Минск
+28 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28

Книга – источник звания

Завтра главная библиотека страны празднует юбилей: 15 сентября 1922 года Совнарком Белорусской ССР подписал постановление о создании Белорусской государственной и университетской библиотеки...
Завтра главная библиотека страны празднует юбилей: 15 сентября 1922 года Совнарком Белорусской ССР подписал постановление о создании Белорусской государственной и университетской библиотеки. С тех пор, вот уже 85 лет, каждое печатное издание в нашей стране обязательно направляет сюда несколько экземпляров — для вечного хранения. Здесь собрано все о нашей жизни, что когда–либо выходило на бумажных носителях. Вся та мудрость, которую накопила страна. Здесь, без преувеличения, — настоящая сокровищница нации. Сегодня побывать в Минске и не увидеть Национальную библиотеку — нонсенс. Договориться о встрече с директором Национальной библиотеки профессором Романом Мотульским не так и просто. Выкроить время для беседы нам удается лишь поздним вечером.

Роман Степанович только что проводил китайскую делегацию, которая привезла книги в дар нашему национальному книжному собранию. Из директорского кабинета открывается потрясающий вид на город. Любуясь Минском, который все плотнее укутывают ранние осенние сумерки, Роман Степанович наконец чуть ослабляет галстук. Многотрудный день позади. Можно настроиться на слегка лиричный лад и не спеша ответить на традиционные 50 вопросов «СБ». Хотя, быть может, вопросы будут не самые традиционные: беседа наша то и дело заходит о библиотеке и гораздо реже — о ее хранителе, директоре Романе Мотульском.

1. Как бы вы сами представили себя читателям?

— Библиотекарь. Для мужчины вроде бы необычная профессия. Но это единственное, что я знаю и умею немного лучше, чем другие.

2. С какими именами для вас ассоциируется Национальная библиотека?

— Номер один для всех нас — Иосиф Симановский. Первый директор, человек, который подал саму идею создания национального книжного собрания, придумал ее концептуальные основы. Он собирал коллекции действительно по крупицам. На его плечи легло и строительство первого здания. Своим детищем он руководил четыре десятилетия! Удивительный, неординарный человек: два европейских образования — за спиной у него были университет Берна и Сорбонна. Второе имя, которое для меня навсегда остается ориентиром в профессии, — Галина Олейник. Я сменил ее на посту директора. Первое мое рабочее место когда–то было в отделе, которым она руководила. Идея строительства новой библиотеки и ее продвижение принадлежит именно ей. Я–то пришел, можно сказать, уже на все готовое.

3. Кажется, вы стали директором библиотеки тогда, когда стройка шла еще на глубоких подземных уровнях?

— Первый ковш земли, который поднял экскаватор с места, где сейчас стоит наше новое здание, — это, можно сказать, половина дела. Ведь все мы знаем, как непросто воплотить идею. Сколько порой ботинок нужно истоптать, прежде чем она обретет реальные физические формы.

4. Я наблюдала за тем, как проходит переезд библиотечных фондов в новое хранилище. Мы очень волновались...

— Но никто не знает, сколько волновались мы! Переезд был действительно уникальный. На наших плечах лежала колоссальная ответственность. Подобные переезды в мировой практике редки, это не домашнюю библиотечку в 500 томов перевезти. Речь шла о миллионах книг. Ценнейших книг. Национальная библиотека Германии, когда перемещалась, полностью закрылась на два года. Но мы понимали: раз строители построили гораздо быстрее, чем предполагалось изначально, то и мы не имеем морального права говорить о многолетних переездах. Хорошим результатом считается перевозка миллиона книг в год. Но в нашем случае — это восемь лет. Подобную цифру мы даже сами себе не называли. Была разработана совершенно уникальная технология переезда, закуплено необходимое оборудование. Непосредственное перемещение — это уже венец нашей работы. Мы к нему готовились на протяжении двух лет. Это та подводная часть айсберга, которую никто не видел.

5. Белорусское ноу–хау переезда?

