Азии военный округ, который контролировался армией и флотом США (латинская аббревиатура — PACOM), охватывая территорию от Персидского залива на востоке до Японии, Южно–Китайского моря, и располагался на 260 млн квадратных километров и в 14 временных зонах. Здесь расквартировано мощное, даже грандиозное военное формирование США — Седьмой флот.


Обама предложил программу ТТП (Транстихоокеанское партнерство), суть которой заключалась в тесном торгово–экономическом объединении, предполагающем единый рынок. Таким образом он дополнял созданную США систему военно–политического господства в регионе Тихого океана.

Понятно, что главный геополитический смысл нового стремления Америки к экономическому доминированию в Азии объяснялся подъемом и выходом на международную арену Китая.

Современное экономическое могущество Китая, безусловно, диктует ему и новую мировую роль. Формула Дэн Сяопина, с которой он сдерживал глобальные устремления своих соотечественников, сводилась к тезису «выжидай долго, действуй быстро». Похоже, что это время для Китая уже настало. Мощный экономический спурт (рывок) Китая последних десятилетий выводит его на роль первых игроков в мировом экономическом противостоянии. Программа «Один пояс, один путь» не только поворачивает Китай к региону Центральной Азии, богатому столь необходимыми для китайской промышленности ресурсами, но и выводит его на рынки в Европе, пока мало для него доступные. Сегодня понятно, что своим «поворотом к Азии» Обама выполнял волю транснационального капитала США — остановить глобальное восхождение Китая. Китай, однако, твердо пошел своим путем.

Во время пекинского форума Председатель КНР Си Цзиньпин произнес выдающуюся речь, которая сделала понятными две вещи: Китай намерен играть новую роль, требуя себе место под солнцем в мировом порядке, созданном США; при этом Китай ищет только экономическую выгоду, не навязывая никому свою политическую и экономическую системы. Не случайно поэтому в мировой печати, фиксирующей обострение экономических кризисов последних лет, все чаще стал использоваться термин «китайское решение», под которым понимается готовность к политическим уступкам в обмен на экономические выгоды. Сложную игру интересов предполагал и «новый поворот» к Азии Барака Обамы.

Все резко изменилось с приходом к власти президента Трампа. Он буквально взорвал мировое информационное пространство заявлениями, что США отдают предпочтение двусторонним отношениям больше, чем региональным. Ясно, однако, что стратегия США в отношении Китая сейчас не выработана до конца, и это, по мнению Эндрю Уайса, вице–президента Фонда Карнеги, главного советника по России и Украине в администрациях Билла Клинтона и Джорджа Буша–младшего, означает, что «мир вступает в хрупкий период».

Поворот к Азии в том виде, в котором его замыслил Барак Обама, сорван президентом Трампом. Китай настойчиво и обдуманно решает свои задачи, проникая в систему мирохозяйственных и политических отношений спокойно и уверенно, не пытаясь навязывать свою модель, но умно используя новую ситуацию в своих национальных интересах.

В то же время геополитическая опасность возрастает. Одним из результатов вояжа Трампа в страны Ближнего Востока, а затем в Европу явился другой поворот: колоссальный военный контракт на более чем 100 миллиардов долларов, подписанный с Саудовской Аравией, говорит о милитаризации этого региона.

Опасность состоит в том, что сегодняшняя зажатость Трампа из–за внутриполитического противостояния умело используется Пентагоном: не желая оказаться в тотальной изоляции в своей стране, Трамп идет на сотрудничество с военными, поощряя их новые геополитические амбиции, выделяя колоссальные средства на вооружение и перевооружение. Опасность военного столкновения глобального масштаба в мире возрастает. Необходима новая международная коалиция противостояния военно–политическим авантюрам, откуда они бы ни исходили.

 Иван АНТОНОВИЧ,
доктор философских наук, профессор,
заслуженный деятель науки Республики Беларусь и Российской Федерации.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Андрей К
Это для Китая-то рынки Европы "малодоступны"? Странно, каким же тогда образом ЕС оказалася крупнейшим торговым партнером Китая с торговым оборотом почти 600 миллиардов долларов? США только на втором месте.
"Обама выполнял волю транснационального капитала США — остановить глобальное восхождение Китая." Транснациональный капитал США имеет массовое производство в Китае. Затормозить глобальное восхождение Китая значит уменьшить свои прибыли от этого производства. Стало быть, цель транснационального капитала США - уменьшить свою прибыль? Удивительно!
Как может Трамп "умело использоваться Пентагоном", если он напрямую подчиняется Президенту США, а об увеличении финансирования военных расходов Трамп неоднократно говорил в своих предвыборных обещаниях?
Очень странная статья!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?