Коэффициент полезного взаимодействия

Президент Беларуси принял участие в неформальном саммите СНГ в Санкт–Петербурге

Президент Беларуси принял участие в неформальном саммите СНГ в Санкт–Петербурге

 

Белые ночи, белые яхты на Неве, блеск и сияние дворцов, Исакий, ошеломляющая демонстрация антиквариата Ростроповича — Вишневской, тени императоров, бесшумно расхаживающих по Дворцовой площади, силуэты Пушкина, Блока и Анны Андреевны Ахматовой, летящий над волнами времени Медный всадник — град Петров всегда изумляет, очаровывает и влюбляет в себя той любовью, которая называется праздником души...


Вот какие высокие мысли посещали мою возвышенную журналистскую душу в автобусе, который вез нас в Константиновский дворец. Тоже, доложу вам, роскошное здание с удивительной историей. Но не о красотах пришлось вскоре думать, а о том, как бы собрать побольше информации о саммите. Удивительное дело! Столь много сейчас в России говорят об «открытости», а мне трудно припомнить, чтобы пресса была посажена на столь щадящую диету, как это случилось вчера. Несколько протокольных слов, несколько минут для фотографов и телевизионщиков, еле успевших заснять президентскую шеренгу, и строгие ребята с «воки–токи» в ушах попросили нас, «инженеров человеческих душ», отдыхать, попивать кофе и ожидать от респектабельного господина Приходько хоть каких–то сведений о том, что происходит за красивой, но очень плотной дверью Константиновского дворца.


Приуныли даже пронырливые московские журналюги, способные пролезть в игольное ушко. Ну никаких сведений, полнейшая военная тайна. Никто ничего не знает, никто не хочет ничего говорить...


И все–таки я, дорогие читатели, кое–что узнал и спешу поделиться.


Удалось, например, выяснить, что прилетевший из Германии хозяин саммита Дмитрий Медведев решил в качестве Президента предъявить визитную карточку главным раздражителям Кремля Ющенко и Саакашвили. Поскольку сам Дмитрий Анатольевич был перманентно занят, то отдуваться за него пришлось министру Лаврову. Лавров, сделав каменным и без того рельефное лицо, сказал нам нечто вроде того, что «Медведев заявил Ющенко о неадекватности действий Киева в определении сроков вывода Черноморского флота из Севастополя». Журналисты забегали пальцами по своим лэптопам, спеша уведомить редакции, что «спор славян между собой» продолжается и даже набирает силы. Господин Лавров, возможно, от себя, а возможно, от Медведева, мрачно добавил, что «договор предполагает по возможности продление пребывания Черноморского флота. Готовить выход Черноморского флота до истечения срока — это не тот подход, который мы хотели бы видеть от наших партнеров».


Ну, это вполне понятно! Тут, кажется, ласково встретились коса и камень. Москве и Киеву придется запасаться терпением. А еще Медведев, по словам Лаврова, внятно и не отводя глаза в сторону предупредил президента Украины, что стремление в НАТО нарушает положение Большого договора между двумя странами. Со всеми возможными тяжелыми последствиями.


Коллеги–журналисты еще энергичнее приударили по клавиатуре. Все, конечно, предполагали, что между Дмитрием Анатольевичем и Виктором Андреевичем состоится мужской разговор, но разговор вышел еще более живой, чем предполагалось. А чтобы гость быстрее соображал, господин Медведев отчетливо напомнил, что с 1 января существенно возрастет цена на газ. Не потому, разумеется, что Москва хочет использовать бутан–пропан в качестве гаубицы, а потому, что цену задирают братья–туркмены. Придется господину Ющенко в это поверить и серьезно задуматься.


Но не могут же президенты долго обижаться друг на друга! Поэтому куртуазный Виктор Андреевич пригласил Дмитрия Анатольевича в Киев, и это вызвало у приунывших украинских журналистов улыбку и некоторое сердечное умиротворение.


