Клубный пиджак впору

Какие барьеры нам надо устранить, чтобы в 2020 году вступить в ВТО

Присоединение Беларуси ко Всемирной торговой организации — вопрос уже ближайшего будущего. Сегодня мы единственные в ЕАЭС, кто еще не является членом ВТО, но работает по ее принципам и несет из-за этого издержки. Переговоры о вступлении нашей страны продолжаются долго, нынешний состав Правительства намерен их интенсифицировать. Об этом Премьер-министр Сергей Румас рассказал не так давно в Палате представителей. Задача стоит непростая: к концу следующего года завершить все переговоры и вступить в организацию в 2020 году. На завершившейся серии «круглых столов» Недели ВТО в Беларуси белорусские и международные эксперты обсудили с бизнес-сообществом спорные вопросы, развеяли страхи и рассказали, на что нужно обратить внимание, чтобы усилить конкурентные преимущества на внешних рынках.

Сейчас более 20 государств ведут работу по вступлению в ВТО, среди них и Беларусь. Нам еще предстоит согласовать позиции с 7 странами

Впереди — самые сложные переговоры


— Осталось 7 стран, с которыми нужно завершить переговоры и подписать протоколы. Мы знаем, что является камнем преткновения при каждом блоке этих переговоров, и при этом видим пути решения. Ставим задачу к концу 2019 года завершить переговоры, чтобы в 2020-м нас приняли в ВТО, — объяснял Сергей Румас, отвечая на вопросы депутатов. — Это очень тяжелая задача, которая потребует много усилий. Но гораздо худшая ситуация, когда мы, вступив в ЕАЭС, получили негативные последствия от того, что наши партнеры в ВТО, а сами мы не можем воспользоваться преимуществами.

Действительно, переговоры с 19 государствами уже завершены, условия согласованы. Вместе с тем нам еще предстоит согласовать позиции со США, Канадой, Австралией, Бразилией, Украиной, Швейцарией и блоком ЕС.

Руководитель переговорной делегации Беларуси по присоединению нашей страны к ВТО, посол по особым поручениям МИД Владимир Серпиков обращает внимание: вступление в ВТО — это не самоцель, мы не стремимся туда любой ценой, а исходим из национальных интересов и обязательств в рамках ЕАЭС. При этом очевидно: членство укрепит позиции страны в переговорах с международными финансовыми организациями, гарантирует доступ к более дешевым займам. Кроме того, будет создан более прозрачный и предсказуемый инвестиционный режим, который повысит привлекательность страны для бизнеса. Помимо этого, мы получим недискриминационный доступ на рынки всех членов ВТО (сегодня это 164 страны, которые обеспечивают 97 процентов глобальной торговли), а также инструменты для отстаивания национальных интересов в торговых спорах.

Сегодня, будучи в составе ЕАЭС единственным государством, которое не является членом ВТО, мы вынуждены соблюдать правила наших партнеров и зачастую несем издержки, например, в части снижения тарифной защиты. В МИД уверены: присоединение к ВТО, по сути, означает, что 164 члена организации связывают себя обязательствами не применять к нам дискриминационные меры. Пока же при выходе на рынки третьих стран мы никогда не можем быть уверены, что по отношению к нам не примут заградительные пошлины (они в странах — членах ВТО могут повышаться в десятки раз), меры нетарифного регулирования (квоты), запреты.

Потрясения отменяются

Гендиректор Центра экспертизы по вопросам ВТО (Россия) Елена Шапиро не скрывает: до вступления в организацию бизнес-сообщество озвучивало немало апокалиптических сценариев и страшилок. Среди них — потеря важных отраслей промышленности, серьезная безработица. Прошло 6 лет, и ничего этого не случилось: сельское хозяйство, например, за эти годы прибавило 12 процентов (страна по ряду позиций стала активным нетто-экспортером), впервые экспорт превысил импорт в IT-сфере. Эксперт резюмирует: главное преимущество в ВТО — предсказуемость.

Интересные цифры приводит заместитель гендиректора Центра развития торговой политики Министерства национальной экономики Казахстана Нурлан Кулбатыров: производство сельхозпродукции и товаров пищевой промышленности за 3 года членства в ВТО выросло на 23 и 39 процентов соответственно. Кроме того, в этом году страна впервые вошла в тридцатку рейтинга Doing Business: сразу плюс 20 пунктов Казахстан получил по индикатору «международная торговля», что также стало одним из следствий членства в ВТО. Кстати, опровергают наши партнеры и страхи по поводу засилья импорта: в 2016—2017 годах в Казахстане зафиксирован минимальный уровень импорта за 11 лет. А вот ассортимент белорусского экспорта, напротив, в этом году максимальный за 11 лет (1203 товара).

Стандарты прежде всего

Заведующая кафедрой международного бизнеса БГЭУ Галина Турбан отдельно останавливается на нескольких группах соглашений для субъектов хозяйствования с точки зрения экспорта и защиты наших интересов от импорта при вступлении в ВТО. Например, соглашение по техническим барьерам в торговле и соглашение по применению санитарных и фитосанитарных мер, по сути, содержат в себе основные меры нетарифного регулирования, которые могут ограничивать доступ товаров на зарубежные рынки:

— Если мы говорим о технических барьерах в торговле, здесь есть два понятия: техрегламенты (условно говоря, закон) и стандарты (ВТО их не навязывает, но требует, чтобы национальные стандарты были гармонизированы с международными). Если экспортируем продукцию и она не соответствует стандартам тамошнего рынка, мы не сможем ее продать. Это работа, которую производители вели вчера, сегодня и которую нужно вести завтра. Это, пожалуй, самый ключевой момент, если хотим выиграть от вступления в ВТО. С момента учреждения ВТО введено или модифицировано 24 тысячи регламентов, поэтому нам нужно активно работать.

Сегодня передовые предприятия изучают правила работы в ВТО и выигрывают от этого. Эксперты приводят в пример компанию «Велес-Мит», которая в прошлом году стала одним из двух белорусских мясопроизводителей, кто получил сертификат на поставку говядины в Китай. «Это очень сложный и занятый рынок, всего 13 стран имеют право поставлять говядину в КНР, — приводит пример Галина Турбан. — Эти факты говорят о том, что предприятия, изучая правила ВТО, стараются укрепить свои конкурентные позиции». В то же время организаторы серии «круглых столов», которые прошли в рамках проекта «Содействие Правительству Беларуси при вступлении во Всемирную торговую организацию через усиление экспертного и институционального потенциала» при поддержке Правительства России, ПРООН и МИД Беларуси, приводят такой пример. Позвонили одному из известных производителей продуктов питания и пригласили представителей на «круглый стол», а на том конце провода спросили: «А при чем мы к ВТО?». Увы, такой подход демонстрирует полное отсутствие грамотной экспортной стратегии и в перспективе может печально сказаться на работе производителя.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ


Закари ТЕЙЛОР, заместитель постоянного представителя ПРООН в Беларуси:

— Сегодня белорусские товары находятся в дискриминационных условиях со стороны около 100 стран мира. Это актуальная проблема. На мой взгляд, присоединение вашей страны к ВТО приведет к большим выгодам. В этом году весь товарный рынок, который обеспечивают члены ВТО, прирастет на 4,4 процента. И здесь для Беларуси можно выделить ряд перспективных секторов: например, тяжелое машиностроение (ведь МАЗ и БелАЗ обеспечивают около 30 процентов мирового рынка), сектор IT, сельское хозяйство. У вас экспортоориентированная модель экономики, поэтому присоединение к ВТО позволит улучшить бизнес среду, снизить волатильность торговли, успешно конкурировать на внешних рынках.

konoga@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости