Сельская газета

Кодекс чести Виктора Ливенцева

К столетию Героя Советского Союза Виктора Ливенцева

Крупнейшие спортивные комплексы и сооружения Беларуси при нем стали нашей визитной карточкой. «Эпоха Ливенцева» – так называли годы, когда во главе Спорткомитета БССР стоял ветеран-полковник, бывший командир партизанской бригады, Герой Советского Союза Виктор Ильич Ливенцев, которому сегодня исполнилось бы 100 лет. 


ТОЛСТЫЕ и увесистые фотоальбомы, выложенные передо мной дочерью Ливенцева Натальей Викторовной, поместили в себя практически всю историю длинной и яркой жизни этого удивительного человека. Сам Виктор Ильич очень любил фотографировать, даже в годы войны умудрялся делать снимки, которые, на мой взгляд, сегодня просто бесценны. Эти самые альбомы оформлены его руками. Настоящий раритет, даже волнительно было прикасаться. А когда видишь даты «1922 год», «1939-й», «1943-й», вообще теряешься.

Донской мальчишка-казачишка

Родился Виктор Ильич 21 апреля 1918 года в селе Давыдовка Лискинского района Воронежской области в семье служащего. Отец Илья Сергеевич был сначала телеграфистом, затем стрелочником на железной дороге. Мать, в девичестве Каллистова Конкордия Альфредовна, владела несколькими иностранными языками и относилась, скорее всего, к богатой и знатной в тех краях семье начальника железнодорожной станции. У Натальи Викторовны хранится уникальный документ из Воронежского собора о венчании Ильи и Конкордии. Но после революции по документам проходила только фамилия Ливенцева, об истории семьи Каллистовых упоминать запрещалось. Виктор был старшим ребенком, затем появился Георгий, но он погиб во время войны. Из-за сильной врожденной близорукости подорвался на снарядах, его никто так и не нашел. Младшими в семье были Таисия и Валентина, последняя родилась в 1939-м. Мать занималась хозяйством, воспитывала детей. Жили скромно. Держали коз, из пуха вязали на продажу платки. 

Вместе с отцом Ильей
В школу донской казачок добирался за 12 верст на паровозе, когда тот притормаживал на станции, на ходу цеплялся за поручни и запрыгивал на подножку. Так и ехал, зимой даже руки примерзали к железу. Еще ребенком помогал отцу строить дом в городе Лиски. Наверное, тогда в нем и зародилась любовь к строительству. С друзьями в детстве прыгал с высоких соляных гор в Дон. Отлично плавал и стрелял, посещал секцию и сдавал нормативы. Занимался фотографированием, рисовал школьные стенгазеты, размещал свои снимки. Даже в войну носил с собой «Лейку». С детства прекрасно рисовал. Будучи учеником 9-го класса, взялся на наставничество, учителей в школе не хватало. Преподавал рисование в младших классах, немногим позже и черчение в старших. Поступил на математический факультет Воронежского пединститута. Слухи о том, что может быть война, доносились быстро. Виктор бросил наставничество, решил пойти в кавалерийское училище, хотя раньше даже на лошади верхом не ездил. 

Полковник, партизанский командир и Герой

Двадцатилетним юношей в октябре 1938 года его призвали в Красную Армию. Сначала была служба в 20-м кавалерийском полку, затем в 37-м стрелковом. Молодой замполитрук полковой батареи принимал участие в освобождении Западной Беларуси в 1939 году. Почти сразу и советско-финская война. После окончания Гродненского военно-политического училища получил должность политрука минометной роты. В том же 1939-м от неудачного брака с одноклассницей родился сын Анатолий, с которым и отец, и его родные дружили до самой гибели Толи.

Семья ЛИВЕНЦЕВЫХ

22 июня 1941 года… Великая Отечественная для Виктора Ливенцева началась сразу на границе. Его минометная рота целый день отбивала атаки врага, обороняя безымянную высоту среди болот. Не знали бойцы, что немцы их сомкнули плотным кольцом. Решили отходить на восток, практически без оружия. Встречая по пути такие же разрозненные группы, вели тяжелые оборонительные бои под Волковыском, Барановичами. К концу июля Ливенцев оказался в Бобруйске. В оккупированном городе он создал и возглавил подпольную группу, которая объединилась с комсомольцами. В одном из разбомбленных зданий подпольщики нашли бланки паспортов, немецких справок… Пользуясь талантом художника, Ливенцев подделал подписи, из сырой картошки сделал печати и снабдил документами более трехсот человек. Благодаря этому люди могли передвигаться по городу, не опасаясь проверки фашистов, собирать сведения Совинформбюро, переписывать и распространять листовки. Но из-за предателя гестаповцы узнали о подполье, и члены организации, а их насчитывалось около 400 человек, в полном составе ушли в лес к партизанам. Там Виктор Ильич возглавил 752-й отряд, первый бой приняли в декабре 1941 года, разбив карателей на хуторе Тетерино. Затем партизаны разгромили немецкие гарнизоны в Курине и Озаричах.

Освобождение Западной Беларуси. За орудием ЛИВЕНЦЕВ, 1939 год

С марта 1942 года отряд действовал в Кличевском районе, принимал участие в уничтожении вражеского гарнизона в райцентре. Территории Кличевского, Березинского, Кировского и Белыничского районов удалось очистить от оккупантов. Создали партизанскую зону с органами советского правления – Рудобельскую республику. Партизаны Ливенцева не давали покоя немцам на железной и шоссейной дорогах. Взорвали 55 железнодорожных эшелонов, 12 из них уничтожили полностью. В сентябре 1942-го командир получил свою первую награду – орден Красного Знамени, а в начале 1943-го отряд преобразовали в 1-ю Бобруйскую партизанскую бригаду под командованием 25-летнего полковника Ливенцева. В его подчинении находилось около двух тысяч человек. В конце декабря 1943 года возле поселка Паричи они встретились с советской военной разведкой. Несколько дней лесные мстители держали оборону на участке фронта, пока к ним не присоединились главные силы 1-го Белорусского фронта.

Комиссар ЛЕПЕШКИН и командир ЛИВЕНЦЕВ, 1-я Бобруйская партизанская бригада, 1943 год
За мужество и героизм, проявленные при выполнении заданий в тылу противника, за особое развитие партизанского движения в Белоруссии Виктору Ильичу Ливенцеву 1 января 1944 года присвоено звание Героя Советского Союза.

Еще в 1941-м в Бобруйске он встретил девушку Анну Смольникову. Родом с Урала, закончила Ленинградский финансовый техникум, распределена на работу в Белоруссию. С началом войны оказалась в бобруйском подполье, на съемной квартире снимала сводки с радиоприемника. Воевали вместе с первого до последнего дня. Позже Анна Матвеевна призналась детям: «Виктор внешне мне сразу не понравился, страшненький какой-то. Волосы белые, глаза голубые, брови бесцветные… Просто безликий. Думала: «Господи, кто-то же пойдет за такого?» Потом влюбилась, когда увидела отважного и смелого героя». Зарегистрировали молодоженов прямо в партизанском отряде, сделав запись в книге. Старший сын Валерий родился 8 июня 1945 года.

Забегая вперед, скажу: Виктор Ильич почти в 90 лет в составе делегации белорусских ветеранов поехал в Берлин. Когда бывшие солдаты вермахта спросили, что сейчас думает партизан у памятника советскому солдату в Трептов-парке, седовласый старик ответил: «Думаю, что есть на свете высшая справедливость. Она в том, что война вернулась и завершилась там, откуда пришла. Завершилась победой добра над злом». Для него праздник 9 Мая всегда был единственным, главным и важным, отмечали который всей семьей. И память о войне священна. 

Спартакиада. Крайний справа Виктор ЛИВЕНЦЕВ, 1960-е годы
За подписью Ливенцева 12 марта 1971 года создали «Батальон белорусских орлят», он сам стал его пожизненным командиром. В батальон зачислялись бывшие юные участники Великой Отечественной: подпольщики, партизаны, сыны и дочери полков, юнги флотов (от 9 до 13 лет), имеющие удостоверения участника войны. Это объединение существует до сих пор и насчитывает около 179 человек по всей Беларуси.

Министр спорта

Война закончилась. Ливенцев планировал вернуться с семьей на малую родину, но партия сказала: «Ты нужен здесь, на белорусской земле. Будешь поднимать и восстанавливать разрушенное хозяйство».

Кто, если не я? Такого принципа придерживался Виктор Ильич, поэтому остался не раздумывая. Но случилось непредвиденное. Во время войны он получил ранение в живот, не обратил вовремя на это внимание и заработал перитонит. 

Наталья Викторовна рассказывает: «Его буквально доставали с того света, он умирал. Из «кремлевки» пригласили профессора Маслова. Полтора года папе через капельницу вводили в рот по несколько капелек лимонного сока. Весь живот был в трубках, перенес пять операций. Мы с трудом доставали лимоны, привозили даже из Москвы. И знаете, Маслов его поднял. Мы жили в многоэтажном доме на Карла Маркса. Папе дали 1-ю группу и отдельный домик на Полярной. Туалет на улице, даже воды нет. Но нужно знать характер отца. Он стал активно заниматься спортом, начиная сначала с легких упражнений. К тому же любил строить, ремонтировать, мастерить… Через год в доме появилась холодная вода, а когда поставил угольный котел, и горячая. Сделал в доме туалет, ванную комнату. Понимаете? Сам! Вокруг нас стояли бараки завода имени Кирова да дома, обитые жестью. Потом папа купил в Ботаническом саду плодовые деревья и кустарники и посадил возле дома. Разрешал всем соседям приходить за ягодами и фруктами, угощал всех. Через некоторое время инвалидность сняли, работал секретарем ЦК комсомола вместе с Машеровым».

В 1958 году Ливенцев возглавил Комитет по физической культуре и спорту при Совете Министров БССР. Появились крупнейшие спортивные сооружения и комплексы. Дворец спорта, «Стайки», «Раубичи», «Олимпийский», конно-спортивная база в Ратомке. Бывая часто за границей, находил красивые объекты, привозил оттуда чертежи, проекты и схемы. Белорусским проектировщикам и строителям поставили задачу: найти лучшее и воплотить эту идею у нас. Наталья Викторовна вспоминает: «По его чертежу даже построили первую парилку в Минске в Институте физкультуры. Папа тратил все деньги подчистую на строительство того или иного спорткомплекса. В конце каждого года приходил домой, улыбался и говорил маме: «Аннушка, мне объявили выговор за перерасход средств». Но в начале следующего, когда подводились итоги, получал переходящее Красное Знамя и премию. И мы собирались всей семьей за столом, включая мамину маму, которая с нами жила, и распределяли эту премию, устраивали голосование. Помню, как в один год мама захотела холодильник, а мы телевизор, но на то и другое не хватало. И папа успокоил: «Ладно, я возьму деньги в кассе взаимопомощи, купим и холодильник, и телевизор». Потом по вечерам приходили все взрослые и дети с нашей Полярной улицы, сидели даже на полу, смотрели фильмы, передачи.

…И просто родной человек


Многие знали Виктора Ильича только как Героя, спортсмена, руководителя… А в обычной жизни? Об этом может рассказать лишь тот, кто был все время рядом. Старшая дочь Наталья, по ее же словам, никогда не расставалась с родителями, даже когда вышла замуж и родила детей, жила вместе с ними: 

— Папа был человеком исключительной ответственности, самозабвенно любящий Родину. Конечно, скучал по родным краям, но за годы жизни в Беларуси полюбил ее всем сердцем. Говорил: «Мы, беларусЫ; у нас, беларусОв». Ударение ставил по-своему. Очень правильный, честный, добрый… Обладал потрясающей памятью, умел превосходно ориентироваться на местности, а в лесу – особенно. Куда бы мы ни пошли за грибами, всегда быстро находил нужное направление и выводил на дорогу. Отлично ходил на лыжах, стрелял. На Комсомольских дачах устраивали с Машеровым стрельбище, тот тоже отличным стрелком был. Вешали вместо мишени пачку от сигарет «Казбек» и целились в голову этому Казбеку. До конца жизни папа являлся вице-президентом Европейской федерации стрельбы. Он был очень спортивным человеком, и нас водил на гимнастику, плавание. Не употреблял даже капли спиртного, аллергия была, даже фронтовые 100 грамм пропускал. Но при таком здоровом образе жизни не выпускал из рук сигарету, выкуривал минимум по 4 пачки в день. Мог не погасить одну и тут же прикурить другую. Считал, что не затягивается, нет вреда от этого. А в 70 лет сказал: «Все, я свое выкурил». 

Разводил розы, сам за ними ухаживал. Когда мы были детьми, делал нам мини-радиоприемники в спичечном коробке или мыльнице. В своем кабинете что-то паял, мастерил. Возле него увивался мой старший брат, даже меня, девочку, допускали к самым мелким деталям. Наверное, не было ничего, чего бы папа не мог смастерить. Делал настольные лампы, настенные резные часы, шкатулки… Вся мебель на даче, включая шкафы и кровати, сделана его руками. Помню, как с братом они создали точную копию крейсера «Аврора». Метровый корпус паяли из листового металла, сделали все орудия, цепи, якоря… Потом папа подарил крейсер какой-то школе. 

Елена ХОЛОДОВА и Виктор ЛИВЕНЦЕВ с внуками Александрой и Александром, 1990-е годы

У него ничего не держалось в доме. Золотую ручку, подаренную Иосипом Брозом Тито, отдал какому-то гостю, которому она просто понравилась. Никто от нас с пустыми руками не уходил. Мог вырвать из своего альбома фотографию и подарить, даже если у самого такой не оставалось. Никогда не имел собственного автомобиля, а тут на склоне лет захотел именно «Запорожец», чтобы можно было в него класть лопату, грабли и дверь не нужно было запирать. Мы сбросились и купили на его выбор салатового цвета машину. Он на ней лет 10 ездил, потом подарил соседу по даче, у которого такая же машина сломалась. Решил, что тому нужнее. 

Хотел много детей, хотя маме запрещали врачи рожать. Он говорил: «Детей должно быть столько, чтобы на Новый год вокруг большой елки не нужно было чужих ставить, своих хватало за руки взяться». Но любил и чужих, приглашал всех в гости. К нам относился с уважением и любовью. У мамы-то характер вспыльчивый и упрямый, а папа умел сгладить все углы, не реагировать на женские капризы. Он просто побеждал ее своим спокойствием. Мама всю свою жизнь проработала финансистом. После войны постоянно болела. Папа двоих заменял: стирал, готовил, менял пеленки… В 1951 году родилась я, потом Надежда. Брат Валерий погиб в Москве в связи с событиями около Белого дома. Мамы в это время уже не было, она умерла в 1982-м. Никогда не забуду отпевание Валеры. Папа стоял с закрытыми глазами над гробом и раскачивался. Представляете, такая силища была в человеке, столько прошел, пережил, а тут… Кто его знает, что в его душе происходило. Это самое страшное воспоминание в моей жизни. После смерти мамы он некоторое время был один, потом встретил замечательную женщину профессора Елену Алексеевну Холодову, с которой счастливо прожил 22 года. Мы очень дружны с ней до сих пор. 

Только дважды за жизнь он ездил отдыхать: в 1946-м и 1947-м был в Сочи. Все отпуска проводил с пилой и молотком. В 70 лет ушел на пенсию. Знаете, чем занимался? Пилил и строгал, винтил и паял, а потом раздаривал друзьям свои поделки. Все время был чем-то занят. В 90 лет утром вставал и шел покупать газету. Мог проехать до конечной остановки метро, а обратно вернуться пешком. Всегда нес какие-то сумки с магазина и рынка. До последнего дня делал зарядку, приседал 25 раз, занимался на велотренажере, ходил в парную с веником. 

Мы все пытаемся ему соответствовать, но это практически невозможно. У него был свой кодекс чести: «Человек должен держать слово, любить Родину без никакой болтовни. Сказал и сделал». У него 2 ордена Ленина, 2 ордена Красного Знамени, 2 ордена Отечественной войны 1-й степени, ордена Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, Красной Звезды, «Знак Почета», многочисленные медали и грамоты. Наград он не носил никогда, только звезду Героя. Его именем названы улицы в Бобруйске и Минске, он почетный гражданин Бобруйска.

Папин бюст работы Азгура еще при жизни установили в Национальном художественном музее Беларуси. Умер он 28 сентября 2009 года, похоронен на Восточном кладбище.

ПОКА мы разговаривали с Натальей Викторовной, я то и дело поглядывала на стену, где висел большой портрет Виктора Ильича. Его написала младшая дочь Надежда Ливенцева еще при жизни отца. Вот уж кому передался талант художника. Четверо детей, 9 внуков и 8 правнуков… Глава семьи считал себя счастливым человеком, всегда говорил: «У меня все отлично! Жизнь прекрасна!»

chasovitina@sb.by 

Фото из архива семьи ЛИВЕНЦЕВЫХ


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...