Кошки, клоун и любовь

Юрий Куклачев рассказывает, как кошки помогают сохранить молодость

«Без кота и жизнь не та», — смеется народный артист РСФСР Юрий Куклачев. Знаток кошачьей психологии и основатель собственной театральной империи точно знает, о чем говорит: в его московском доме иногда живут до 50 (!!!) хвостатых и усатых артистов. Правда, в основном те, кто служить театру в силу возраста уже не может. Век кошачьей славы значительно короче человеческого. А вот те четвероногие, которые до сих пор активно трудятся и разъезжают по гастролям, в доме Куклачева, вопреки расхожему мнению, не квартируются. Для них в Театре кошек на московском Кутузовском проспекте имеются собственные апартаменты со всеми удобствами. Впрочем, познакомиться с самыми звездными воспитанниками театра белорусы могут, не выезжая за пределы Минской кольцевой. 20 и 21 октября в Центральном доме офицеров наследник и продолжатель звездной династии Дмитрий Куклачев, старший сын народного артиста, представит новую шоу–программу «Клоун и кошки». Сам Юрий Дмитриевич в Минск, увы, не приедет. Работа в театре и уроки в «Школе доброты» сейчас занимают все его время.



— Давайте сразу о главных заблуждениях в отношении кошачьих. Правду говорят, что кошки лечат?

— А то! Не просто лечат, но и помогают восстановить внутреннюю гармонию, снять стресс, понизить давление. А еще напитывают своей энергией. Как думаете, почему я так молодо выгляжу? Ответ простой: я работаю с животными, которые дают мне колоссальный прилив сил. При любом недуге все члены нашей семьи сразу идут к кошкам. Они облепят со всех сторон, замурлычат — и через некоторое время боль проходит. А вы знаете, что мои питомцы не раз спасали мне жизнь? Например, когда мы были в Японии, наша всегда ласковая и послушная кочешка вдруг дико заорала, вырвалась из рук и побежала на улицу. Мы, естественно, сразу за ней. Тут началось землетрясение, в результате которого рухнул дом, где мы находились. Кошки вообще хорошо чувствуют все погодные и природные катаклизмы. Раньше моряки часто брали их с собой в плавание. И не только для того, чтобы они ловили грызунов, но и предсказывали погоду. Так, например, низкое атмосферное давление — частый предшественник штормов — делает кошек нервными и беспокойными.

— Считается еще, что кошки не поддаются дрессировке. Как в таком случае вам удалось заставить барсиков и мурзиков так складно и ловко выполнять головокружительные трюки?

— Вообще, слова «дрессировка», «дрессировщик» это не про меня, и в отношении нашего театра их употреблять некорректно. Однако кошки действительно плохо поддаются дрессуре, и главная ошибка здесь — пытаться заставить их подчиниться воле человека. Подчиняться могут, например, лошадки. Именно поэтому их так часто берут в цирковые номера. А кошка — животное гордое, независимое, обидчивое, служить человеку никогда не будет. Поэтому я выбрал другую тактику: не кошка подчиняется мне, а я ей. В этом в общем–то и есть секрет успеха. То, что наши кошки выполняют такие сложные трюки и упражнения, говорит о том, что они чувствуют себя в роли артистов театра очень комфортно. Если животное боится или запугано, оно никогда не выйдет на сцену. Поэтому подход здесь может быть только один — нежность и любовь. Никаких кнутов — только пряники. Насилие кошки категорически не признают.

— Дайте в таком случае пару практических советов кошатникам: с чего начать, как научить своего любимца простому, но эффектному трюку?

— Тут можно привести аналогию с детьми. До 5 лет ребенок — это маленький король, которому ни в чем нельзя отказывать. Если его постоянно одергивать, запрещать, это нарушит его психику и может аукнуться спустя много лет. А вот уже после пяти лет важно научить его, что, кроме слова «дай», есть еще и «отдай». Если все сделать правильно, то он сразу начнет отдавать маме свою любовь, нежность, потихоньку начнет превращаться в человечного человека, простите за тавтологию.

То же самое касается кошки. Первое время важно ей все разрешать и параллельно подмечать, что она может и умеет. То есть для того чтобы научить чему–то, она сама должна предложить вам то, что ей нравится и что интересно. Мы наблюдаем за животным очень долго, несколько месяцев. И только потом в зависимости от возможностей и характера кошки придумывается определенный трюк, который за ней закрепляется. И повторюсь, главное в деле воспитания — это любовь и доброта.

— Этому вы учите в своей «Школе доброты»?

— В том числе. Работа с кошками помогла мне обнаружить тайну воспитания. Это язык, на котором говорит все живое, — язык чувств. На его основе я разработал ряд образовательных проектов для взрослых и детей, которые предназначены родителям, педагогам, руководителям учебных проектов и центров, а также всем, кому интересно с детьми. 

— По вашим стопам пошли сыновья Владимир и Дмитрий. Одного из них мы увидим осенью в Минске. Вовлечь детей в семейное дело — ваша идея?

— Нет, каждый из сыновей пришел к этому своим путем. Первым приобщился Димочка, который окончил училище циркового и эстрадного искусства, а потом стал артистом и моим заместителем. И это, кстати, он придумал спектакль «Клоун и кошки», который мы покажем в Минске. Младший сын Володя окончил академию балета, танцевал за рубежом. После окончания карьеры присоединился к нашему коллективу. Дочь Катя — художница, также работает в театре и рисует — кого бы вы думали? — кошек, конечно! Так все вместе мы создали классный театр. И я ими — и семьей, и театром — очень горжусь.

leonovich@sb.by

Фото РЕЙТЕР
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...