Потом господин Медведев провел ознакомительно–воспитательную беседу с господином Саакашвили. В интерпретации Лаврова это была добродушная встреча любезных партнеров, но вряд ли кто в это особенно поверил. Тем более что Лавров с искоркой в глазах заметил, что «беспилотные летательные аппараты не должны летать без какого–либо уведомления в воздушном пространстве на территории конфликта». Кто не знает, напомню, что грузинский беспилотный самолет недавно был сбит над территорией Абхазии. При том, что грузины считают Абхазию своей кровной территорией, а русские щедро наделили абхазов паспортами с двуглавым орлом. Так что, думаю, разговор был серьезным.


Кстати, много веселья вызвал эпизод, относящийся к беседе Медведева с Ющенко. Любознательный Виктор Андреевич успел побывать на Соловках, и Дмитрий Анатольевич тонко поинтересовался, как ему Север, как ему Соловки, имеющие, несмотря на красивую природу, определенную и довольно мрачную славу? Особо искушенные журналисты тут же припомнили, что на Соловках был заточен и в скорби кончил жизнь последний гетман Запорожского казачьего войска. Но, разумеется, господин Медведев был далек от всяких сложных ассоциаций, а просто, по–душевному, исключительно из чистой вежливости спросил о северных впечатлениях гостя. Виктор Андреевич ответил в том смысле, что впечатлений много, но в них надо разобраться...


Были у господина Медведева и еще несколько «проблемных» встреч. С Сержем Саркисяном и Ильхамом Алиевым говорили о трудных проблемах Нагорного Карабаха. С Исламом Каримовым и Эмомали Рахмоном не обошли острейшие темы Афганистана, где вновь поднимают голову талибы, а это значит, что и Фергана, и Таджикистан, вполне вероятно, могут услышать боевой клич «Аллах акбар!».


Честно скажу, что на эту минуту, когда я диктую в редакцию материал, мне ничего не известно о содержании беседы российского Президента с Александром Григорьевичем Лукашенко. Но мне понятна логика господина Медведева. Прежде всего ему нужно было объясниться с теми коллегами, с кем много нерешенных и достаточно острых проблем. Надо ли говорить, что Беларусь в этот список не входит, а по традиции, заложенной Б.Ельциным и В.Путиным, руководители Беларуси и России не нуждаются в создании особых условий для проведения постоянного диалога? Безусловно, на пути интеграции есть немало проблем и у Москвы, и у Минска, но это, конечно, не проблемы такого уровня, как Черноморский флот, НАТО либо, допустим, такой острый гвоздь, как Южная Осетия.


Меж тем уверен, что в Минске начитаюсь много разной ерунды на интернет–сайтах, где особо впечатлительные публицисты выдвинут сто сорок версий, каждая из которых покоится на песке. Будет много глубокомысленной болтовни, что «саммит был неудачным» и все такое. Как сказать. Господину Медведеву действительно предстоит большая работа по линии гармонизации СНГ. И, повторюсь, самое большее взаимопонимание на этом направлении у Москвы с Минском. Ничего, в общем, нового, но кое–кому понять эту азбучную истину не по душе. Лично мое мнение таково. То, что мне удалось увидеть, свидетельствует: между Дмитрием Медведевым и Александром Лукашенко складываются отличные человеческие отношения, что неудивительно, — президенты хорошо знакомы по совместной работе.


Что касается содержательной части саммита, то первая встреча на высшем уровне показала наличие серьезнейших проблем. Можно говорить даже о противоречиях, но есть основания и для осторожного оптимизма. Ни Украине, ни Грузии, ни Молдове невыгодно и даже неумно обострять отношения с Россией образца 2008 года. Поэтому после саммита придет очередь экспертов, которые будут стараться нарисовать такую «дорожную карту», где главным будет все же сотрудничество. Что касается Беларуси, то некоторые события последнего времени, как-то: совместная коллегия МИДов, визит министра обороны Сердюкова и переговоры Президента с маршалами российского бизнеса — говорят сами за себя. Минск и Москва продолжают совместное движение, шаги эти прагматичные, с учетом государственных интересов, но с полным пониманием уроков вчерашней истории и завтрашних перспектив.


Это — первые впечатления.


Полагаю, что более глубокие комментарии и выводы из состоявшегося в пятницу саммита можно ожидать на следующей неделе.


А Санкт–Петербург все–таки великий город!


Санкт–Петербург — Минск.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...