— Если хотите, то — да. Хранилище у нас высотное, туда можно добраться только лифтом. Для того чтобы поднять 8 миллионов книг, график движения лифта был составлен чуть ли не по секундам. Еще один принципиальный момент: мы не перевозили книги, мы перемещали контейнеры. Библиотека к моменту переезда находилась в 10 зданиях по Минску. Но все было проработано настолько, что сотрудник библиотеки, находясь в старом здании, знал, на какую полку станет та или иная книга в новом хранилище.

6. Правда ли, что все имущество из старого здания спускали через окна?

— Да, почти все. Здание не рассчитано на быструю эвакуацию. Туда десятилетиями что–то вносили, и никто никогда не думал, как потом все это выносить. Узкие лестничные пролеты совсем непригодны для выезда. Чтобы хоть как–то спрямить пути, приходилось разбирать перекрытия. Я, как мужчина, сразу поставил такую задачу: женщины–библиотекари не должны на своих плечах тягать тонны книг. Их задача — интеллектуально все организовать, чтобы те, кто придут переносить, могли четко все сделать, при этом не прикоснувшись ни к одной книге. Поэтому за 52 дня мы перевезли весь восьмимиллионный фонд. Это абсолютный рекорд.

7. О чем вы, Роман Степанович, больше всего мечтали в детстве?

— Вспоминаю школьное сочинение, по–моему, класс за шестой. Я написал там, что хочу стать библиотекарем.

— Для мальчишки — неожиданно. Все по морям мечтают плавать и в космос летать.

— Может быть, но у нас это, можно сказать, потомственная профессия. Мой отец какое–то время работал в библиотеке. Я постоянно у него там крутился–вертелся. Годы моего становления проходили именно в библиотеке, я очень любил читать. К тому же отец для меня всегда был нравственным ориентиром.

8. На что вам не жаль потратить миллион?

— Это совсем немного для того, чтобы развить коммуникативные библиотечные сети дальше — по всей республике.

9. Что вам легче — подняться в 6 часов утра или лечь спать в 4?

— Конечно, лечь спать в 4. Еще со студенческих, аспирантских лет так повелось: когда за окном светает, ставлю точку и иду отсыпаться. Ночью удобнее всего работать, когда никто не мешает. Для меня это время самое производительное. Оно и сейчас осталось для науки.

10. На науку хватает времени?

— Обязательно. Административную работу всегда стараюсь делать с утра, а вечернее время — для науки и творчества.

11. В новом здании у вас серьезно расширились полномочия, из библиотеки, пусть даже и главной, вы стали социокультурным центром. Количество мероприятий и знаменитых гостей значительно выросло. К тому же огромный хозяйственный комплекс, который тоже требует внимания. Да и административных обязанностей никто не отменял: огромным коллективом же руководить надо. Когда все успеть?

— Четкого определения я для себя, пожалуй, не вывел. Стараюсь, чтобы ни минуты рабочего времени не прошло вхолостую. Прихожу на работу пораньше, часто засиживаюсь допоздна. Пытаюсь не только успеть сделать то, что необходимо, но и немного наперед.

12. Сколько времени понадобится, чтобы обойти ваше новое здание от смотровой площадки до подземных уровней?

— Точно не скажу. Обычно, когда экскурсанты говорят: «Покажите нам все быстренько, за полчасика, и мы побежим», я отвечаю: «Тогда постоим в холле». Площадь библиотеки — 114 тысяч квадратных метров — четверть от площади Ватикана. Можно ходить целый день, ни разу не пересекая свой маршрут повторно.

13. В каких человеческих слабостях вы не можете себе отказать?

— Выспаться. Частенько об этом мечтаю. А еще очень люблю в одиночестве побродить по лесу, когда спокойно и хорошо думается.

14. Всегда ли вы говорите все, что думаете?

— Как говорит народная пословица, Бог дал человеку язык, чтобы тот мог скрывать свои мысли. Слово может жестоко ранить. Иногда лучше промолчать, отложить какой–то разговор, подождать, пока уйдут эмоции, и трезво взглянуть на обстоятельства. Впрочем, иногда резкий тон и «правда в глаза» все–таки себя оправдывали. Например, со студентами: если бы не «шоковая терапия» в определенный момент, многие могли бы и без дипломов остаться.

15. У человека, который возглавляет главную библиотеку страны, дома большое книжное собрание? Вы можете назвать себя библиофилом?

— Главная забота библиотекаря — обеспечить удобство тем, кто любит книги. Наша задача — не читать книги, как многие думают, а делать так, чтобы имели возможность читать другие. А дома у меня собрание совсем небольшое: энциклопедии, справочники, словари, профессиональная литература и немного художественной — для души. То, без чего прожить нельзя. Превращать квартиру в книжный склад совсем необязательно. Для этого есть библиотеки.

16. Кого вы предпочитаете держать в доме — кошку или собаку?

— Нет у нас никого. В силу разъездной жизни не можем себе этого позволить. Но если бы была такая возможность, наверное, завел бы кошку.

17. Жизнь прекрасна еще и тем, что можно путешествовать. Согласны ли вы с этим высказыванием Гончарова?

— Абсолютно. Стараюсь использовать любую возможность, чтоб куда–то себя переместить. Меня не утомляют ни вокзалы, ни переезды. Дорога — это же сотни людей, театр лиц и комедия положений! Наблюдать все это — настоящее удовольствие. Всю мою жизнь можно назвать сплошным путешествием. Чего только стоила учеба в московской аспирантуре. Я практически жил в поезде — семья была здесь, а учеба — там.

18. А какой вид транспорта предпочитаете?

— Люблю путешествовать за рулем автомобиля. А если еще какими–нибудь деревенскими стежками–дорожками, когда картинка живописно меняется, — это вообще прелесть.

19. Какое место занимает Национальная библиотека Беларуси в ряду книжных собраний других стран?

— Выстроить библиотеки по рангу невозможно. Единственный вариант сравнения — по количеству книг. С этой позиции нас нельзя назвать крупнейшей, хотя бы потому, что библиотека Британского музея включает в себя около 300 миллионов книг, библиотека конгресса в США — около 120 миллионов, московская «Ленинка» — около 45 миллионов томов. В этом ряду наше место, может быть, немного скромное — в книжном собрании страны — 8 миллионов единиц. Но не будем забывать, что это — библиотеки империй, огромных государств. Наше собрание — нормальная европейская библиотека, четко осознающая свои задачи. Складировать весь мир на одном книжном стеллаже невозможно. Но собрать все о своей стране и обеспечивать ее всеми необходимыми мировыми изданиями — наша обязанность.

20. Как вы проводите свой отпуск?

— В движении. Даже спать лучше всего на пляже. Я люблю подводное плавание, понырять — подводную жизнь посмотреть. Там совершенно другие звуки, цвет, там по–другому ведет себя солнце. С удовольствием столярю и слесарю дома у мамы — там, в частном доме, всегда работы хватает.

21. Как вы относитесь к тому, что, когда социологи просят назвать самые выдающиеся здания Беларуси — «7 рукотворных чудес Беларуси», первой называют Национальную библиотеку?

— И не только Беларуси! Руководитель делегации из Вены — красивейшего города Европы, написал в нашей книге отзывов: «Национальная библиотека — восьмое чудо света!»

22. Если у вас есть свой огород или дачный участок, то какие овощи и фрукты нравится выращивать?

— Нет у меня дачи. Мы поженились рано, всегда ездили в Карпаты к моим родителям (они живут на Львовщине, недалеко от Моршина). У них большой дом, сад, все лето мы с детьми проводили там. К тому же на дачу времени не было — то я кандидатскую диссертацию писал, то докторскую. Сейчас с удовольствием езжу на дачу к теще. И еще — высаживаю под своим домом, обычной минской новостройкой, кусты и деревья.

23. Кто ваш самый близкий друг?

— Отвечу не раздумывая: Саша Варламов. У нас давние дружеские отношения, еще со студенческих лет.

24. Чего нельзя прощать даже лучшим друзьям?

— Измены и предательства. Непорядочности, одним словом.

25. Есть ли у вас увлечения, помимо основной работы?

— Готовить и мастерить. Еще очень люблю велосипед и лыжи.

26. А врагов вы себе успели нажить?

— Думаю, никому не сделал зла, за которое надо мстить и становиться моим врагом. Какие–то злопыхатели, наверное, есть. Но ведь это — нормально.

27. У библиотеки, которую вы возглавляете, — огромная история. В ней есть разные страницы. В том числе и трагические...

— Конечно, во время войны нас не миновала участь, которая постигла всю страну. Библиотека потеряла 83 процента фондов. Можно сказать, практически все. Полностью были вывезены архив печати БССР, фонд редких и старопечатных книг, газеты, фонды абонемента, читальных залов, отдела белорусской литературы; сожжено вместе с литературой здание резервного фонда.

28. Есть ли шансы вернуть вывезенное?

— Минимальные. Современный мир в этом плане достаточно стабилен: все обложились законодательными актами, меморандумами и т.д. Говорить о физическом возврате, думаю, уже поздно. Конечно, мы работаем и в этом направлении, но сознаем, что получить обнаруженную в Германии библию Скорины у нас практически нет шансов. У этой книги огромная история почти в 5 столетий. За это время у нее было немало хозяев. Сейчас мы идем по тому пути, по которому идет мир: работаем над созданием электронных, виртуальных коллекций, возвращаем то, что утратили, в научный и культурный оборот.

29. Какие книги в собрании Национальной библиотеки составляют нашу особую гордость?

— Бесспорно, издания Франциска Скорины. Это ценность общемировой культуры. И это самое дорогое, что у нас есть: 6 книг в 10 переплетах. Сейчас мы с гордостью можем говорить о сейфовых хранилищах, где поддерживается определенный микроклимат, не бывает яркого света, соблюдаются необходимая температура, влажность, химический состав воздуха и т.д. Но это — сейчас. Надо помнить, что этим книгам около пяти столетий и не всегда у них были такие условия, они пережили множество войн, некоторые хранились по подвалам и чердакам, в сырости, холоде. Состояние каждой из них — это тоже история. Главный принцип, которым мы руководствуемся при реставрации подобных бесценных книг, — не навреди.

30. Вы хорошо знаете свою родословную?

— На пять поколений вглубь. Есть такое желание: сесть и собрать это все хотя бы в электронную базу. Во времена моего детства телевизора еще не было. И мои бабушка и дедушка вместо сказок на ночь частенько рассказывали мне историю семьи.

31. Кем бы вы стали, появись возможность начать все сначала?

— Когда–то в детстве я хотел режиссером стать. Даже думал поступать в культпросветучилище. Но судьба, наверное, видела во мне библиотекаря. В тот год набора на режиссуру не было. Может, сейчас бы попробовал себя на этой стезе.

32. Чего вы боитесь в жизни?

— Одиночества. Не того, которое в радость, когда в житейской суете удается выкроить часок, чтобы побыть с собой один на один, а глобального — остаться на старости лет, к примеру, одному.

33. При каких обстоятельствах вы познакомились с нашей газетой?

— Конкретного момента память не зафиксировала. Но, сколько себя помню, читал «Советскую Белоруссию».

34. Помните ли вы свое детское прозвище?

— Скорее, запомнилось студенческое: Ромашка.

— Это из–за имени?

— Частично. У меня еще и огромная кучерявая шевелюра была.

35. Не рискнете предсказать, какие перемены ожидают нашу страну через год?

— Думаю, особого риска здесь нет: никаких резких перемен и шатаний в упор не вижу. Стабильное движение вперед, исходя из того курса, которым мы движемся.

36. А какие книги, по–вашему, надо прочесть всем?

— Не берусь советовать.

— Главный библиотекарь страны не может посоветовать несколько книг?

— Не бывает универсальных рецептов счастья, не бывает книг, которые понравятся всем. Чтение — это возможность проявить свою индивидуальность. Оптимальный минимум давно отобран в школьную программу, а дальше каждый должен выбирать сам. Подобные советы я не часто даю даже своей жене.

37. У вас в библиотеке бывает много именитых гостей. Есть ли кто–то из современников, кого вы бы хотели увидеть? Может, что–то спросить у него?

— Недавно к нам приезжал Жорес Алферов, а я, как назло, был в отъезде и не смог с ним встретиться. Но, думаю, все еще впереди: он пригласил меня в свой институт прочесть лекции.

38. Какие подарки подготовила библиотека к своему юбилею?

— Выходит несколько изданий, посвященных этой дате. Научную работу мы вели постоянно, даже несмотря на то, что переезжали. Издали книги «Национальная библиотека: новое здание — новая концепция», сборник «Национальная библиотека в документах с момента основания 1922–2006 гг.». Думаю, собранный в нем материал — база для многих диссертационных исследований. Кроме этого, мы подготовили диск «Строительство библиотеки в документах» — ведь организация строительства такого здания сама по себе уникальна. Также сделали фотолетопись создания библиотеки. Очень хотелось увековечить тех простых людей, которые сделали эту непростую работу: столяров, сантехников, плотников, отделочников.

39. Что вы чувствуете в обществе молодых людей?

— До недавнего времени я вообще считал себя молодым — лишь совсем недавно, когда сын женился, понял, что я уже все–таки значительно старше своих студентов. Но поскольку преподавательскую работу я не оставлял, с молодежью общаюсь много и с огромным удовольствием.

40. Как часто и по какому поводу вы бываете недовольны собой?

— Часто. Далеко не всегда все получается так, как хочется.

41. Часто ли вы пишете письма?

— Да, не все же должно быть в эсэмэсках. Во всяком случае, с мамой мы придерживаемся старого эпистолярного жанра — пишем друг другу добрые длинные письма.

42. Вы любите готовить. А какое ваше фирменное блюдо?

— Чинахи. Готовится в горшочках: мясо, грибы, фасоль, картофель, приправы и еще много всяческих секретов и хитростей.

43. Вы футбольный болельщик?

— Не слишком азартный. Но, сколько себя помню, всегда болел за киевское «Динамо».

44. Библиотека росла на ваших глазах. Когда впервые поймали себя на мысли, что видите ее уже целостно, может быть, чуть со стороны?

— У меня не было возможности посмотреть на нее со стороны. Это как твой ребенок — видишь его каждый день и не замечаешь, как он растет. И только когда приезжает дальний родственник, он говорит: «Ух ты, как же мальчишка подрос!» Пожалуй, впервые я посмотрел на нее более–менее отстраненно в минувшие выходные — на День города. Походил вокруг, посмотрел, как любуются люди, сколько желающих попасть на смотровые площадки. Мне, скажу честно, понравился этот сторонний взгляд.

45. Какая музыка вам ближе?

— Народная. Люблю фольклор. Именно традиционное народное пение, без современных обработок.

46. Какую бы форму одежды вы предпочли, если бы не надо было каждый день ходить «при галстуке»?

— Майку и шорты.

47. Часто ли приходится занимать деньги самому или одалживать их кому–то?

— Поскольку жизнь была непростая, я старался никогда не занимать. Рассчитывать только на себя. Сколько есть — на столько и будем жить. Этот принцип действует в нашей семье и до сих пор. А одалживать — душа щедрая — приходилось.

48. Как вы заботитесь о собственном здоровье?

— Никак. Стараюсь жить, чтобы о здоровье не надо было заботиться.

49. Как вы боретесь с плохим настроением?

— По–разному. Иногда необходимо пройтись по лесной тропинке, иногда — почитать книгу, иногда — обсудить ситуацию с кем–то из близких.

50. В чем вы видите смысл жизни?

— Может, банально, но для меня — однозначно: вырастить сына, построить дом, посадить дерево. Сын есть — уже взрослый. Деревьев насажал — на добрую рощу хватит. Ну а что касается дома, то считаю себя все–таки немного причастным к строительству библиотеки.

Фото Артура ПРУПАСА, "СБ".
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...