Красивая жизнь кавказского «гастарбайтера» сгорела в пламени костра

Кто злодей, а кто потерпевший? Нелегко было следствию ответить на этот вопрос после нашумевшего ЧП.
Кто злодей, а кто потерпевший? Нелегко было следствию ответить на этот вопрос после нашумевшего ЧП. Недавно Минский областной суд огласил приговор по нашумевшему делу бывшего директора частного унитарного предприятия «Бобрский спиртзавод» (Крупский район) Тамази Горгадзе. Этот 63-летний уроженец Лагодехского района Грузии был приговорен к девяти годам лишения свободы в исправительной колонии усиленного режима с конфискацией имущества и лишением на пять лет права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Его подчиненный, бывший начальник отдела снабжения и сбыта спиртзавода Олег Лупеко, получил на 2,5 года меньше. Приговор был обжалован в Верховном суде, но остался без изменений. Правда, по году обоим заключенным «скостила» подоспевшая амнистия. Жаркие события, приведшие наших «героев» на скамью подсудимых, произошли в конце 2003 года. Тогда, перед самым Новым годом, так сказать, «под елочку», вспыхнул инцидент местного значения, которому тут же суждено было «разгореться» на всю республику. Бывший работник спиртзавода, отец двоих детей Владимир Карпека, отчаявшись дождаться, когда же ему, наконец, выплатят его честно заработанные (ждал почти год), пришел в офис к Тамази Михайловичу и, облив себя бензином, щелкнул зажигалкой. Случайно или нет, но бензин попал и на Горгадзе, который также загорелся, как новогодняя елка. В результате все праздники и еще долго после них оба с ожогами различной степени тяжести провели в больнице (в соседних палатах), а в отношении «камикадзе» прокуратура возбудила уголовное дело по статье 147 УК – «Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения способом, носящим характер мучения или истязания» (позже действие было переквалифицировано в «Умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения»). В непростой ситуации оказались сотрудники прокуратуры Минской области, когда с одной стороны — праведный гнев (предприятие задолжало человеку и не спешило с отдачей более 2 миллионов рублей), а с другой — зарвавшийся начальник, которому и дела нет до своих подчиненных. Следователи сами оказались в затруднении: кто же злодей, а кто потерпевший?.. Неоднозначность ситуации понимали и судьи Крупского района, где рассматривалось дело «народного героя» Карпеки. Не судить – нельзя: преступление есть преступление. Но и сурово наказывать жертву как-то негуманно. Видимо, поэтому приговор был, можно сказать, символичен: два года исправработ с удержанием 20 процентов заработка. Однако было понятно, что точку ставить рано. Зарево новогоднего «костра» осветило весь Крупский район. Вот уже и директором занялись компетентные органы. На основании собранных материалов управление предварительного расследования УВД Минской области возбудило уголовное дело по статье «Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями в особо крупном размере»… Вместе с директором к старшему следователю Евгению Жорову ездили и другие должностные лица предприятия. И постепенно обнаруживалось, что занималось начальство всем «помаленьку». Через одну минскую фирму директор с товарищами обналичивали и набивали карманы десятками миллионов рублей. Чтобы скрывать махинации, в официальные документы вносились ложные сведения и записи. На завод оформлялся несуществующий рабочий, так называемая мертвая душа, за «трудодни» которой деньги получал сам директор. Под видом нового оборудования закупалось старое, списанное, цена которому – пшик. Например, передвижная электростанция в 50 кВт 1964 года выпуска, которая свое давно «отпахала» и на новом месте ни разу после приобретения даже не заводилась. Когда обман с электростанцией стал слишком бросаться в глаза, решили у борисовских военных приобрести станцию поновее, 1990 года выпуска. Да только не успели, ибо милиция «свалилась» как снег на голову. — По делу проводилась соответствующая ревизия, — вспоминает следователь Евгений Жоров, — и кроме указанных фактов, постепенно обнаруживались другие злоупотребления со стороны руководителя, главбуха, главного экономиста, других должностных лиц. В июле 2004-го возбуждается уголовное дело за хищение в крупном размере из кассы завода, вслед за этим делом – еще несколько. Кроме того, Департамент финансовых расследований в отношении директора и ряда должностных лиц спиртзавода возбуждает сразу 9 уголовных дел по статье «Выманивание кредита или дотаций»… Фигурировала цифра, превышающая 100 миллионов рублей. Любопытно то, что к уголовной и административной ответственности директор несколько раз привлекался и ранее борисовским и крупским судами за занятие незаконной предпринимательской деятельностью, но отделывался штрафами. Корни зла уходят в 2001 год, когда Горгадзе объявился в Беларуси. Почти сразу же, не будучи даже гражданином республики, 60-летний грузин назначается директором Бобрского спиртзавода – детища колхоза «Бобр». Это было двойное нарушение. По Закону «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь» иностранцы и лица без гражданства, временно проживающие на территории нашей страны, имеют право заниматься трудовой, хозяйственной или иной деятельностью только при получении специального разрешения, выданного госорганами, уполномоченными на то Совмином. Но ни в миграционную службу, ни в Министерство труда Беларуси за получением такого разрешения Горгадзе не обращался. В то же время по Закону «О внешней трудовой миграции» для трудоустройства Горгадзе колхоз «Бобр» должен был получить специальную лицензию, дающую право заниматься деятельностью, связанной с привлечением в Беларусь иностранной рабочей силы. Однако в миграционную службу за такой лицензией также никто не приходил. Окружение Горгадзе по некомпетентности и незаконности было под стать ему. Например, главбух – без соответствующего экономического образования, начальник снабжения Олег Лупеко и вовсе человек без прописки, принятый на работу без паспорта и трудовой книжки… Летом 2001-го Горгадзе обретает временную регистрацию в Минском районе и женится на работнице спиртзавода. Еще через какое-то время руководитель спиртзавода становится и исполняющим обязанности председателя правления хозяйства «Бобр», что также недопустимо. СПК ему выделяет дом усадебного типа в деревне Соколовичи, в который Тамази Михайлович из Грузии «выписывает» своего сына, а с ним – друга Акакия Котеевича. Дом быстро и со вкусом обустраивается. Мягкая мебель, кухня, велюровая кровать, холодильник, телефон, столовая посуда, во дворе – мангал… Все – за счет завода и заводчан. Немудрено, что предприятие частенько простаивало, имелись задолженности по выплате зарплаты. Народ роптал... Стремительный карьерный и социальный рост Тамази Михайловича был остановлен одним щелчком зажигалки. Исследуя белорусский период «жизни и творчества» Горгадзе, можно сказать, что приехал он в наши края на заработки. Следователь Евгений Жоров докопался до многих нюансов личной и общественной жизни кавказского «гастарбайтера», который и сам красиво жил, и регулярно на некий валютный счет в Тбилиси переводил доллары, украденные у белорусского государства. Предполагается, что валюта шла его бывшей жене и на обучение дочери, студентки московского вуза. Таким образом, за пару лет в Грузию было перекачано как минимум 16 тысяч «зеленых». Как оказалось, в начале июня 2004-го Горгадзе изготовили фальшивую справку Посольства Грузии в Российской Федерации о выходе в 2001 году из гражданства родной страны. Документ он представил в ОВИР Крупского РОВД — вид на жительство вскоре был в его кармане. А после больницы собрался Тамази Михайлович в отпуск в родные края (а по некоторым данным – в бега), но следователь Жоров вдруг возбуждает в отношении его уголовное дело — сын гор становится невыездным. — Еще бы пару дней, — уверен следователь, — и поминай как звали… Говорят, если звезды зажигают, значит, это кому-то нужно. В настоящее время по материалам проверки, выделенным следователем Евгением Жоровым в отдельное производство, прокуратура Минской области возбудила уголовное дело в отношении одного из должностных лиц Крупского райисполкома. У милиции имеются основания предполагать, что ответственный исполкомовский работник и был той самой горгадзевской «крышей». Являлся непосредственным куратором грузина, относился к нему по-отечески, «презентовал» даже ему свою «Волгу», всячески защищал директора спиртзавода, когда тому пришлось туго… Следствие продвигается с трудом, в адрес руководства Крупского РОВД звучат предупреждения, но следователи продолжают делать то, что обязаны, — выводят предполагаемых коррупционеров на чистую воду. Добавим также, что в настоящее время за незаконное пересечение государственной границы уголовное дело возбуждено в отношении гражданина Азербайджана. С января 2003 года этот человек без белорусского гражданства так же, как и Горгадзе, жил в Беларуси и руководил хозяйством «Журавы» в том же Крупском районе.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...