Книга не прощается с тобой

В российских библиотеках списанные книги желающие могут забрать домой — такие издания, вполне могут прийтись кому–то по сердцу и занять место на домашних полках. К сожалению, в Беларуси подобной практики не существует (хотя ввести ее не так сложно), и списанные книги отправляются на переработку. С вопросом «Ну неужели ничего нельзя сделать?» корреспонденты «СБ» обратились в Минскую областную библиотеку им. А.С.Пушкина.

Фото Виталия Пивоварчика

Суть проблемы объяснила нам Ольга Гиль, заведующая отделом комплектования:

— У нас раздача списанных книг не практикуется, такие вещи должны быть прописаны в законодательстве. Теоретически, согласно Кодексу о культуре, статье 145, мы можем бесплатно либо за плату предоставлять населению такую возможность, однако есть несколько «но». Если взимать даже минимальную плату, нужна лицензия, ведь эта деятельность, по сути, не будет отличаться от деятельности букинистического магазина. У библиотек такой лицензии нет. Второй момент касается ценообразования: кто будет устанавливать цены? Третий момент: книги приобретены за бюджетные деньги. Вот мы их после списания продали, и куда направить вырученные средства? Они остаются в библиотеке или их нужно возвращать в бюджет? В принципе, если Министерство культуры разработает эту систему, то почему бы и нет, мы будем с ней работать.

Заглядываем в перечень книг на списание: 1960–е годы издания, «Ленин в нашей жизни», «Олимпийский факел над Токио», «Вопросы атеистического воспитания» Надежды Константиновны Крупской — по нашим временам сущая экзотика, хотя ценители–коллекционеры нашлись бы и на нее. Последний экземпляр не списывается, а хранится в библиотеке просто как история. Есть и художественная литература — она очень быстро выходит из пользования, потому что ее читают больше всего. По наблюдениям библиотекарей, хорошо сохраняются энциклопедии, потому что печать качественная, бумага хорошая, и пользуются ими только в читальном зале, на дом не выдают.

Ольга Гиль

А вот на абонементе, где есть открытый доступ, книжки живут куда меньше и списываются по ветхости, сожалеет Ольга Гиль:

— На абонемент стараемся брать книги только в твердом переплете. Издания в мягких обложках (если помните, в 1990–е так издавалось множество любовных романов) моментально выходят из пользования. Один–два читателя их возьмут — и все, книги нет, страницы сыплются.

Не окажется ли в макулатуре что–нибудь важное и нужное? Не окажется, за этим следит специальная фондовая комиссия. Например, в число «вечно живых» попал ряд советских журналов — в силу своей востребованности. Ольга Федорук, главный библиотекарь отдела комплектования, считает, что раз читатель приходит в библиотеку, то должен получить то, что ему требуется:

— Очень популярны старые журналы «Радио», «Радио и мир», «Радиолюбитель»: приходят старички, которые разбираются в этих схемах. Может, приемники свои чинят, может, телевизоры. Эти журналы не списываются, несмотря на возраст, так как пользуются спросом.

Впрочем, считать публичные библиотеки прибежищем исключительно пожилых людей, не ведающих прелести электронных книг, в корне неверно: бесплатный доступ к литературе важен для приверженцев «экономного чтения» и тех, кто, скажем, не желает чрезмерно загромождать собственные шкафы. Об этом говорят обширные списки закупаемой литературы, популярные имена и свежие издания. Орлиный взор библиофила тут же опознает переплеты новинок, только–только поступивших в отдел комплектования и еще не разошедшихся по залам: Януш Леон Вишневский и Евгений Водолазкин, Захар Прилепин и Алексей Иванов, Людмила Улицкая и Наринэ Абгарян. Здесь же военный канон самурая — «Бусидо», «Охота на Снарка» Льюиса Кэрролла, Книга рекордов Гиннесса, дорогие художественные альбомы и анатомические атласы, и даже «Youtube — путь к успеху. Как получать фуры лайков и тонны денег». Причем закупается все это строго в соответствии со спросом. Ольга Гиль:

— Мы смотрим рейтинги, залы обслуживания нам приносят читательские запросы. Популярностью пользуются любовные романы, детективы, фантастика, причем именно современные. Классику чаще всего берут ученики и студенты. Есть в списке и белорусские авторы, например, активно читают Наталью Батракову, ее произведений на полках нет никогда, очередь выстраивалась даже из сотрудников.

Библиотечный читатель пошел продвинутый: ему подавай не только развлекательное чтиво, но и свежак из шорт–листов популярных литературных премий, от британского «Букера» до российского «Национального бестселлера». Чтобы привлечь внимание публики, нужно связанное с книгой громкое событие или раскрученное имя. Биографии и мемуары, как в академической серии «ЖЗЛ», так и в более попсовых вариантах, зачитываются буквально до дыр.

Ольга Федорук

Ольга Федорук подметила закономерность:

— Книги становятся популярными после экранизаций. Стоит выйти раскрученному фильму, как тут же выстраивается очередь на книгу. В свое время был бум на «50 оттенков серого», после выхода многосерийного фильма по «Мастеру и Маргарите» требовали Булгакова, появился сериал «Чужестранка» — стали спрашивать ее. Вообще популярность книг идет волнами, и не всегда можно понять, с чем это связано. Вот в 2012 году, например, все время спрашивали Хемингуэя и Ремарка, брали по десять книг, а сейчас очень популярен Оруэлл. Когда умерла Харпер Ли, все кинулись читать «Убить пересмешника». Часто спрашивают Дину Рубину, за детективами Устиновой и Марининой очередь стоит. Да, многие скачивают электронные книги, но это ведь тоже стоит денег. И люди, прочитав в интернете бесплатный ознакомительный фрагмент, идут в библиотеку. Особенно это касается детской литературы.

ovsepyan@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости