81-летний сельчанин Иван Кухлевский из Круглянского района не может прожить и дня без велотренажера и интернета

Круче в Круче не видали

Высокий, подтянутый, активный… Что Иван КУХЛЕВСКИЙ из круглянской деревни Круча разменял девятый десяток лет, поверить сложно. Ощущение, будто он всю жизнь профессионально занимался спортом. Между тем Иван Николаевич 40 лет проработал в местном совхозе водителем. В посевную и уборочную в поле «ходил» трактористом, помощником комбайнера. Сегодня, чтобы поддерживать себя в форме, ежедневно занимается скандинавской ходьбой, каждый день крутит педали велотренажера. А еще не представляет свою жизнь без компьютера, мобильника и интернета. По мессенджерам общается с родными и друзьями, читает свежую прессу, на YouTube смотрит любимые передачи — о военной технике, сельском хозяйстве, здоровье…

Постоянно в форме и на связи

В деревенской избе Ивана Николаевича компьютер и тренажер — на почетных местах, в главной комнате — зале.

— Велотренажер мне дочка подарила, — уточняет пенсионер. — На 70-летие. Радовался как ребенок. Потому что для меня жизнь без движения не жизнь. Некоторые в 60 лет уже глубокие старики, а я себя таким не чувствую. И на проблемы со здоровьем не жалуюсь. До 73 лет на охоту ходил: на лису, куницу, зайца. За день пешком наматывал до 30 километров! Теперь на тренажере занимаюсь 5—7 раз в неделю. Правда, программа у меня короткая — по 15—20 минут. Плюс скандинавская ходьба со специальными палками по селу — минут 40. Больше доктор не велит — чтоб давление не зашкалило. Есть у меня небольшие проблемы с сердцем.

Небольшими проблемами Кухлевский называет перенесенную им операцию на сердце. Но говорить об этом, как и о проблемах, не любит. Потому что уверен: человек не должен распускаться и жалеть себя:

— Нужно просто слушать свой организм, вести здоровый образ жизни и уметь находить позитив в каждом дне. Я вот на гармошке играю. Ей уже лет 70 — раритет! Кстати, на деревенские свадьбы, хоть меня частенько звали, ходил редко. Там же выпивать принято, а я ни водку, ни папиросы не уважаю. И отца своего, заядлого курильщика, в свое время уговорил бросить эту заразу.

Здоровьем Иван Николаевич дорожит. Не ест жирное, жареное, соли — по минимуму, налегает на полезные овощи и фрукты. И много работает:

— Это на пользу и душе и телу. Я с детства к нелегкому крестьянскому труду приучен. Мать Анна Андреевна всю жизнь проработала в совхозе свинаркой, дояркой, батька Николай Васильевич — плотником. Знатный был мастер, вся округа его знала: срубы людям ставил, бочки, корыта делал, печь мог сложить. В 1950-е годы Круча большим селом была, одних коров два стада, больше 150 голов. А сейчас ни одной буренки на личном подворье, хотя в селе 22 «живые хаты».

Большое личное хозяйство — корову, коня, овец, гусей, кур — и семья Кухлевских держала. Она ж большая была — четверо детей.

— Трое, включая меня, появились на свет до войны, — уточняет Иван Николаевич. — Один из старших братьев уже умер, другой далеко — на Сахалине, младшая сестра — в Орше. С ними, с дочкой Наташей, живущей в Борисове, родней из Москвы я постоянно на связи. Общаемся по Viber. Иногда засиживаемся в интернете до 12, а то и до 3 ночи. Днем времени нет: у сельского жителя хлопот невпроворот.

Работа на земле дает силы

Хозяйственный Иван Николаевич ни корову, ни свиней уже не держит. Но есть куры, огород, парник, где он выращивает овощи, из которых ставит на зиму заготовки:

— Отец сызмала учил ходить за плугом, косить, чинить технику. И я не представляю, как можно день валяться на диване у телевизора. Работа на земле дает мне силы, наполняет позитивом. Еще пацаном отучился в школе механизаторов, потом в армию пошел. Служил в ГДР, был радиотелеграфистом. И теперь что хочешь вам могу отстучать на морзянке. Кстати, мне предлагали там остаться сверхсрочником, но я отправился в Донецк на шахту. Работа тяжелая, требует выносливости не только физической. Психологически тоже непросто находиться целый день глубоко под землей. К тому же там случаются обвалы… Уволился после того, как погиб один из моих коллег. Впрочем, не только это было причиной. Меня тянуло на родину, в село, где остались близкие. Вернулся и ни разу об этом не пожалел.


На родине Кухлевский устроился в совхоз «Круча» водителем. Был трактористом, механизатором. «Рабочих рук не хватало, вот и задействовали меня и на уборочной, и на посевной. Родному хозяйству я не изменил ни разу, 38 лет до пенсии там трудился и еще два года после, — улыбается Иван Николаевич. — Кстати, за все это время ни разу не брал полноценный отпуск. Если и отдыхал, то максимум неделю».

В поле брал Иван Николаевич дочку:

— Моя супруга Клавдия, с которой мы прожили душа в душу 52 года (ее не стало в прошлом году), работала в совхозе бухгалтером, потому единственного ребенка то она в кабинет вела, то я — в кабину трактора. В три года Наташка впервые, сидя у меня на коленях, за руль взялась. А в 13 уже самостоятельно могла рулить грузовиком! Кстати, у нее есть легковая машина. И она каждые выходные ко мне из Борисова за 90 километров вместе с внучкой приезжает.

Дочка и внучка Аннушка много раз уговаривали Ивана Николаевича переехать к ним, в город, в благоустроенную квартиру. Но у него один ответ: круче его Кручи места нет. Тут его корни, и хату, что своими руками строил, бросать жаль. А чтобы не скучать в одиночестве, Кухлевский этой осенью устроил на базе собственной хаты «зимовку» — пригласил к себе односельчанку — дальнюю родственницу. Вдвоем, говорит, будет веселее…

— Глядишь, и на тренажер ее посажу. Пока она его боится, стороной обходит, — подтрунивает Кухлевский. — Но я-то знаю, главное — попробовать. А втянется, придется график составлять: кто когда на нем педали крутить будет!

kislyak@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: САЗОНОВ Андрей