Сельская газета

Кризис совести как фактор антикризисного управления

Пока за дело не возьмутся люди, антикризисный бессилен

СОГЛАСИТЕСЬ, часто приходится слышать упреки, что, мол, сельское хозяйство стоит на коленях потому, что настоящих агроменеджеров нет. Особенно антикризисных, на плечи которых легла непростая задача — вытащить из экономической ямы убитое кем-то хозяйство. Сколько претензий, требований, нравоучений им доводится слышать в свой адрес, сколько я их слышала сама от тех, кто стоит в сторонке и не работает, а лишь советует. Но как по мне, так это однобокий взгляд на ситуацию и желание переложить проблему с больной головы на здоровую.

КОГДА антикризисный управляющий приходит в хозяйство, в его арсенале нет волшебной палочки. Зато есть разобранная техника, производство, уходящее в жирный минус, и попытки бежать за деньгами вдогонку. Естественно, придется не просто постараться, а вкалывать от зари до зари, вертеться словно ужу на сковородке. Многие антикризисные, поверьте, так и впахивают. А толку нет. Потому что и сами работники хозяйства должны при появлении руководителя хотя бы для приличия встать и палец о палец ударить. Но то, что я увидела и услышала в одном из хозяйств Могилевской области, повергло в шок.

«Что ж вы от него хотите? Молодой ведь. Что он показать может!» — фраза, прозвучавшая из уст экономиста в ответ на вполне безобидный вопрос, мол, как чувствуете себя с приходом антикризисного управляющего, стала приговором для последнего, который в хозяйстве всего четыре месяца работает. Причем подкрепленным цифрами: производство молока упало, кормов нет, скот больной, рентабельность молока с большим минусом. И так обо всем, и ни одного хорошего слова.

И я было повелась на эти жалобные «стоны», решив, что наболело у людей, вот они свежему человеку все как на духу и выкладывают. Смущало, правда, вот что: если ты такой неравнодушный экономист и бухгалтер (именно с ними я и беседовала), то почему ни одной цифры в памяти нет? Почему проблемно центнеры в тонны перевести, в каком журнале хранится отчетность? В этом антикризисный виноват? И в том, что закуплены и установлены фильтры дополнительной очистки молока, около ста тысяч рублей весной затратили на ремонт посевной и кормоуборочной техники, фермы, наконец, огородили, а производство молока упало лишь потому, что комбикорма не на что было купить, тоже? Или дело в том, что свежий человек решил расшевелить застоявшееся уютное болото, потребовал настоящей работы, а не ее видимости? Моим собеседницам этого, похоже, не хочется, вот и поливают почем зря человека, у которого взгляд на жизнь совершенно другой. Такой, где ветврач в костюмчике и белой рубашке не будет играть в конторе в компьютерные стрелялки, когда в стаде маститных коров почти половина.

Антикризисный менеджер позже мне признался: как только стал туже закручивать гайки, наказывать рублем за разгильдяйство, они, словно ежики, выпустили иголки и стали клепать один за другим доносы в исполком.

Обидно, но это, говорит, меньшее зло. А вот большее… Ломает голову, как убедить людей, что преобразования для их же блага, — раз, и разобраться с молокозаводом — два. Если с первым планирует справиться своими силами («Неужели они, наивные, полагают, что им, лоботрясам, все на блюдечке принесет инвестор, которому, может случиться и так, не будет никакого дела ни до людей, ни до производства?»), то со вторым без вмешательства вышестоящих лиц не обойтись. Дело вот в чем. После многочисленных возвратов молока с местного молокозавода отремонтировали, почистили, довели до совершенства оборудование. И все оказалось зря — молоко возвращали как некондиционное. Утром. А вечером оно уже шло первым сортом! Такая канитель надоела, возят сырье в соседнюю область, продают уже высшим сортом. Спешу заметить, люди и технология остались прежними. Вот и задается управляющий вопросом: не пора ли создать независимую лабораторию, чтобы отстаивала права производителей, для которых молоко порой единственный источник финансирования?

Надеюсь, вы понимаете, почему я не назвала ни хозяйства, ни конкретные фамилии — потому что ситуация довольно типичная. Новые идеи и неместные люди во главе хозяйства сродни чужеродному элементу и очень часто вызывают отторжение, так как рушат устои, которые зачастую и становятся существенной помехой на пути развития. А тут еще экономический фактор усугубляет ситуацию. Впору бы обрадоваться, что хоть кто-то готов взяться за гуж — нет же, палки в колеса будут ставить. Но, несмотря на подобное противостояние, худо-бедно, а процесс идет: например, два хозяйства, восстановившие платежеспособность, уже вычеркнуты из списка банкротов, еще свыше 30 показывают уверенную динамику роста производственных и экономических показателей. Даже этот антикризисный управляющий нашел деньги на ремонт техники и оборудования — как говорится, было бы желание. А там, гляди, и единомышленники появятся — перед хорошей зарплатой никто не устоит.

syritskaya@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости