Конфликт интересов

О чем яростно заспорили полевод и директор

Вопрос начисления и выплаты зарплаты сегодня на особом контроле государства. Поэтому, когда в редакцию «Сельской газеты» пришло письмо от полевода Николая Стахаевича из ОАО «Куритичи» Петриковского района с просьбой разобраться в правильности ее начисления, корреспондент немедля выехала в хозяйство, чтобы на месте прояснить ситуацию.


В ПЕТРИКОВСКОМ райисполкоме жалоба вызвала недоумение:

— ОАО «Куритичи» — одно из наиболее крепких наших хозяйств. Средняя заработная плата здесь самая высокая из всех сельхозорганизаций района, 464 рубля, тогда как в среднем по району 334, — знакомит с обстановкой заместитель начальника районного управления сельского хозяйства и продовольствия Василий Ковальский. — Выплачивают деньги вовремя. Молодые специалисты после обязательной отработки здесь остаются, это тоже о многом говорит.

Тем не менее вместе с главным экономистом управления сельского хозяйства и продовольствия Алесей Полторан отправляемся в ОАО «Куритичи». Директор Светлана Бруяко не отрицает: зарплаты у полеводов и в самом деле невысокие, но, во-первых, полеводы во все времена зарабатывали значительно меньше, чем, скажем, доярки или механизаторы. Во-вторых, зарплата у специалистов в местной конторе зачастую еще ниже. Так что говорить о том, что полеводы на каком-то «особом счету», не приходится:

 — Конечно, операторы машинного доения зарабатывают и по 700 рублей, и даже больше. Хорошая зарплата у телятниц. Но каждый работник получает в зависимости от своей производительности труда. Надоила или получила высокие привесы — заработала деньги. Расценки по полеводческим работам, увы, низкие. Но люди, которые хотят заработать, могут это сделать. У того же Николая Васильевича, как работника добросовестного, ответственного, набегает больше 300 рублей.

Первая претензия, которую высказал в письме Николай Стахаевич, — это оплата часовой тарифной ставки первого разряда при повременной оплате труда. Кому-то из полеводов час тарифицируется по 70 копеек, другим — от 90 до 1 рубля 30 копеек.

— Оплата зависит от разряда, к которому относится каждая работа. У полеводов она самая низкая — с первого по четвертый. А также от выполнения норм работы. В зависимости от вида работ и тарифицируется почасовая оплата, — рассказывает Светлана Бруяко. — Из-за этого и разбежка в оплате часа.

Также в письме читателя речь шла о недоплате заработной платы до минималки, которая сегодня составляет 239 рублей 18 копеек.

— Закон говорит однозначно: доплачивать до минимальной заработной платы необходимо только тем работникам, которые были заняты полный месяц при выполнении установленной нормы труда. Человек может выходить на работу 31 день в месяц, а трудиться всего, скажем, по 4—5 часов — в результате обязательные часы не выработать. В этом случае доплачивать до минимальной заработной платы ему нельзя, — снова поясняет директор.

В подтверждение своих слов она приводит ведомость. Зарплаты в полеводческой бригаде и впрямь разнятся более чем в два раза: от 160 рублей с хвостиком до 350. Почему такая разбежка, видно хорошо: тот, кто заработал больше всех, отработал за 30 дней 242 часа. Тот, у кого за 18 дней набежало 164 часа, получил всего 160 рублей. И дотягивать до минималки здесь невозможно: 26 необходимых в июле дней не отработано.

Проблема еще в том, объясняет экономист ОАО «Куритичи» Юлия Ерш, что в хозяйстве слишком много полеводов: 12 вместо 6, и далеко не всем хватает работы, но все же они имеют хоть какой-то заработок. Как планируют выходить из ситуации? Есть в бригаде люди, которые в скором времени уходят на пенсию. Кого-то переведут в животноводы. Сейчас наращивают поголовье на новом комплексе, и там в скором времени понадобятся рабочие руки. Кстати, в зарплате они только выиграют. К примеру, Юлия Герасименко два месяца назад перешла работать в телятник, Наталья Бовсун стала оператором машинного доения — женщины зарплатой своей довольны и возвращаться в бригаду не хотят.

Следующий вопрос — расценки за виды работ. «Один метр квадратный ручной побелки животноводческих и других помещений по рекомендуемым расценкам составляет 19 копеек. Нам платят значительно ниже», — привел пример в письме Николай Васильевич.

— На каждый вид работ в самом деле есть определенные расценки, они регламентируются документом «Нормы выработки и расценки на ручные работы». На их основе в каждом хозяйстве разрабатываются свои, — комментирует Светлана Бруяко. — К примеру, побелка помещений ферм вручную у нас стоит 8 копеек за метр квадратный, если белить мелом, и 11 копеек — известью. Выбрасывание навоза со станка с погрузкой на транспортное средство — 2 рубля 59 копеек за тонну. Все эти нормы людям известны, они знают, за какую работу сколько платят. Сегодня полеводы трудятся на зернотоке. Перелопачивание зерна стоит 29 копеек за тонну, протравливание — 1 рубль 74 копейки.

О том, что с расценками они знакомы, подтвердили и коллеги Николая Стахаевича по полеводческой бригаде. Но он с таким положением дел не согласен:

— Эти расценки только в папках в конторе. В свободном доступе, например на информационном стенде, их нет.

Что ж, замечание, на мой взгляд, вполне резонное: работник должен или ознакомиться с таким документом, что называется, под роспись, или иметь возможность уточнить необходимую информацию в любой момент. Информационный стенд для таких случаев подходит как нельзя кстати.

Еще одна проблема — расчетные листки. Их работники на руки получают. Здесь указано количество отработанных дней и часов и соответственно итоговая зарплата. Но на квиточках не указано, за какой месяц произведены расчеты. И как в случае чего доказывать свою правоту работнику?

Возник вопрос и относительно оплаты в выходные дни.

— Я не против работать сверхурочно и в выходные дни. Но дайте мне соответствующий приказ, — снова резонно замечает Николай Стахаевич.

Директор ему не менее резонно отвечает:

— В хозяйстве шестидневка. Об этом есть приказ. На каждый месяц прописывается норматив отработанных рабочих дней и количества часов. К примеру, в июле нужно было отработать 26 дней. Если справляешься с этим нормативом — все, что сверх этого, оплачивается в двойном размере. Но это не означает, что, если человек вышел на работу в воскресенье, он получит двойную оплату. Ведь он мог до этого не выполнить свою норму. Двойная оплата — только сверх нормы.

Есть в «Куритичах» и приказ о привлечении на работы в выходные дни. На период уборки и доработки зерна воскресенье считать рабочим днем, работу в две смены — сверхурочной, которая согласно законодательству оплачивается в двойном размере либо предоставляется отгул в другой рабочий день, сказано в нем. Однако Николай Васильевич уверяет, что с приказом ни его, ни других работников под роспись не ознакомили. Возможно, в контексте битвы за урожай это не кажется такой уж большой промашкой, но я твердо убеждена, что соблюдение закона обязательно для всех, что рабочему человеку, как никому другому, его права и обязанности должны быть разъяснены от и до.

ЗАТРОНУЛ Николай Стахаевич и организацию учета рабочего времени. Он уверяет, что в июле выходил на работу на протяжении 31 дня. Значит, двойную оплату должен получить за 5 выходных дней, а в расчетном у него прописаны только 27 дней — 211 часов.

Начинаем выяснять. Ежедневно справки о выполненной работе составляет бригадир Галина Бурнова. Она записывает, кто, где и сколько времени трудился. Если кто-то из полеводов работал на других объектах, справки, соответственно, выдаются там, на их основании потом составляется табель. Пересмотрев вместе с директором и представителем райисполкома все справки и сверив с табелем, обнаруживаем, что отсутствует одна, за 3 июля. В этот день Николай Васильевич трудился на ферме в Заболотье, насколько помнит, откачивал канализацию. Это подтверждают и бригадир, и другие работники, с которыми мы встретились на зернотоке.

— В самом деле, — соглашается директор, — по какой-то причине из Заболотья не поступила справка. Без сомнения, за этот день Николай Васильевич должен получить оплату в двойном размере.

Делаю вывод: учет рабочего времени хоть и ведется, но сбои все же случаются. Снова пресловутый человеческий фактор. Да и утерянный рабочий день, вероятно, можно было найти без журналиста. Если бы стороны готовы были услышать друг друга. И сам работник, считаю, может и должен более настойчиво контролировать составление справок о выполненных работах.

Кстати, работу в остальные три дня сверх установленной нормы Николаю Стахаевичу подтвердить не удалось. Не вспомнили о том, где он мог быть, и его коллеги-полеводы. Но Светлана Бруяко обещает разобраться: если человек трудился в эти дни, документы обязательно найдутся, и ошибка будет устранена. С другой стороны, предполагает она, возможно, Николай Васильевич посчитал, что ему должны засчитать за отдельные дни то время, которое он отработал сверхурочно, когда трудился по 13 и даже 15 часов. Но, согласно приказу, на время страды это просто сверхурочная работа. За нее либо платят в двойном размере, либо предоставляют отгул в другой рабочий день. А засчитать это за два рабочих дня невозможно.

После общения с полеводами в ОАО «Куритичи» у меня сложилось мнение, что в большинстве своем они понимают: их зарплату невозможно приравнять к зарплате, скажем, телятницы или доярки.

Сам Николай Стахаевич тоже не в претензии непосредственно к руководству хозяйства. Дело, говорит, в принципе: «Выполняю любую работу, ни от чего не отказываюсь, стараюсь делать ее хорошо. Но я должен получить за это вознаграждение, а не искать потерянные дни. Во всем должен быть порядок».

И с этим трудно не согласиться.

bolshakova@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Анна
07.10.2016 12:46 0/0 Ещё
Хозяйств, где четко налажен контроль и учет рабочего времени -- единицы. И не потому, что там работают безответственные люди. Просто так повелось еще с советских времен. Не знаю, сколько должно пройти времени, чтобы все изменилось. Поэтому -- да, каждый сельчанин, если его волнует его зарплата, должен контролировать ведение журналов и прочих документов. Но наши люди все чего-то стесняются. А зря. Это их честно заработанные деньги!
Злой читатель
07.10.2016 12:57 0/0 Ещё
Слишком мягко автор написала. Человек не гнушается никакой работы, готов вкалывать без выходных, ни пьет, ведет добропорядочный образ жизни… Да на него руководство молиться должно! А оно не может зарплату ему как следует посчитать. Законно, напомню, заработанную нелегким трудом. Обидно за сельчан, обидно.
Злой читатель
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?