Когда творчество не утомляет

Интервью с главным режиссером Драматического театра Белорусской армии Игорем Фильченковым

Даже самым выдающимся деятелям театра не дают медалей за выслугу лет. Право на бенефис надо заработать беззаветным служением Мельпомене. Потому тридцатилетие жизни на сцене – повод формальный. А настоящий – это выдающийся вклад в культуру главного режиссера Драматического театра Белорусской армии Игоря Фильченкова.

— Что такое тридцать лет? – озадачен вопросом виновник торжества. – Как вам сказать… Для юного лирического героя, наверное, это много. А для актера, влюбленного в свою профессию, мало. Я шел к ней достаточно долго. Склонность к лицедейству проявилась еще в детстве. Родился и вырос я в Минске, и самые яркие впечатления были от цирковых представлений, особенно нравились клоуны. И когда у меня спрашивали, кем я хочу стать, не задумываясь, отвечал: «Клоуном!» Но папа тогда мне объяснил, что это не просто смешной артист. Чтобы кого-то пародировать, надо все уметь – жонглировать, скакать на лошади, выполнять трюки на трапеции.

— И вы стали целенаправленно работать над собой?

— Да. С третьего класса я занимался спортивной гимнастикой. Есть в гимнастике вольные упражнения – на ковре выполняются разные акробатические трюки: рондады, фляки, сальто, пируэты, колеса… Все это под музыку. И вот этот спортивно-музыкальный ритм задал программу на всю мою жизнь. Гимнастика мне и сейчас очень помогает в профессии.

— Но клоуном вы все же не стали?

— Нет. Но я стал артистом, который сочетает и трагическое, и лирическое, и комическое. В молодежном театре, куда попал по распределению после БГТХИ, играл страстного Ромео, оборотливого Фигаро, пронырливого Кочкарева из гоголевской «Женитьбы». С 2004 года я служу в армейском драмтеатре. И здесь большинство ролей у меня другого плана – серьезные, мужественные, военные люди: капитан Леонович в «Воробьиной ночи» по Короткевичу, «Не покидай меня» — капитан Михасев, «Ты помнишь, Алеша…» — Комкор, в «Рядовых» — старшина Дугин. Мне это тоже нравится.

— Игорь Алексеевич, а образы военных, которые вы воплощаете, взяты из жизни?

— Скорее, из жизни – мое ощущение армии, а сами образы – это то, как я вижу и чувствую героя. Служил я еще при Советском Союзе – на Дальнем Востоке, у самой китайской границы. Был механиком-водителем танка. А еще в роте был запевалой, на барабане играл, выступал с монологами. То есть творчество не прекращалось и там.

— Вас часто видят с гитарой…

— Да, гитара всегда со мной, еще со времени школьных агитбригад. Помню, репетировали у одноклассницы дома, а ее папа режиссировал нашу постановку. И вот стоим мы посреди квартиры, человек восемь, и поем песню. Я по наивности думал, как Денис Кораблев, что, чем громче, тем лучше, и старался вовсю. Тут выходит из кухни мама девочки и говорит: «И кто же это так фальшивит?» Я сознался. А она мне: «Молодой человек, вам надо над собой работать». Да… Петь приходится на концертах (а мы часто ездим по гарнизонам, воинским частям, госпиталям, больницам) – и песни известных авторов, и собственные сочинения.


— А почему вы сказали, что долго шли к профессии актера? Судя по рассказу, вы всю жизнь на сцене.

— До того как это стало профессией, я успел окончить машиностроительный техникум, получить специальность «Технолог двигателей внутреннего сгорания», отслужить, поработать на моторном заводе. По вечерам, правда, играл – в народном театре юного зрителя на камвольном комбинате. И собирался поступать в театральный институт. Узнав об этом, руководитель театра сказал мне: «Понимаешь, это дело хорошее, если получается, а если вдруг не получается, то многие быстро ломаются и уходят из профессии». Но в 1984 году я все же поступил в наш БГТХИ, на курс Александра Ивановича Бутакова, прекраснейшего педагога по мастерству актера. А сценречь преподавал Илья Львович Курган. По окончании нас, человек девять, взяли в Белорусский государственный молодежный театр. 

— Игоря Фильченкова знают не только театралы. В кино вы сыграли более десятка запоминающихся ролей. А какая из них вам самому больше нравится?

— Наверное, та, что принесла мне первый ощутимый успех. Это доктор Клунин в комедийном сериале «Ускоренная помощь». Интересная работа. Съемки проходили в больнице скорой помощи. И, общаясь с тамошним медперсоналом и пациентами, мы многое брали себе на заметку. Было весело и интересно. Да, я люблю пошутить! В общем, люблю быть неодинаковым.

— Это тот случай, когда вы проснулись знаменитым?

— Можно сказать и так. Зритель еще активнее пошел в театр – вживую посмотреть на полюбившихся актеров.

— Однако истинным поклонникам этого, наверное, недостаточно. Они хотят знать, какой вы в жизни.

— Я в жизни другой – спокойный, во мне нет помпезности, экзальтации… Нормальный человек. Наверное, актер не должен слишком глубоко вживаться в роль, это чревато. Я как-то прочитал у великого английского актера Лоуренса Оливье, как однажды к нему подошел молодой коллега и, волнуясь, попросил совета, как сыграть сумасшедшего: «Я чуть ли не головой о стенку бился – ничего не выходит!» А мэтр ему и отвечает: «Батенька, а вы играть не пробовали?» Надо развивать в себе воображение. И тогда не придется биться головой о стену, дабы почувствовать, что у тебя на лбу шишка. Это можно сыграть, но так, чтобы зритель поверил.

— Игорь Алексеевич, работа в театре – это всегда напряжение. А на вас еще и обязанности главного режиссера. Что поддерживает ваши силы, помогает отвлечься и отдохнуть?

— Да, нагрузка немалая, очень многое нужно держать в голове, а я порой витаю в облаках. Но, во-первых, в режиссуре мне помогает наш художественный руководитель, профессиональный и опытный режиссер Марина Дударева. Во-вторых, достаточно переключиться на что-то – и ты уже отдыхаешь. Друзья-художники научили меня писать мастихином, и я, вы знаете, так увлекся! Несколько картин сделал, часть раздарил. Люблю лепить, даже в театральном институте не без умысла заглядывался на скульптуру… Творчество меня не утомляет. И когда что-то получается, хочется продолжать работать и жить дальше.

Елена ДАВЫДОВА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости