Компромисс с радиацией

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЕ производство на землях, загрязненных радионуклидами, в Беларуси ведется на площади свыше одного миллиона гектаров. Более чем за четверть века, прошедшего после аварии, крестьяне нашли своеобразный компромисс с радиацией. Благодаря известкованию, внесению повышенных доз калийных и фосфорных удобрений и целому ряду других защитных мероприятий они научились получать сельхозпродукцию, содержание радионуклидов в которой не превышает допустимых уровней. Но, по мнению специалистов, сегодня этого уже мало. Пришло время активных действий на загрязненных землях, чтобы получать от них большую отдачу: высокие урожаи, надои, привесы, причем с меньшими затратами. Что сдерживает развитие сельхозпроизводства в чернобыльских районах, какие существуют пути его интенсификации? Разобраться в этом попробовал корреспондент «БН» в серии материалов. И начнется разговор с рассказа о работе расположенного в Гомеле Института радиологии МЧС Республики Беларусь.

Можно ли повысить отдачу загрязненных Чернобылем полей?

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЕ производство на землях, загрязненных радионуклидами, в Беларуси ведется на площади свыше одного миллиона гектаров. Более чем за четверть века, прошедшего после аварии, крестьяне нашли своеобразный компромисс с радиацией. Благодаря известкованию, внесению повышенных доз калийных и фосфорных удобрений и целому ряду других защитных мероприятий они научились получать сельхозпродукцию, содержание радионуклидов в которой не превышает допустимых уровней. Но, по мнению специалистов, сегодня этого уже мало. Пришло время активных действий на загрязненных землях, чтобы получать от них большую отдачу: высокие урожаи, надои, привесы, причем с меньшими затратами. Что сдерживает развитие сельхозпроизводства в чернобыльских районах, какие существуют пути его интенсификации? Разобраться в этом попробовал корреспондент «БН» в серии материалов. И начнется разговор с рассказа о работе расположенного в Гомеле Института радиологии МЧС Республики Беларусь.

1. Атомный цветок

В надежде на государство

Логотип Института радиологии — цветок, у которого бутон изображен в виде значка, являющегося символом радиации. Он как нельзя лучше иллюстрирует современный подход к ведению сельхозпроизводства на загрязненных землях — необходимость искать компромисс с радиацией.

Сегодня защитные мероприятия выполняются повсеместно. Речь идет об известковании почвы, внесении калийных и фосфорных удобрений за государственный счет. Но здесь есть одна проблема. Азотные удобрения не являются протекторами радионуклидов. Более того, если внести их в повышенных дозах, то цезий-137 и стронций-90 начнут интенсивно накапливаться в растениях. Поэтому по Государственной программе преодоления последствий катастрофы на ЧАЭС бесплатной поставки этого вида удобрений не предусмотрено. С другой стороны, без азота невозможно получить хороший урожай большинства сельскохозяйственных культур. А у многих хозяйств недостаточно средств, чтобы покупать его за собственные деньги. Кроме того, разработаны и уже производятся новые, медленно действующие формы азота с гуматами, предназначенные именно для загрязненных Чернобылем территорий. И было бы неплохо, если бы государство хотя бы частично профинансировало их покупку.

Надо обратить внимание и на применение микроудобрений. Дело в том, что известкование, которое является одной из основных мер против поступления в растения радионуклидов (особенно стронция-90), одновременно снижает накопление ими микроэлементов. А это отрицательно сказывается и на количестве, и на качестве урожая. Поэтому ученые Института радиологии также предлагают, чтобы государство помогло с финансированием закупок микроудобрений хотя бы под основные культуры.

Новое внедрять не торопятся

Сейчас перед хозяйствами, работающими на радиационных землях, как и перед всей страной, стоит задача увеличения производства кормового белка. Ученые Института радиологии готовы внести свой вклад в решение этой проблемы. Они разработали рекомендации по возделыванию на загрязненных землях не только традиционных культур, таких как, скажем, клевер, но и еще недавно экзотических, а теперь все активнее входящих в практику — галеги восточной, лядвенца рогатого и некоторых других.

Например, бобовые культуры в связи с биологическими особенностями накапливают большее количество радионуклидов, особенно стронция-90. Но не все одинаково. И здесь надо бы прислушаться к рекомендациям ученых. А они говорят, что, например, накопление стронция-90 в клевере в 1,4 раза больше, чем в галеге восточной, люцерне и в 3,2 раза, чем в лядвенце рогатом. В смесях последнего с многолетними злаковыми травами этот показатель снижается по сравнению с клевером в 4 раза. Это ли не решение проблемы увеличения производства кормового белка с одновременным недопущением роста концентрации радионуклидов в кормах? Однако перспективные культуры галега и лядвенец пока медленно внедряются в чернобыльских районах.

— Решить эту проблему можно за счет оптимизации структуры посевных площадей, увеличения посевов бобово-злаковых травосмесей, — утверждает заместитель директора института Александр Подоляк. — В первые годы после аварии на Чернобыльской АЭС от них почти полностью отказались. Сейчас же благодаря многолетнему действию защитных мероприятий их посевы можно постепенно расширять. До аварии бобовые в структуре зерновых занимали 8—9 процентов, теперь только половину от того количества. А это отрицательно сказывается на качестве кормов. В ряде районов обеспеченность перевариваемым протеином в рационах составляет менее 60 процентов. В результате корм получается пустым. Это приводит к тому, что если в норме на производство одного килограмма молока надо затрачивать одну кормовую единицу, то на практике выходит две, что ведет к значительному увеличению себестоимости.

Теперь, считают ученые, плотность загрязнения полей радионуклидами спустя четверть века после Чернобыля уменьшилась, а структура посевных площадей почти застыла на уровне, который установился в первые годы после аварии. Время требует ее менять.

А если попробовать сорго?

Ученые подсчитали, что за последние 12 лет в чернобыльских районах уменьшилась продуктивность почвы, содержание гумуса в ней снизилось. Это связано с тем, что хозяйства увлеклись возделыванием пропашных культур, довели их в структуре посевов до 20—25 процентов, а в отдельных сельхозпредприятиях — свыше 30. К тому же для достижения бездефицитного баланса гумуса надо вносить в среднем на гектар 14 тонн органических удобрений. Сегодня же эта цифра составляет лишь 9 тонн.

Как можно справиться с дефицитом гумуса? Специалисты считают, что, скажем, после измельчения соломы во время уборки зерновых надо вносить по 20—30 килограммов действующего вещества азота на гектар. Если его не будет, микроорганизмы начнут использовать азот почвы для превращения соломы в органику. Повышать количество гумуса надо и путем внесения дополнительного количества навоза. Где его взять? Решить проблему намечают за счет строительства в Гомельской области шести новых свинокомплексов по 24 тысячи голов на каждом.

Ученые института рекомендуют для достижения необходимого уровня гумуса примерно на 20 процентов уменьшить посевы кукурузы на силос. Чем их заменить? Это можно с успехом сделать за счет некогда редких растений, которые в последнее время все активнее завоевывают наши земли. Речь идет о сорго, пайзе, суданской траве и других культурах, которые могут давать до 700—800 центнеров зеленой массы с гектара, что в полтора-два раза больше, чем кукуруза. К тому же их выращивание обходится значительно дешевле за счет экономии на средствах защиты растений. В последние годы хозяйства Брагинского, Хойникского, Ельского и Лельчицкого районов пробуют, правда, не так активно, как хотелось бы, высевать эти культуры. Однако большинство районов по инерции предпочтение отдают кукурузе. Хотя альтернативой ей вполне могут стать сорговые культуры.

— Преимущество их не только в хорошей переносимости засухи, — утверждает заведующая лабораторией агроэкологии Института радиологии Галина Седукова, — но и в том, что они долгое время остаются в зеленом виде, не перезревают, а значит, хорошо поедаются животными и дают нужную отдачу. Если кукурузу не убрать, скажем, за месяц, она начинает сохнуть. А сорговые культуры стоят зелеными до начала сентября.

Правда, с их уборкой нередко возникают проблемы. Скажем, суданская трава вырастает до четырех метров в высоту. И жатки современных комбайнов не справляются. Это надо учесть разработчикам новой техники.

Новая старая земля

Актуальная проблема последних лет — возвращение в оборот земель, выведенных из него сразу после катастрофы на ЧАЭС по радиационному фактору в связи с тем, что уровни загрязнения были очень высокие (более 40 Кu/км2 цезием-137 и более 3 Кu/км2 стронцием-90). Сейчас таких земель в нашей стране около 200 тысяч гектаров. Больше всего их в Брагинском, Кормянском и Чечерском районах. После проведения длительных исследований ученые Института радиологии пришли к выводу, что можно рассмотреть вопрос о возвращении в оборот примерно 15 тысяч гектаров, две трети из которых занимают пойменные земли. Именно на последних возникают немалые сложности, так как вероятность перехода радионуклидов в готовую продукцию там высокая, а защитные меры проводить почти невозможно. В этом случае ученые рекомендуют использовать поймы для пастьбы животных мясного направления или для сенокошения. Но животные, которые будут употреблять эти корма, в предубойный период должны получать на протяжении некоторого времени только чистые.

Однако при подготовке земель к возвращению в пользование возникает финансовая проблема. Прежде чем дать положительный или отрицательный ответ в отношении того или иного участка, надо провести его комплексное исследование, что требует затрат. Институт радиологии — организация хозрасчетная, у хозяйств для этого денег нет. Поэтому опять все с надеждой смотрят на государство.

Институт мог бы решать значительно больше проблем, связанных с производством продукции на чернобыльских землях, считает его директор Виктор Аверин. Но сдерживает то, что сельхозпредприятия для этих целей не имеют свободных денег. Вопрос можно было бы решить, если бы в Государственной программе по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС предусматривались средства на научное сопровождение внедрения инновационных проектов и законченных научных разработок в производство. Это непременно отразилось бы на развитии сельхозпроизводства на загрязненных территориях.

Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

Фото из архива Института радиологии

P.S. В следующих материалах редакция даст возможность высказаться тем, кто управляет процессом сельхозпроизводства и выращивает урожаи на загрязненных территориях.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости