Сельская газета

Крестьянская мелодия

Заметки провинциала
В ТОТ момент, когда увидел ее с косой в руках, ожила давняя претензия к некрасовскому восторгу. Ну, дескать, какова наша баба — «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». Делая акцент на физических кондициях, как бы отказывал ей в главном параметре — женственности. Качестве прекрасном и самодостаточном. Если и не полностью, то как бы стушевывал его. А зря…

Вот и это случайное знакомство показало: ошибочка вышла. Моему знакомому косарю семь десятков лет с хорошим хвостиком, а упомянутый хрестоматийный образ никак не вырисовывался. Особенно после того, как около получаса с ней поговорили. Симпатичная, женственная (!) и, как мне показалось, неосознанно кокетливая. Впрочем, как любая настоящая женщина.

А коса зачем? Муж несколько лет назад умер, а некоторые мужские работы в деревне никто не отменял. Например, постоянное противостояние буйному росту жадной до жизни травы. Тем более порядка не только сельский Совет, но и душа требует. Тут еще дочка на пару дней приехала, чем не подмога…

Пока в ожидании младшей «за жизнь» беседовали, и зазвучала «мелодия» трудолюбивой крестьянки. Почему выбран такой музыкальный термин, станет понятно чуть позднее.

Много-много лет назад, почти сразу после войны, не кого-нибудь из «аксакалов» звеньевым по льну да кок-сагызу выбрали, а ее, совсем-совсем молоденькую, почти девчонку…

С той поры, по собственному признанию, и сделала главный вывод: в расчет брать только результат, а не слова. Критерий в одинаковой степени убедительный для всех. После этого не удивляет, что именно на ее доме долго висела ко многому обязывающая табличка «Дом социальных услуг». Значит, не кто-нибудь, а она, активная и неравнодушная, была координатором общих усилий по решению бытовых и всяких прочих людских нужд.

Между послевоенной девушкой и нынешней пенсионеркой — дорога длиною в жизнь. Не марафон в одиночку, а действительно жизнь. С людьми и для людей. Не только по критериям деревенского бытия достойная благодарности и уважения.

После первых же минут общения понял: с ней не нужны высокие слова, трескучие фразы. Они излишни, как театральный бинокль в сельском клубе. Смысла жизни она никогда специально не искала. Просто находила, ни на момент не отвлекаясь на сопутствующую фразеологию. В семье, детях, ежедневных отношениях с людьми, работе. Не рискну утверждать, безоговорочно любимой. Достаточно того, что важной, нужной, ответственной… Даже сегодня, через столько лет с несомненной внутренней радостью заметила:

— Был момент, мне областной слет передовиков аплодировал…

Тогда ей за высокопроизводительный труд вручали почетную грамоту.

Аплодисменты давно смолкли, а жизнь продолжается. Правда, не очень богатая событийно. В деревне сегодня едва двадцать домов наберется. А ведь еще в девяностых века прошлого местные сельчане минимум в ста пятидесяти домах проживали. Рождались, ходили в школу, заводили семьи, детей воспитывали…

Про гармонистов вспомнила. Мол, когда в настроении были, такие «коленца» выдавали, что только держись! Они даже в соседних селах нарасхват были.

Ну а что все в прошлом, так что тут сделаешь. Бывают ситуации, когда самое разумное подчиниться и логике, и естественному ходу жизни. Остается же некая душевная энергетика. Кстати, она явно ощущалась в разговоре. Том, главный вывод которого можно обозначить, скажем, так. Если нет социальной перспективы у небольшой деревушки, то личная всегда остается у отдельного человека.

В тот очень приятный для меня момент хотелось верить, что хороших людей Всевышний творит в хорошем же настроении. Что хоть люди в чем-то основополагающем похожи друг на друга, но каждый из них своеобразен и неповторим чем-то, присущем только ему.

Пока разговаривали, пришла дочь. На прощание поинтересовался:

— Хозяйство-то большое?

— Да какое там хозяйство? Смех один… Четыре куры, два кота, собака и я небарака.

Смех смехом, а, как призналась, по весне посеяла 50 приусадебных соток. Площадь поровну разделили рожь и картошка. А уж что делать с ними, тоже знает. Четверо детей все-таки.

…Теперь про упомянутую в начале мелодию. Есть у нас в местечке громаднейшее дерево. Издали кажется спокойным и безмолвным. В максимальном же приближении как бы поющим. В основном за счет ветра и в сезон целого хора птичьих переливов.

Не так ли и с иными людьми. Издалека вроде спокойный, негромкий человек. Узнаешь поближе — сколько же там всяких мелодий! Именно такая ассоциация воскресла в душе моей после встречи с милой деревенской женщиной.

г. Глуск
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости